22:42 

medb | Коридорами памяти | Главы 8, 9, 10

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
автор: medb
название: Коридорами памяти
пейринг: Саске/Наруто (а также несколько фоновых, в том числе гетных)
жанр: drama, angst, romance, action
рейтинг: R
статус: закончен
саммари: AU манги после 342 главы. Акацки и Орочимару были благополучно побеждены где-то за кадром, Саске и Наруто примерно по двадцать с небольшим, оба живут в Конохе и ходят на миссии во благо родной деревни – пока однажды не дают о себе знать некие давние недоброжелатели… и пока не возникает новая, совершенно неожиданная проблема.
дисклэймер: Мир и персонажи (за исключением нескольких третьестепенных) принадлежат не мне.
посвящение: Нежданно и негаданно, но от всего сердца – любимому братику Къянти.
от автора: История была начата и полностью продумана больше года назад, когда о Мадаре едва-едва упомянули, а об Акацки (а также их целях) было известно относительно немногое. Имеют место сильные расхождения с каноном, в том числе относительно Итачи.

Главы 1, 2, 3
Главы 4, 5
Главы 6, 7


Глава восьмая: Планы и действия



Тени скользили по дороге, вытягиваясь и переплетаясь, словно змеи. Ветер тревожно шелестел в голых ветвях деревьев, окна домов безразлично отражали пустые улицы.
Такое впечатление, что вся деревня разом вымерла.
Похоже, Ирука был прав. Сам воздух над Конохой действительно буквально провонял тревогой.
Какаши ненадолго задумался, потом все же убрал книгу в сумку. Все равно света недостаточно, почти все фонари погасли, как по заказу… а может, и правда постарался кто-то определенный. Для создания подходящей атмосферы, так сказать.
Хатаке хмыкнул и осторожно скользнул вдоль стены, не спуская взгляда с фигуры впереди.
Зеленая форменная жилетка с красной спиралью на спине, черные волосы, перехваченные на затылке кожаным шнурком. Неспешная походка, расслабленные плечи. Никаких резких движений, полное спокойствие.
Хидеаки Такеши. Или как там его?..
Какаши снова хмыкнул, поправляя протектор.
Ему никогда особенно не нравился этот тип… впрочем, ему вообще мало кто нравился. Но этот Такеши…
Уж слишком он напоминал порой Мизуки. Нет, не поведением, не манерой разговора и тем более не внешностью. Но было что-то такое… во взгляде, что ли?
Эх, не везет Ируке-сенсею с друзьями.
О том, что он сам с некоторых пор принадлежит к друзьям упомянутого Ируки и что при этом его самого подарком тоже не назовешь, Какаши предпочел не задумываться.
Хидеаки Такеши. Двадцать семь лет. Экзамен на генина сдал в десять, на чуунина – в четырнадцать. Никогда даже не пытался претендовать на звание дзенина. Успешно выполнил 312 миссий ранга D, 207 ранга C, 64 ранга B, 9 ранга A. Учитель в Академии, преподает гендзюцу. Последние два года также работает в Штабе с документацией, помощник Ируки. Не женат, близких родственников нет, друзей тоже. Улыбчив, доброжелателен, скрытен. Особые приметы – безобразный шрам на левой щеке, прикрыт челкой. Привычки неизвестны, хобби тоже. Все время посвящает работе. Аккуратен, исполнителен, никаких нареканий начальства. Никогда не опаздывает.
Слишком все это совершенно и одновременно обычно, чтобы быть правдой.
Слишком похоже на маску. А уж кто-кто, а Какаши очень хорошо разбирался в масках.
Так что, возможно, Ирука недаром попросил его на всякий случай проследить за «помощником». Правда, Хатаке не думал, что из этой затеи выйдет что-нибудь путное: скорее всего максимум, что он узнает – это точное местожительства Хидеаки.
Одинокий фонарь тускло мигнул, и Такеши вдруг остановился. Ветер уныло взвизгнул, швырнув ему под ноги горсть сухих листьев. Какаши тоже замер, прячась в тени. Вряд ли простой чуунин способен его заметить, но лучше не рисковать.
Дома возвышались вокруг мрачными бесформенными тенями. Какаши лениво огляделся… и удивленно прищелкнул языком. Ну надо же, старый «аристократический» квартал, место, где находятся поместья самых влиятельных кланов Конохи. Кто бы мог подумать, что этот невзрачный тип живет здесь…
Секунду.
Хидеаки.
Вроде бы, когда он как-то раз помогал Ируке разбираться со старыми архивами, то видел файл с этим именем… Или там было Хидеки? Или вообще Хидейоши?
Еще бы вспомнить теперь точно… И почему он никогда особенно не интересовался историей родной деревни?
Хидеаки… Хидеаки, «прекрасный и яркий».
Кажется, был когда-то в Конохе такой клан с модифицированным геномом, почти полностью уничтоженный во время нападения Девятихвостого…
Такеши сделал несколько шагов, покинув круг света от фонаря, и неожиданно свернул направо. Какаши нахмурился и двинулся следом.
Дома, дома, дома, сады с унылыми голыми деревьями, глухие высокие заборы. И ни следа человеческого присутствия.
Это даже становится интересным.
А потом впереди вдруг вспыхнуло множество факелов, и Хатаке поспешно скользнул за могучий ствол старой яблони.
Массивные тяжелые ворота богатого поместья, иероглиф «мудрость» над входом. Лихорадочно мечущиеся по стенам тени, напряженная тишина и несколько фигур в масках анбу.
Хидеаки приблизился к анбу, и один из них отрывисто кивнул, негромко бросив:
- Ты почти опоздал.
Такеши развел руками:
- Приношу свои извинения, задержали в Штабе. Кажется, Тсунаде-сама что-то подозревает…
- Пойдем, - прервал его анбу, настороженно оглядываясь по сторонам. – Данзо-сама ждет.
Ворота протяжно скрипнули, и вся процессия слаженно скользнула внутрь, забрав с собой факелы. Улица погрузилась во тьму, едва посеребренную призрачным лунным светом.
Какаши прищурился и задумчиво потер подбородок.
Это все определенно становится очень интересным.

* * *


- Конохамару-куууун, куда мы идем?
Конохамару едва не споткнулся от неожиданности о какой-то корень, нахмурился и закатил глаза:
- У нас миссия, Моэги! Сколько раз я еще должен это объяснять?!
Девушка обиженно надула губы, и у внука Третьего Хокаге мелькнула мысль, что, наверное, не стоило на нее кричать… Но ему правда уже надоело раз за разом объяснять одно и то же!
Удон привычно шмыгнул носом, почесал в затылке и резонно заметил:
- Но, Конохамару-кун, почему для этого нам нужно было идти в лес, ночью, одним?
Конохомару остановился и сложил руки на груди, после чего презрительно фыркнул:
- А ты чего, боишься?! Пфе! – подумал немного и добавил. - Мы уже не дети, что бы там ни говорил Ирука-сенсей! Так что почему бы нам не пойти в лес ночью?!
Удон и Моэги озадаченно переглянулись, и Конохамару почувствовал себя идиотом.
Но не показывать ведь сокомандникам, что ему тоже здорово не по себе?! Будущие Хокаге ничего не боятся!..
Ночной осенний лес казался хмурым и неприветливым. Голые ветви иглами протыкали небо, по земле стелился клочковатый туман, маскируя многочисленные корни и кочки, которые все время норовили подвернуться под ноги. Света почти не было, Конохамару едва мог различить лица своих товарищей. Повсюду вокруг таились гротескные тени.
Он глубоко вздохнул и попытался объяснить еще раз:
- Эй, ну неужели вы не хотите наконец-то отправиться на миссию самостоятельно, без Эбису-сенсея?! Он ведь никогда не дает повеселиться! А сейчас у нас появилась такая уникальная возможность, сенсей заболел и мы можем удрать от его настырной опеки! Пора наконец показать, что мы не зря получили в прошлом году звание чуунинов!!! – Конохамару сам воодушевился от своих слов и победно ухмыльнулся.
Моэги с сомнением теребила шарф:
- М-м, слишком непривычно это все…
- А что за миссия? – снова шмыгнул носом Удон.
- А… это… - на мгновение стушевался Конохамару, потом извлек из сумки свиток и гордо продемонстрировал его товарищам по команде. – Вот! Здесь все записано! Мне дал его один дзенин из Штаба, сказал, что это очень важно и срочно, а у них в преддверии чуунинского экзамена не хватает людей, которые могли бы взяться за эту миссию!
Справа что-то негромко заскрипело, и все трое невольно вздрогнули, настороженно озираясь.
- Ну так все-таки, что это за миссия? – уточнила Моэги.
Конохамару на мгновение замер, потом неохотно признался:
- Не знаю. Мы должны были прийти в лес, недалеко от северных ворот, там найти оставленный для нас знак и только после этого вскрыть свиток…
Удон озадаченно почесал в затылке:
- Как-то это все немного странно…
Конохамару громко фыркнул, вертя в руках свиток. Ему совсем не хотелось признаваться, что теперь, когда он произнес все это вслух, ему самому вся сложившаяся ситуация тоже начала казаться странной, чтобы не сказать подозрительной.
Но в это мгновение справа вдруг хрустнула ветка, Конохамару вздрогнул, инстинктивно выхватывая кунай… и облегченно выдохнул. В затянувших небо тучах прорезалась брешь, и холодный лунный свет ярко обрисовал фигуру прислонившегося к дереву человека.
Конохамару ухмыльнулся, отстраненно удивившись тому, что сердце продолжило испуганно биться, грозясь прорвать грудную клетку, и махнул рукой, обращаясь к настороженным товарищам:
- О, а вот и он! Тот самый дзенин, который дал мне свиток! Я уверен, сейчас он нам все расска…
Что-то больно ужалило щеку.
Конохамару осекся и медленно повернул голову. В стволе дерева за его спиной мелко подрагивал кунай.
Дзенин выпрямился, извлек из сумки холодно блеснувшие сюрикены и спокойно произнес:
- Шиноби не имеет права быть таким доверчивым, Сарутоби Конохамару.

* * *


В кабинете было тихо. Как и во всем здании – завтра предстоял тяжелый день, и сотрудники Штаба уже давно разошлись по домам. Хокаге отослала даже свою личную охрану, заявив, что ей нужно подумать в одиночестве.
Слишком яркий электрический свет неприятно резал глаза, разгонял тени по углам. Проникавший сквозь приоткрытое окно ветер шелестел бумагами на столе, пускал рябь по поверхности воды в маленькой белой чашке. Светловолосая женщина неподвижно сидела в широком кресле, устало склонив голову на грудь так, что волосы занавешивали лицо.
Даже самому сильному ниндзя в деревне иногда нужен отдых.
Вот только за все однажды придется платить свою цену.
Окно едва слышно скрипнуло, и на подоконник бесшумно запрыгнул анбу, в лунном свете похожий на бесплотного призрака. Медленно огляделся и так же бесшумно скользнул в комнату.
- Это ради блага деревни.
Ветер сорвал со стола один листок бумаги, и тот птицей спорхнул на пол. Женщина в кресле не пошевелилась, только вздохнула.
Анбу, все так же не издавая ни звука, осторожно извлек катану из ножен и приблизился к столу.
В лампу над головой упорно бился серый мотылек, опаляя нежные крылышки, но не желая сдаваться в своих попытках добиться неизвестно чего.
Анбу усмехнулся под маской, глядя на беззащитную белую шею женщины, и замахнулся…
Мотылек последний раз ударился о лампу и маленьким бесформенным комочком повалился на пол.
…катана встретила стать куная, всего в паре миллиметров от шеи Хокаге.
Карие глаза смотрели настороженно и очень внимательно:
- Кто ты?
Досадно. Он рассчитывал расправиться со всем быстро, а теперь явно придется потратить какое-то время.
Впрочем, он прекрасно знал, что в саке Хокаге уже не первую неделю подмешивают особый наркотик, неощутимый на вкус и запах. Будь Тсунаде хоть трижды саннином – она не сможет сейчас использовать свою силу. Ее каналы чакры ослаблены и заблокированы.
Анбу отскочил на несколько шагов, снова занося катану, и спокойно ответил:
- Это неважно.
Он исполнит приказ. Любой ценой – ради блага деревни.

* * *


Так, спокойно.
Спокойно.
За стеной раздался грохот и скрежет, потом чей-то яростный крик.
Спокойно.
Пока еще не случилось ничего непоправимого…
Наверное.
Ксо, как же это все проблематично!!!
Шикамару остервенело потер виски, сверля взглядом захлопнувшуюся дверь.
Думай, думай, думай… кого здесь называют «лучшим стратегом Конохи»?! Думай, думай!..
Что-то разбилось с громким стеклянным звоном. Не то любимая ваза Темари, не то окно…
Стоп. Окно.
Шикамару глубоко вдохнул, выругался и быстро влетел в соседнюю комнату. На мгновение замер, озираясь, потом подхватил с подставки у стены катану – кунаев в такой ситуации явно будет маловато – и, не потрудившись открыть окно, выбил стекло рукоятью, после чего выпрыгнул на улицу. Н-да, все-таки в октябре клумбы не способны обеспечить достаточно мягкую посадку…
Кто-то попытался напасть на него сзади, но Нара увернулся и ударил противника кулаком в солнечное сплетение. Тот захрипел и повалился на колени, Шикамару поспешно врезал ему ребром ладони по затылку. И тупо уставился на белую маску.
Анбу?..
Какого хрена?!!
Что здесь вообще происходит?!
Шикамару поспешно огляделся, но больше никого не увидел. Похоже, все остальные нападавшие находились в доме… Окно комнаты, в которой осталась Темари, было чуть приоткрыто, и оттуда доносилась чья-то громкая ругань.
Нара снова уныло вздохнул и запрыгнул на подоконник, после чего, не медля, скользнул в комнату и вырубил ближайшего противника рукоятью катаны.
Один, два, три… Сколько же их тут?!
Темари стояла, прижавшись спиной к двери, и отбивалась кунаем сразу от четверых анбу, глухо ругаясь сквозь зубы.
Шикамару слабо усмехнулся, почувствовав странное облегчение.
Да что с ней станется, в конце-то концов? Эта женщина по-любому его переживет…
- Вы что, совсем бездари?! – вдруг взвыл тип в плаще с капюшоном, стоявший чуть в стороне. – Не можете справиться с какой-то бабой!..
Темари глухо зарычала и метким пинком послала одного противника к противоположной стене. Тот пошатнулся в тщетных попытках сохранить равновесие, Шикамару закатил глаза и сделал ему сзади подсечку. Анбу неуклюже взмахнул руками и вывалился в окно.
- Хватайте его!!! Не дайте им соединиться! – приказал тип в плаще, ткнув пальцем в Нара.
Проклятье. В комнате было недостаточно света, чтобы активировать дзюцу теней. Да и вряд ли ему дадут сконцентрироваться… Шикамару блокировал атаку очередного анбу, потом шагнул к стене, чтобы защитить спину.
Тип в плаще, бывший, очевидно, предводителем, повелительно взмахнул рукой:
- Девку нужно взять живьем! Парня можете убить…
Шикамару захрипел, когда один из противников умудрился врезать ему локтем в горло, но все-таки справился с собой и атаковал в ответ.
Надо что-то придумать! Врагов слишком много, долго они так не продержатся… а веер Темари остался в их спальне, в другом конце дома… и почему он не догадался сначала захватить его и только потом поспешить на выручку жене?
Гениальный стратег, ха.
Темари одним резким движением разбросала противников и выпрямилась, уперев кулаки в бедра:
- Взять живьем? Меня?! Да вы что, с ума все посходили? – она презрительно скривилась. - Еще при рождении?
Противники ненадолго замерли – очевидно, от неожиданности.
Шикамару вырубил очередного анбу и вполголоса проворчал, мрачно скривившись:
- Вот вам и «спокойный семейный вечер»…
Темари, видимо, все же услышала, потому что тут же устремила на него обвиняющий взгляд:
- Эй, твои соплеменники что, настолько недооценивают сестру Казекаге?!
Ну вот. И это вместо благодарности за то, что он немедленно бросился ее спасать.
Жизнь несправедлива.
Шикамару сдавленно зашипел оттого, что один умник все-таки умудрился задеть кунаем его предплечье, и бросил в ответ:
- Это они идиоты. Не я их посылал. Проклятье, как же это все проблематично!
На Темари накинулись разом пятеро анбу, и ей стало не до разговоров.
Ксо.
Ну почему именно сегодня?!
Шикамару сосредоточился на схватке, краем глаза следя за предводителем нападавших. Маски, маски, маски… Недаром он сам отказался вступить в анбу: похоже, они все там самые настоящие психи.
Под ногами захрустели стеклянные осколки. Все-таки ваза. Плохо, это значит, что очередной семейный скандал обеспечен…
Если, конечно, они смогут отбиться от этих придурков и дожить до означенного скандала.
И с чего это вдруг именно они удостоились нападения?..
Нужен свет. Тени живут только на свету.
Шикамару быстро огляделся, лихорадочно прикидывая в уме все возможные варианты.
Шторы. Если сдернуть с окна тяжелые темные шторы, то, может, лунного света окажется достаточно.
Нара усмехнулся, отшвырнул ближайшего противника, скользнул под рукой другого и бросился к окну.
И в то же мгновение едва не оглох от почти испуганного вопля Темари:
- Идиот, сзади!!!

* * *


Лунный свет скользил по стволам деревьев, серебрил голые ветви, отчего казалось, что они находятся в лесу призраков, в какой-то другой, несуществующей реальности. Воздух пах грозой, на небе клубились темные тучи, и круглая луна выглядывала в просвет между ними, как большой настороженный глаз.
- Кажется, он приходит в себя, - раздался сзади осторожный голос.
Медведь медленно повернулся, поправляя маску, и сухо уточнил:
- Неужели? Давно пора.
- Но… командир… - помощник помялся на месте, потом все же решился и вскинул голову, сверкнув белками глаз сквозь прорези маски. – Почему мы не могли убить его сразу? Нам ведь нужен просто растерзанный труп…
- Прежде всего нам нужен заложник, - мрачно оборвал его Медведь. – Это во-первых. А во-вторых – я сначала рассчитываю кое-что узнать.
С этими словами он прошел мимо помощника, намеренно задев его плечом.
Идиот.
Узумаки сидел у старого дуба, безвольно свесив голову на грудь. Его руки были надежно связаны за спиной, но на всякий случай по бокам заложника сторожили двое анбу.
Медведь остановился в паре шагов и сложил руки на груди, внимательно рассматривая мальчишку. Вот ведь ничтожество…
Узумаки слабо шевельнулся, потом медленно поднял голову, скользнув по Медведю мутным неузнающим взглядом, и хрипло выдавил:
- К-кто вы?
Тучи снова наползли на луну, и стало значительно темнее.
Медведь оскалился под маской и невозмутимо сообщил:
- Те, кто желают для Конохи лучшего будущего.
Узумаки непонимающе нахмурился. Огляделся по сторонам, потом оглушительно чихнул.
Медведь фыркнул, после медленно поднял руку и снял маску, проигнорировав удивленный выдох помощника.
Пленник озадаченно моргнул, потом неуверенно произнес:
- В-вы… я вас помню. Вы принесли мне свиток о Девятихвостом.
Такеши поправил челку, глубоко вдохнул – все-таки в этой проклятой маске сложно дышать – и издевательски улыбнулся:
- Приятно видеть, что ты помнишь хоть что-то.
Узумаки вздрогнул, но не отвел пристального взгляда. На его лице удивление мешалось с настороженностью.
Такеши какое-то время разглядывал его в ответ, ища в чертах мальчишки сходство с памятником Четвертого Хокаге… и не находя его. Похожи, слухи о том, что Узумаки Наруто на самом деле является сыном Четвертого – не более, чем чей-то скандальный вымысел. Бред.
Хидеаки хмыкнул и извлек из-за пазухи стеклянную колбу, тряхнул ею в воздухе и негромко спросил:
- Знаешь, что это такое?
Пленник озадаченно нахмурился:
- Песок?
Улыбка Такеши стала шире:
- Да. Именно песок. Особенный песок. Нашим агентам большого труда стоило его добыть…
На лице Узумаки по-прежнему было написано непонимание.
Идиот. Или ему действительно настолько основательно отшибло память?
Ну что ж, тогда все-таки придется пояснить…
- Видишь ли, это личный песок Казекаге. Пропитанный его чакрой.
Луна опять выскользнула из-за туч, залив поляну призрачным сиянием.
Удивление в глазах Узумаки медленно сменялось пониманием. Такеши поднял колбу повыше и продолжил, чувствуя себя актером на сцене:
- Как ты думаешь, что произойдет, если через пару дней в лесу найдут изуродованный труп тебя, любимчика Хокаге и признанного героя деревни, а также труп капитана Анбу, оба со следами песка Казекаге? – он помолчал, давая прочувствовать весь смысл этих слов, после чего добавил. - И одновременно в Конохе обнаружат предательски убитую ударом в спину сестру Казекаге, по совместительству являющуюся дипломатическим послом страны Ветра?
Лицо пленника почти побелело, в то время как глаза потемнели. В следующее мгновение он попытался вскочить на ноги, воскликнув:
- Вы… вы что, хотите развязать войну?!
Стоявший справа от него анбу врезал ему локтем под ребра, и Узумаки снова с хрипом повалился на землю.
Такеши хмыкнул, убирая наконец колбу:
- Какой догадливый мальчик.
Лунные тени скользили по маскам анбу.
Такеши прислушался к лесным шорохам.
Все было спланировано идеально!
Узумаки наконец разогнулся, снова поднял голову и сдавленно просипел:
- Но… зачем вам все это?
Хидеаки спокойно пожал плечами:
- Коноха ослабла. Ей нужна новая кровь. Все слабые должны погибнуть, чтобы уступить место сильным. Очистительный огонь войны станет для нас лекарством.
Именно так говорил Данзо-сама.
А Данзо-сама всегда прав.
Узумаки дернулся снова, его губы побледнели почти до синевы:
- Я… я вам не позволю!
Такеши вздрогнул, перед глазами вдруг потемнело от ярости. Не раздумывая, он резко шагнул вперед и врезал пленнику кулаком по челюсти:
- Идиот!!!
После выпрямился, брезгливо отряхивая руки, и презрительно бросил:
- Ты никогда и никого не сможешь спасти.
Ничтожество. Безмозглое ничтожество, которое возомнило, что может менять мир! Тварь, демон, не заслуживающий жизни, уничтоживший все…
Почему никто не спас моих родителей?
Чудовище, разрушившее сотни жизней. Девятихвостный монстр.
Почему никто не спас мою семью?
Мальчишка с большими синими глазами – это только маска. Только маска, способная обмануть кого угодно… но не Данзо-сама.
Он должен быть уничтожен – пока к нему не вернулись силы. Иначе будет слишком поздно.
Почему никто не спас меня?..
И Такеши наконец-то сможет отомстить. За свой клан, полностью погибший во время нападения демона двадцать лет назад, и за свою поломанную жизнь.
Вот только… сначала он хотел отомстить еще одному человеку.
Узумаки замер, глядя куда-то в лес потемневшими глазами. На мгновение показалось, что он где-то совсем не здесь. Потом пленник что-то беззвучно прошептал, вскинул на Хидеаки внимательный взгляд и медленно произнес:
- Вы сказали еще про капитана Анбу.
Такеши вздохнул с притворным сожалением:
- Ты так удобно потерял память, правда? Но, видишь ли, несмотря на все ваши попытки сохранить тайну, нам все-таки удалось вычислить личность капитана. Для этого всего лишь пришлось один раз проследить за ним после миссии… Да, конечно, это потребовало определенных усилий, но теперь мы знаем правду.
Он наклонился к пленнику, ухватил его за волосы и почти ласково прошептал:
- Видишь ли, на самом деле капитан Анбу – это твой ублюдочный любовник, Учиха Саске.
В глазах Узумаки промелькнуло какое-то странное выражение…
…а в следующее мгновение откуда-то слева донесся громкий треск и встревоженный крик:
- Наруто!!!
Такеши выпустил волосы пленника и медленно выпрямился со словами:
- О, а вот и он.
Через мгновение на поляну, прямо в столб лунного света, выскочил Учиха и резко остановился, пытаясь отдышаться. Окинул собравшихся быстрым взглядом и выразительно скривился.
Хидеаки широко улыбнулся, чувствуя почти блаженную эйфорию:
- Ну надо же, ты пришел один.
Учиха даже не посмотрел на него, вместо этого сосредоточил все внимание на пленнике:
- Ты в порядке?
Узумаки тряхнул головой, отчего челка упала ему на глаза, и медленно кивнул.
Учиха кивнул в ответ, плавно извлек из ножен катану и только после этого соизволил обратить внимание на Такеши.
Тот негромко хмыкнул и, широко размахнувшись, бросил к его ногам свою маску:
- Рад, что ты добрался так быстро. А то я уже хотел наконец прирезать твоего дружка.
Учиха перевел взгляд на маску, потом снова посмотрел на Такеши. Выражение его лица не изменилось ни на каплю – все то же сосредоточенное спокойствие.
- Медведь, - ровно проговорил он. – Что все это значит?
Такеши подал знак своим подчиненным выстроиться полукругом за спиной Учихи и заявил:
- Это значит, что пришло время платить по счетам. Надеюсь, ты понимаешь, что тебе отсюда не уйти живым?
Наконец-то. Наконец-то время пришло. Такеши дотронулся пальцем до левой щеки и улыбнулся.
Учиха пристально посмотрел на него… а потом внезапно закричал:
- Усоратонкачи, беги!!!
И Узумаки, до этого сидевший совершенно неподвижно, вдруг вскочил на ноги, оттолкнул одного из своих стражей и метнулся в глушь леса. Проклятье, когда он успел развязать руки?! Второй страж бросился следом, но на его пути неожиданно возник Учиха.
Такеши какое-то время непонимающе смотрел на поверженного подчиненного, потом перевел взгляд на Учиху. Тот презрительно усмехнулся:
- Не стоило недооценивать боевые инстинкты шиноби. Может, он и потерял память… но не ловкость рук.
Хидеаки сжал кулаки, скрипнув зубами.
Ничего, этот ублюдок еще пожалеет!
Тряхнув головой, он подал команду четверым подчиненным догнать беглеца.
- Не волнуйся, мои ребята легко с ним расправятся. Без памяти и возможности использовать силу Девятихвостого он не сильнее простого генина.
Анбу скользнули с места и тоже скрылись в лесных тенях.
Учиха нахмурился, а Такеши снова улыбнулся и медленно проговорил:
- Ну а теперь, думаю, я должен тебе кое-что показать, - с этими словами он поднял руку и осторожно отбросил челку с левой половины лица. - Узнаешь свою работу?
- Понятия не имею, о чем ты, - холодно бросил Учиха.
На его лице не дрогнул ни один мускул, хотя Хидеаки прекрасно знал, насколько безобразно смотрятся его изуродованная ожогом щека и ослепший глаз с бельмом.
Он выдохнул и спокойно сообщил:
- Три года назад, когда ты еще был отступником, Данзо-сама разумно рассудил, что тебя не следует оставлять в живых. И послал за твоей головой троих анбу из элитного подразделения КОРЕНЬ.
В глазах Учихи наконец промелькнуло узнавание. Он повел плечом, не сводя взгляда с ближайших к нему анбу, и коротко хмыкнул:
- Жаль, что я вас тогда не добил.
Такеши снова скрипнул зубами.
Ублюдок!
Но ничего, ему недолго осталось.
- Теперь у тебя не будет такой возможности. Видишь ли, я давно мечтаю отомстить за свое изуродованное лицо. А уж кто-кто, а ты должен понимать значение слова «месть», не так ли?
Лицо Учихи осталось невозмутимым, но и без того черные глаза потемнели еще сильней. Такеши мысленно поздравил сам себя с маленькой победой.
- Позволь еще кое-что тебе рассказать. Я принадлежу к клану Хидеаки… одному из известных в прошлом кланов с модифицированным геномом. Наш тип чакры – Вода.
Он глубоко вдохнул, широко раскинул руки в стороны, концентрируя чакру… потом свел их вместе, быстро сложил печати и криво усмехнулся.
Водный шар переливался всеми оттенками синего, готовый взорваться в любой момент.
И это было прекрасно, как ничто другое в мире.
- Твой Огонь больше тебе не поможет, - спокойно заявил Такеши. – Не после тех генетических улучшений, которые были проведены над моим телом в секретных лабораториях КОРНЯ!
Чакра пела и бурлила в теле. Сегодня он не проиграет!
Хидеаки негромко торжествующе засмеялся, чувствуя, как руки тоже превращаются в воду и сливаются с шаром.
Подчиненные осторожно отступили на шаг… ну да что они понимают, ничтожества?
Учиха крепче сжал рукоять катаны и бесстрастно констатировал:
- Ты сумасшедший.
Такеши оскалился, с ненавистью бросив в ответ:
- Не больше, чем ты, Журавль.
И метнул водный шар.

* * *


Стволы деревьев проносились мимо, как тени. Туман стелился по земле, наводя на мысли о снеге. Сухие ветки трещали под ногами, глухо шелестела опавшая листва.
Где-то впереди слышалось судорожное дыхание жертвы.
Не сбежишь.
Не уйдешь.
Не спрячешься.
Лунный свет скользил над землей, рисовал узоры на плащах и масках. Предводитель небольшого отряда подал остальным знак не отставать и вырвался вперед.
Быстрее, быстрее, быстрее… Вот уже стало видно мелькавшую впереди спину и почти белые в лунном свете волосы. Мальчишка бежал, не оглядываясь, поминутно спотыкаясь, но не сбавлял скорость.
Вперед, вперед.
Не уйдешь.
План Данзо-сама не должен рухнуть.
В два широких прыжка анбу настиг жертву, коротко замахнулся – и одним точно отточенным движением вонзил клинок в чужую спину, прямо между лопаток.
Вот и все.
Мальчишка выгнулся и надрывно захрипел.
Анбу выдернул катану и безразлично проследил за тем, как жертва неуклюже повалилась на бок, потом повернулся к остальным:
- Работа выполнена…
- Вы что, правда такие идиоты? – вдруг раздался сзади презрительно-насмешливый голос.
Анбу вздрогнул и стремительно развернулся, вновь занося катану. И замер.
На клинке не было крови.
Мальчишка, по-прежнему лежа на боку, медленно усмехнулся, сверкнув потемневшими глазами…а потом исчез с глухим хлопком.
Клон?..
Справа донесся слабый шорох, и из-за деревьев спокойно выступил этот проклятый мальчишка. Нахмурился, окидывая своих преследователей внимательным взглядом:
- Что, всего четверо? Ну ладно, - он вздохнул и развел руками в приглашающем жесте. – Что ж… повеселимся?



Глава девятая: Журавль



Интересно, как долго можно уворачиваться, не нападая?
Очередной кунай срезал тонкую ветку точно у него над головой, и Конохомару поспешил метнуться в сторону.
Что, что, что вообще происходит?! Почему этот человек вдруг напал на них?!!
Моэги споткнулась об узловатый корень и неуклюже упала. Удон бросился к ней, помогая подняться… но уже в следующее мгновение они оба снова распластались на земле. Над их головами хищно прожужжали сюрикены и вонзились в ствол старого дуба.
Конохомару просто не понимал, что творилось вокруг. И никак не мог сосредоточиться, сложить хотя бы одну печать.
Проклятье, проклятье, проклятье!!! Он сам только что сказал, что они уже не дети, они ниндзя… так почему они просто бегают от врага?!
Удон опять помог Моэги подняться, Конохамару застыл, пристально следя за противником, неподвижно стоявшим на другом конце прогалины.
Лунный свет серебрил землю, как снег.
Ксо, они ведь чуунины!!! И их трое на одного! Так почему же они никак не могут собраться?!
Последнее время в Конохе все словно с ума посходили! Начиная с того дня, как Наруто-нии-чан память потерял…
Да что вообще такое происходит?!!
- Эй, чего Вам от нас надо?! – наконец выкрикнул Конохамару, в ярости сжимая кулаки.
Дзенин скользнул вперед, выходя из тени, и спокойно ответил, готовя новую порцию сюрикенов:
- Мне – ничего. Но вы кое-кому мешаете. Поэтому мне придется вас убить.
Конохамару скрипнул зубами, не веря своим ушам.
Проклятье! И что – типа все так просто?! «Будьте так добры, умрите, пожалуйста», - и это все?!! Ксо, да это даже не смешно!..
Так, спокойно.
Что бы сделал на их месте Наруто?
В мозгу тут же ярко вспыхнула феноменальная по своей абсурдности картинка.
Ой, мама…
Хотя… может, и сработает.
Конохамару метнулся вбок, встал перед своими товарищами по команде, заслоняя их собой. Решительно нахмурился, выдохнул сквозь стиснутые зубы – и стремительно сложил печати.
Противник выразительно хмыкнул, всем своим видом демонстрируя полное презрение к «детям».
Конохамару криво ухмыльнулся, взмолился разом всем богам, каких сумел вспомнить, и выкрикнул:
- Ойроке но Дзюцу!!!
Вспышка.
Дым.
Удон поперхнулся, Моэги потрясенно ахнула.
А Конохамару постарался принять самую обольстительную позу, на какую только был способен.
Ну же, ну же! Ну давай же!..
Дзенин выразительно приподнял одну бровь, окинул Конохамару внимательным взглядом и наконец протянул:
- И ты действительно думал, что на меня подействует эта нелепая техника?
Конохамару мысленно считал секунды.
Одна… вторая… третья…
На четвертой за спиной противника медленно выросла тень – и в следующее мгновение дзенин безжизненно повалился на землю лицом вниз.
Конохамару облегченно выдохнул и с глухим хлопком принял свой естественный облик.
Ирука отбросил в сторону увесистый сук, которым с силой врезал дзенину по затылку, и упер кулаки в бока, пристально глядя на своих бывших учеников:
- Отлично, молодец, Конохамару! – неожиданно заявил он. - Ты отвлек его, и я смог подобраться незамеченным.
Конохамару мгновенно смутился, отводя взгляд в сторону, и с трудом выдавил:
- А… это… да я, собственно…
На самом деле он понятия не имел, что Ирука находится неподалеку. Он действительно надеялся, что на противника подействует Ойроке но Дзюцу…
Но в этом ведь совсем необязательно признаваться, правда?
Удон и Моэги ошарашенно переглянулись, потом хором воскликнули:
- Ирука-сенсей, что Вы здесь делаете?!
Учитель изменился в лице и поспешил заявить:
- Э-э… Да так, просто проходил мимо!
Конохамару непонимающе моргнул. Моэги с подозрением уточнила:
- Ночью? В лесу? Просто проходили мимо?..
Ирука не ответил, вместо этого сосредоточился на поверженном противнике, сложил печати, блокирующие каналы чакры (Конохомару и не подозревал, что их бывшей учитель знает такие дзюцу!), после чего швырнул Удону неизвестно откуда взявшуюся прочную веревку.
- Свяжите его хорошенько и доставьте в Штаб, для допроса, - приказал он не терпящим возражений тоном. - Можете не бояться, он теперь не скоро придет в себя.
Удон и Моэги снова переглянулись, уже в который раз за этот вечер.
Конохамару вынужден был с прискорбием признаться себе, что по-прежнему ничего не понимает в происходящем.
Проклятье, разве так ведут себя настоящие герои?!
Настоящим героям совсем не нужно, чтобы их кто-нибудь спасал!..
Моэги первой двинулась вперед, с опаской ткнула ногой поверженного дзенина, еще совсем недавно такого грозного и сурового, после чего знаком велела Удону подать веревку. Тот подчинился, все так же озадаченно моргая.
Ирука серьезно кивнул, наблюдая за тем, как его бывшие ученики деловито и обстоятельно связывали своего недавнего противника.
- Сами вы с этим человеком не справились бы, - задумчиво произнес он и продолжил прежде, чем Конохомару успел возмутиться этому заявлению. – «Элитный» учитель Эбису, ха, тоже мне! Отпустить детей одних, тем более в такое время!.. Вам очень повезло, что я почувствовал вашу чакру и решил проверить, в чем дело. Изначально я спешил к Куренай-сан…
Конохамару удивленно нахмурился и с подозрением покосился на учителя:
- Зачем? Какое у Вас дело к тете?..
Ирука досадливо отмахнулся, прислушиваясь к чему-то:
- Потом, сейчас нет времени на объяснения! Мы не имеем права опоздать!
И, дав Конохамару знак следовать за собой, он почти с молниеносной скоростью скрылся среди деревьев.
Внук Третьего Хокаге беспомощно взглянул на своих товарищей по команде, потом махнул рукой и поспешил за своим бывшим учителем, все так же ничего не понимая.
Проклятье, ну и вечерок выдался!..

* * *


В кабинете Хокаге горел свет. Шино заметил это еще с земли.
Равно как он заметил и тени, судорожно плясавшие на занавесках.
Рывок, прыжок, поворот… И все это – без малейшего шума. Словно все здание разом вымерло… и словно там, в кабинете, на самом деле тоже не было никого живого.
Что ж, Учиха был прав.
Киба, пожалуй, сразу бы рванулся в бой, не разбираясь, что и как. Но Шино умел ждать.
Время исчисляется песчинками, которые сыплются с крылышек жуков.
Тени сместились к левому краю, потом пропали. Раздался приглушенный звон – словно что-то разбилось.
Шино медленно вытянул руку. На указательный палец приземлился жук-разведчик. Абураме чуть склонил голову набок, прислушиваясь. На глаз прикинул расстояние от земли до приоткрытого окна. Дождался, пока жук скроется в рукаве.
И только после этого прыгнул. Одним точно вымеренным толчком – сразу на подоконник. Скользнул в комнату и замер, безошибочно устремив взгляд туда, где находились «тени».
Пауза – как застывшая картинка. Хокаге и незнакомый анбу стояли друг напротив друга, напряженно дыша. В руках анбу холодным лунным светом блестела катана, Хокаге держала в одной руке веер остро отточенных кунаев, другой зажимала порез на боку.
Жук дрогнул крылышками – и на пол просыпались две песчинки.
Смазанное движение. Взмах. Разворот. Танец теней. Всплеск.
Похоже, он пришел вовремя.
Анбу прыгнул вперед и вверх, занес катану, готовясь одним точным ударом закончить все. А Хокаге – на какую-то ничтожную долю секунды – не успевала. Не успевала увернуться.
Взмах. Вспышка. Удар.
И тишина.
Шино нахмурился от напряжения, пытаясь удержать концентрацию.
Катана замерла в нескольких сантиметрах от лица женщины, надежно удерживаемая щитом из жуков. Но от силы удара по воздуху как будто пошла рябь, лицо Тсунаде дрогнуло… и вдруг словно бы стекло вниз. Черты лица и тела утончились, волосы потемнели... только глаза остались почти такими же.
Что ж, вполне ожидаемо.
Крылышки жука затрепетали быстрее, щедро ссыпая на пол песчинки времени.
Тен-Тен по-мальчишески ухмыльнулась, коротко бросила:
- Спасибо! – и нанесла удар замешкавшемуся противнику, вонзив кунай ему в бок.
Анбу сдавленно зашипел, отскакивая назад. Повернулся к Шино, потом вдруг снова напал на Тен-Тен, отвлекая внимание – и метнулся к окну.
Только чтобы встретить на своем пути рой жуков.
Кончики пальцев покалывало от напряжения. Шино моргнул… и это было ошибкой.
В следующее мгновение анбу налетел на него, не давая времени перегруппироваться. Удар локтем по лицу – очки полетели на пол. Поворот. Взмах. Удар.
Жуки загудели, беспорядочно хлынули в стороны.
Доля мгновения – и Тен-Тен вдруг как-то оказалась рядом, блокируя катану анбу двумя кунаями. Тот сдавленно выругался и отскочил назад, к двери… которая тоже уже была заблокирована жуками.
Шино благодарно кивнул девушке, потом медленно наклонился, поднял очки и принялся старательно протирать стекла рукавом куртки. Спокойно посмотрел на напряженного противника и произнес:
- В ловушке ты. Не уйти тебе.
- Ага! – согласилась Тен-Тен, утирая пот со лба. - Так что лучше сдавайся. И говори, кто тебя послал! Кто приказал тебе убить Тсунаде-сама?!
Анбу заозирался в поисках путей к отступлению. Шино спокойно смотрел на него, продолжая протирать очки.
Бежать некуда. Тот, кто надеялся расставить ловушку, в итоге сам попался в нее.
- Ну, говори! – нахмурилась Тен-Тен, делая шаг к противнику. – Ты ведь подчиняешься Данзо?!
Анбу дернул плечом и напрягся. Клинок в его руках дрогнул.
Шино надел очки и вздохнул. Похоже, придется повозиться…
Жуки встревожено загудели – и вдруг произошло то, чего Абураме совершенно не ожидал, и именно поэтому просто не успел ничего сделать. Не успел даже подумать о том, что нужно что-то сделать.
Анбу перехватил катану за лезвие, чтобы укоротить ее до длины вакидзаси – и со сдавленным всхлипом вонзил себе в живот.
- Ксо!!! – Тен-Тен метнулась вперед и едва успела перехватить его в падении. Стремительно перевернула на спину, рванула ворот жилетки, прижала пальцы к горлу, пытаясь нащупать пульс… и медленно опустила тело на пол.
Жуки тонкими черными струями возвращались в тело Шино. Больше для них здесь не было работы.
- Проклятье, вот ублюдок!!! – воскликнула Тен-Тен, в ярости ударив кулаком по полу, потом замерла, низко опустив голову. Растрепавшиеся темные волосы полностью занавешивали ее лицо.
Шино осторожно приблизился, присел рядом на корточки. Потом протянул руку и медленно снял с анбу маску.
Ничем не примечательное, самое обыкновенное молодое лицо. Короткие каштановые волосы и уже начавшие стекленеть светлые глаза.
- Знаешь его ты? – негромко спросил Шино.
По полу медленно расползалась вязко-багряная лужа.
Тен-Тен прерывисто вздохнула:
- Так, видела мельком. Кажется, это один из безымянных бойцов КОРНЯ… но точно я утверждать ничего не могу, - она закусила губу. – Проклятье, Тсунаде-сама это все очень не понравится!..
Абураме задумчиво кивнул, соглашаясь.
Тен-Тен шевельнулась, по-прежнему зажимая ладонью бок. Насколько видел Шино, рана была совсем неглубокой, но, судя по всему, достаточно болезненной.
Он опять перевел взгляд на бледное застывшее лицо анбу и осведомился:
- Где Хокаге-сама?
- Уже давно отдыхает у себя дома, вместе с Шизуне-сан, - со вздохом ответила Тен-Тен, подтвердив его догадку. – К слову, это был не первый раз, когда я ее заменяла. У телохранителя веселая работенка, знаешь ли, чего только не приходится делать! – она неожиданно усмехнулась и пристально посмотрела на Шино. - Что ж, в любом случае, мы с тобой неплохо сработались!
Абураме медленно склонил голову:
- Согласен с тобой я.
Жуки тревожно гудели в его теле. Кровавое пятно на полу продолжало расти… и завершающий аккорд симфонии – в здании по-прежнему царила полная тишина.
Плохо. Очень плохо. Теперь у них есть труп – и нет никаких доказательств.

* * *


С неба медленно сыпались крупные белые мухи, скользя меж ветвей деревьев и неподвижно оседая на промерзшей земле. Еще секунду назад их не было – а теперь весь воздух пестрит холодными колючими искрами.
Снег. Саске уже почти забыл, что это такое – в Конохе практически никогда не было снега, тем более в октябре.
Снег и призрачный, обманчивый лунный свет, который искажает, размывает, растворяет все вокруг.
Учиха коротко выругался сквозь стиснутые зубы и присел на корточки, чтобы получше разглядеть следы. Единственная польза от этого проклятого снега – на нем очень четко видны отпечатки чужих ног.
Неужели этот странный тревожный стук, эхом отдающийся в ушах, – не более, чем стук его собственного сердца?..
Так, вперед и направо.
Саске резко поднялся на ноги, выдохнул и бросился вдоль цепочки следов, на ходу вынимая из ножен катану.
Мысли путались и мешались, как порванная паутина, никак не хотели думаться по порядку, забивали голову вязким бессвязным сумбуром…
Вперед, вперед, вперед. И плевать на почти сорванное дыхание, и на то, что настоящий ниндзя ни при каких обстоятельствах не имеет права срывать дыхание, и на то, что сердце колотится, как сумасшедшая птица… и на странное чувство это-уже-было – тоже плевать.
Вперед, только вперед. Он должен успеть. Он не имеет права не успеть – на этот раз.
Скорее, скорее…
Стволы деревьев мелькали вокруг, как памятники на кладбище. Такие же призрачно-серые и неподвижные. И звуков не было никаких, за исключением его собственного дыхания, потому что двигался он совершенно бесшумно…
А потом где-то впереди вдруг кто-то коротко вскрикнул.
Саске едва не сбился с шага, глубоко вдохнул, так что потемнело перед глазами, отогнал все оставшиеся мысли и сделал последний рывок.
Поляна. Очередная поляна, залитая ровным лунным светом и припорошенная снегом. А на снегу – неподвижные тела троих человек.
И – Наруто. Наруто, который сражался с четвертым противником. Молча.
Саске ухватился рукой за ближайшее дерево, почувствовав внезапное головокружение. Концентрация ослабла, и под ногой вдруг предательски хрустнула тонкая сухая ветка.
Секунда.
Наруто резко развернулся, привлеченный новым звуком.
Вторая.
Темно-темно-темно синие настороженные глаза, растрепавшиеся волосы и…
Третья.
…и позабытый противник за его спиной, который уже занес катану.
Четвертая.
Саске забыл вдохнуть, рванул застежку сумки, выхватывая – что угодно – и тем же движением резко выбрасывая руку вперед.
Пятая.
Он опоздал на долю мгновения. Неточно рассчитал скорость полета куная.
Шестая.
Кунай вонзился в горло анбу, и одновременно… одновременно… тело противника дернулось, и из-за этого на затылок Наруто опустилось не лезвие катаны, а только ее рукоять.
Седьмая.
Анбу с надрывным хрипом повалился на спину. А Наруто пошатнулся и рухнул лицом вперед, в снег.
Время снова ускорило свой бег.
Снег, снег, снег…
Саске поймал себя на том, что не может пошевелиться. И поэтому вынужден стоять неподвижно, держась за ствол дерева, чтобы не упасть, несмотря на то, что единственное желание было – броситься вперед. Броситься вперед и – подхватить, поднять, перевернуть, нащупать пульс
Еще целых четыре секунды в абсолютной тишине.
А потом Наруто вдруг шевельнулся и с протяжным стоном медленно поднялся на четвереньки.
И Саске совершенно забыл, как дышать и как моргать.
Узумаки так же медленно сел, осторожно придерживая голову словно в опасении, что она отвалится от первого резкого движения. Поднял странно внимательный взгляд на Учиху, покосился через плечо на анбу с кунаем в горле и внезапно выдал:
- Зачем ты его убил?
Саске буквально утратил дар речи от неожиданности.
А Наруто тем временем нахмурился, потирая пострадавший затылок:
- Погоди-ка… Что ты здесь делаешь?.. – он нахмурился еще сильнее, заозирался по сторонам, постепенно меняясь в лице, и потрясенно воскликнул. - Эй, а что я здесь делаю?! И вообще, где мы?!!
Снег медленно падал сверху, соединяя небо и землю невидимыми нитями.
Саске молча смотрел прямо в глаза Наруто, в темно-темно-черно-глухо-синие глаза, и понимал, что еще немного – и сойдет с ума. От напряжения, от ожидания, от судорожной догадки, от непростительной надежды…
- Ты… не помнишь? – наконец сипло выдохнул он.
Наруто неуклюже поднялся на ноги, все так же озираясь, и хмуро переспросил:
- Не помню чего? – после скривился и снова потер затылок, мрачно буркнув. – Ксо, последнее, что я помню – это как на меня падает потолок пещеры… ох, больно-то как!..
Саске замер. Застыл, зацепенел. И мысли все тоже застыли, пропали, заледенели, исчезли.
Осталось только…
Остался только взгляд Наруто. Непонимающий, чуть удивленный, чуть настороженный…
Прежний взгляд.
Оцепенение спало разом, как саван. Саске в три стремительных смазанных шага оказался рядом, резко схватил Наруто за плечи – и дернул на себя, обнимая, сдавливая, сжимая, не давая пошевелиться, не давая вдохнуть, не давая сбежать, не давая исчезнуть, пропасть, раствориться, оказаться иллюзией, сном, игрой больного воображения… и хрипло прошептал:
- С возвращением.
Тик-так, тик-так, тук-тук, тук-тук…
Наруто слабо дернулся и удивленно спросил, пытаясь отстраниться:
- А? А я разве куда-то уходил?..
Но Саске уже не слышал.
В голове было ослепительно ярко, пусто и звонко, как перед обмороком.
Он. Он. Он. Настоящий. Прежний. Реальный. Именно тот, кто всегда был нужен.
Именно тот единственный, кто всегда был нужен.
Саске прикрыл глаза, сжимая объятия сильнее, и насмешливо выдохнул:
- Усоратонкачи. Голова всегда была твоим самым уязвимым местом.
Он не помнит…
Очередной удар по голове вернул память, но при этом стер воспоминания последних дней.
Он не помнит ничего из того, что произошло за эти проклятые почти четыре недели…
Что это? Что это за странное чувство, которое испытывает сейчас Саске?
Неужели… облегчение?
Он не помнит… Получается, сам Саске тоже может забыть? Весь свой ужас, всю свою беспомощность… все свои ошибки, которых он умудрился совершить так много за последние несколько дней…
Просто – забыть? Как дурной сон?
И – на самой грани осознания абсурдная мысль: так что же получается, для того, чтобы все это закончилось, нужно было всего лишь хорошенько ударить Наруто по голове!..
- Ай, Саске-тэме, пусти уже! – снова дернулся Наруто, уже сильнее, пытаясь освободиться. - У меня же теперь все бока в синяках будут!
Вдох-выдох. Вдох-выдох.
Спокойно. Не поддаваться эмоциям. Перебороть себя. Разжать руки.
Учиха наконец отпустил взъерошенного и изрядно помятого Узумаки. Тот на всякий случай отступил на шаг назад, с обиженной физиономией потер бок и с подозрением выдал:
- Чего это ты сегодня такой любвеобильный?.. И вообще, так что здесь все-таки происходит?
Ах да. Ничего ведь не закончено на самом деле.
У них еще остались неразрешенные проблемы.
Целая куча неразрешенных проблем.
Как там говорит Нара? Проблематично?..
- Некогда объяснять. Держи, - с этими словами Саске извлек из-за пазухи небольшой сверток, пихнул его в руки Наруто, скользнул взглядом по растрепанным светлым волосам, с трудом поборов желание прижаться к ним губами… резко выдохнул, заставляя себя успокоиться, сложил печати – и исчез с глухим хлопком.
Оставшийся в одиночестве Наруто моргнул и удивленно выдохнул:
- Клон?..
Примерно с минуту он непонимающе смотрел на предмет в своих руках, потом наклонил голову так, что челка упала на глаза, и замер, беззвучно шевеля губами.
Усилившийся ветер бился крыльями в ветвях деревьев, кружил снег вихрями, бросал в лицо колючие снежинки, хлестал по щекам. Откуда-то издалека доносились слабые отзвуки чьих-то криков.
И почему в их жизни ничто никогда не бывает просто?..

* * *


Сердце глухо стукнуло и на мгновение замерло.
И всё вокруг тоже замерло, все вокруг замерли – когда в комнату хлынул яркий лунный свет, затапливая помещение, словно талая вода.
Мгновение полной неподвижности… Только сорванные с окна шторы бесформенной грудой опали на пол. И выбитая снаружи дверь пролетела пару метров, после чего с грохотом рухнула, придавив собой парочку анбу.
По полу раскинулась густая сеть теневой паутины. Шикамару нахмурился и резко выдохнул, стиснув пальцы почти до судорог в попытках удержать концентрацию. Голова кружилась от напряжения… и одновременно губы сами собой разъезжались в улыбке.
Потому что спиной он чувствовал чужую спину. Ту, которую привык чувствовать в любом бою.
Еще пара секунд прошла в потрясенной тишине, после чего Киба, в неуклюжей позе замерший на пороге комнаты, осторожно протянул:
- Э-м… Шикамару, может, нас-то хоть отпустишь?..
Застывший за его спиной Акамару согласно тявкнул почти фальцетом, слишком абсурдным для такой туши.
Нара прикрыл глаза, выразительно хмыкнул и сосредоточился.
Сеть на полу поредела: некоторые тени дрогнули и поползли обратно к ногам своего повелителя, как змеи, после чего исчезли, растворились в других тенях.
Всего мгновение.
Всего мгновением позже – и он уже никогда бы не смог подчинить себе ни единой тени. Потому что один из анбу оказался быстрее, и уже готов был вонзить ему в спину катану, как раз в тот момент, когда сам Шикамару ухватился на штору, собираясь сорвать ее одним резким движением…
Но ему повезло. Ему снова невероятно повезло.
Неизвестно когда успевший появиться Чоджи блокировал удар, заслоняя собой друга – за две секунды до того, как упала выбитая им дверь, а комнату затопил лунный свет.
Киба пошатнулся и рухнул на колени, не удержав равновесия, на него сверху повалился Акамару.
- Похоже, мы успели вовремя! – фыркнула Ино, обходя их обоих и окидывая комнату предельно недовольным взглядом.
Застывшие анбу были похожи на гротескные статуи. На целый проклятый музей гротескных статуй. И, кажется, эти «статуи» пока просто не особо понимали, что происходит.
Чоджи выразительно хмыкнул и одним точным ударом по уху вырубил анбу, чуть не проверившего остроту своей катаны на Шикамару.
Нара оглянулся через плечо, стараясь не показать, каких усилий ему стоит удерживать столько противников сразу, и сообщил, выразительно скривившись:
- Вообще-то я собирался спасать свою жену сам.
Темари наконец расшвыряла навалившихся на нее анбу и воскликнула, одарив мужа грозным взглядом:
- Ха, это кого еще здесь спасать надо?!
Чоджи негромко хохотнул, Ино подмигнула ему, Киба с протяжным стоном наконец сумел выбраться из-под своего увесистого питомца, не без помощи Хинаты, которая вошла в комнату последней.
Меньше чем через минуту все противники, так и не успевшие опомниться, были вырублены, надежно связаны и штабелями уложены у стены. Только предводитель сумел выдать что-то вроде: «Вы пожалеете!..» - но уже в следующее мгновение повалился на пол после того, как Темари с недоброй ухмылкой врезала ему сначала между ног, а потом по затылку.
Шикамару поморщился и наконец разомкнул печать, отпуская тени. Потер задеревеневшие от напряжения плечи и повернулся к друзьям, избегая смотреть на жену.
- Что вы все здесь делаете? – спросил он, поморщившись.
Как это все проблематично…
Ино поправила челку и посмотрела на него, как на идиота.
- Да нет, я понял, что вы пришли к нам на помощь, - Нара закатил глаза, чувствуя себя на редкость отвратительно. – Я имею ввиду, как вы вообще собрались все вместе… и догадались, что нам нужна помощь.
Друзья переглянулись, после чего Хината потупила взгляд в своей обычной манере и смущенно ответила:
- На главное поместье Хьюга тоже напали. Нам удалось обезвредить врага, и я спешила к Хокаге-сама, чтобы сообщить об этом происшествии, но потом на улице на меня случайно налетел Киба-кун и… вот, - она окончательно смутилась и низко склонила голову, пряча лицо за волосами.
Ино смело встретила откровенно подозрительный взгляд Темари и вскинула голову, заявив:
- Ну, я проходила мимо – как-никак, на мою долю сегодня выпал ночной патруль… Услышала шум и решила проверить, в чем дело. Тут еще и эти подоспели, - она кивком указала на Кибу и Хинату.
Инузука обиженно насупился.
Шикамару перевел вопросительный взгляд на Чоджи. Тот только усмехнулся и выразительно пожал плечами, пристально глядя другу прямо в глаза.
Нара дернул уголком губ в улыбке и молча кивнул в ответ.
Бывают такие «спасибо», которые совсем необязательно произносить вслух.
Один из них всегда чувствовал, когда другому была нужна помощь.
Почему-то вспомнился летний день, голубая бабочка, бившаяся в сетях паутины, и толстый застенчивый мальчик, отпустивший ее на волю… Шикамару мотнул головой, возвращаясь в «здесь и сейчас».
Киба отпихнул Акамару, который тщательно вылизывал его лицо и счастливо махал хвостом, как большой щенок, и неожиданно выдал:
- А я… э… ну, в общем, меня послал Учиха.
Шикамару и Чоджи непонимающе переглянулись. Ино удивленно моргнула:
- Саске-кун?.. В смысле?
Киба отвернулся, предельно недовольный:
- Ну, он типа как-то догадался о чем-то, и отправил нас с Шино сюда и к Хокаге…
Шикамару вздрогнул.
К Хокаге?..
Беспорядочные осколки мозаики у него в голове с легким шелестом стали вставать на свои места.
Киба почесал в затылке, по-собачьи тряхнул головой и громко спросил, словно прочитав мысли Шикамару:
- Мне кажется – или сегодня ночью в Конохе творится что-то непонятное? Нападение на клан Хьюга, на вас… ах да, еще и этот придурок Наруто куда-то пропал… кажется, его вообще похитили…
Хината приглушенно ахнула, вскинув руку ко рту. Остальные удивленно переглянулись. Но прежде, чем кто-либо успел задать еще хоть один вопрос, сзади раздался спокойный ровный голос:
- Вижу, вы уже и без меня справились.
Шикамару вздрогнул, стремительно разворачиваясь и готовясь при необходимости снова сложить печати.
На подоконнике сидел на корточках еще один анбу. Лунный свет сзади очерчивал его фигуру, словно серебряным ореолом, и сам он на фоне этого яркого света казался просто черной тенью. Прищурившись, Нара сумел различить только длинные темные волосы и белую маску с зелеными крестами вокруг глаз.
- Ну уж нет, хватит нам на сегодня людей в масках! – заявила Ино, решительно выхватывая из сумки кунаи.
Чоджи молча сжал кулаки, настороженно следя за неподвижным анбу. Хината почему-то застыла, Темари устало упала в кресло, предоставив разбираться с очередным гостем остальным. Киба кивнул, соглашаясь с Ино:
- Да, снимай давай маску, если не хочешь немедленно отправиться к этим! – он презрительно ткнул пальцем в сторону недавних противников.
Анбу медленно скользнул в комнату, встал так, что лунный свет заиграл на его маске. Потом спокойно ответил:
- Что ж… В таком случае я вынужден сперва предупредить вас, что те, кто видел лицо офицера анбу, обычно долго не живут.
С этими словами он медленно поднял руку и так же медленно снял маску.
Шикамару удивленно моргнул и с чувством выругался. Остальные потрясенно выдохнули, а Хината почему-то прижала руку к горлу и сдавленно прошептала:
- Неджи-нии-сан…
Хьюга молча обвел всех присутствующих внимательным взглядом. А Киба вдруг громко хмыкнул и со смешком выдал:
- Ну прям какой-то вечер встреч выпускников! – чуть подумал и добавил, сверкнув в усмешке клыками. – Видимо, это судьба!
Ино с укором покосилась на Инузуку, но Неджи словно не заметил подколки. Вместо этого он подошел к связанным анбу и, безошибочно выбрав того типа, что был их предводителем, сорвал с него маску.
Шикамару без особого интереса взглянул на совершенно незнакомое лицо и кисло поинтересовался:
- Может, хоть ты объяснишь, что происходит?
Хьюга неожиданно кивнул, выпрямляясь:
- Я боялся, что не успею. Мне удалось выяснить про заговор, но возникли некоторые… проблемы, и пришлось немного задержаться в пути.
Шикамару и Чоджи молча переглянулись.
Темари вдруг резко выпрямилась в кресле, впившись пальцами в подлокотники, и отрывисто переспросила:
- Заговор?
Хьюга перевел взгляд на нее и медленно кивнул:
- Да. Заговор, цель которого – расправиться со всеми приближенными Хокаге-сама… и с ней самой.
Пару минут было тихо. Потом Киба выразительно и очень нецензурно выругался… и едва ли не впервые в жизни Шикамару был с ним полностью согласен.
Кусочки мозаики окончательно встали на свои места.
- Полагаю, нам всем теперь нужно спешить к Хокаге-сама? – спросил он, пристально глядя в глаза Неджи.
Тот снова медленно кивнул.
Однако не успели они все двинуться к двери, как Темари вдруг протестующе заявила:
- Ну уж нет, погодите-ка! Сначала я хочу кое-что тебе сказать, ми-и-илый.
Шикамару замер и покосился на жену с откровенным подозрением: обычно Темари называла его таким образом исключительно перед тем, как начать очередную ссору… либо собираясь устроить какую-нибудь крупную, чисто женскую подлянку.
И почему обязательно именно сейчас?..
Темари медленно улыбнулась, не отпуская его взгляда, и с невинным беспечным видом сообщила, поудобнее устраиваясь в кресле:
- Ми-и-илый, сегодня был такой необычный, такой по-особенному романтичный вечер… такая атмосфера…
Кто-то – кажется, Киба – громко поперхнулся, но Темари спокойно продолжила, как ни в чем не бывало:
- Думаю, самое время сообщить тебе радостную новость! Несмотря на то, что мой дорогой супруг – скотина и редкостный лентяй… я, видишь ли, беременна.
В комнате стало абсолютно тихо.
Какое-то время Шикамару просто молча смотрел на шкодливую улыбку Темари, потом развернулся, подошел к стене и с чувством стукнулся об нее лбом.
Проклятье. Это все так проблематично!..
…Оставалось радоваться только одной вещи: он встал так, что никому не было видно его идиотскую, абсолютно неуместно счастливую улыбку.


продолжение в комментариях

@темы: angst, drama, romance, авторский, гет, команда №7, лист, слеш, medb.

Комментарии
2008-12-31 в 22:43 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Улица была пуста и тиха. С серо-черного ночного неба медленно-медленно падал снег, колючими искрами сверкая в лунном свете. Окна домов вокруг по-прежнему оставались темными: их обитатели явно затаились и, похоже, не собирались выглядывать, даже несмотря на то, что всего пару минут назад на улице раздавались крики, грохот и скрежет стали. Что ж, подобное не-любопытство порой бывает более чем разумно.
Сакура выпрямилась и деловито отряхнула руки. Волосы промокли от снега и лезли в глаза, но она все равно была довольна.
Ну а почему нет? Она осталась жива. И даже не получила сколько-либо серьезных ран, так, пару царапин… Что-то эти ребята подозрительно слабы и беспомощны для анбу. Сакура покосилась на разбросанных вокруг недавних противников и устало вздохнула. Наверное, стоит оттащить их всех в Штаб… вот только как справиться в одиночку?
Да уж, веселый вечерок. Она недовольно поморщилась и попыталась отогреть дыханием замерзшие пальцы. Еще и снег пошел так некстати…
Ну и что бы все это значило? Это странное нападение? Сакура шагнула вперед, намереваясь потрясти одного из так называемых анбу и спросить у него, чего им, собственно, вообще было от нее нужно, как вдруг на соседней крыше мелькнула смазанная тень. Харуно мгновенно насторожилась, выхватывая кунай и готовясь к атаке.
Похоже, она рано расслабилась!..
А в следующее мгновение тень метнулась вперед и вниз – и на улицу прямо перед Сакурой приземлился Ли. Выпрямился, отбрасывая косу за спину, и подлетел к девушке, возбужденно сверкая глазами:
- Сакура-сан!!! С тобой все в порядке?!
Та только закатила глаза и прерывисто выдохнула, не зная, хохотать ей или ругаться. Почему-то вдруг стало неловко, и одновременно весело, и очень легко на душе, и странно спокойно…
- Ли, - она качнула головой, недовольно поджав губы, - мы женаты два года. Пора уже перестать использовать хонорификсы!
- П-прости, - расстроенно выдавил Ли, потом подскочил на месте, развернулся и бросился к ближайшему анбу. Схватил его за плечи и с силой потряс, возгласив. – Сила юности покарает тебя!!! Как только посмели вы напасть на прекрасную Сакуру-сан!..
Анбу мученически простонал сквозь зубы:
- О нет, только не он, - и снова отрубился.
Сакура сокрушенно хлопнула себя ладонью по лбу:
- Ли, успокойся, они ничего мне не сделали.
- Но… - попытался было возразить тот.
- Успокойся, - с нажимом повторила Харуно, чувствуя, что начинает выходить из себя.
Ками-сама, будто у нее без всего этого было мало проблем!
Ли помедлил, потом послушно отпустил анбу, безвольно рухнувшего на землю, и поднялся на ноги, чуть хмурясь.
- Что ты здесь делаешь? – после недолгой паузы осведомилась Сакура.
Ли вскинул голову:
- О, я просто хотел встретить тебя после работы! Я освободился пораньше, и приготовил дома карри, и… вот.
Снег продолжал медленно сыпаться с неба, как белые перья из выпотрошенной подушки, и звездочками оседал на черных волосах Ли. Сакура бездумно протянула руку, чтобы поправить его воротник, помедлила и со слабой улыбкой заметила:
- Похоже, с ужином придется повременить. Нужно доставить этих, - она отрывисто кивнула на анбу, - в Штаб.
- Йощь! – отсалютовал Ли, готовый к любым подвигам.
Сакура не удержалась и нервно хихикнула.
Вся окружающая реальность, залитая этим призрачным лунным светом, казалась чьим-то сном.
Может, всего этого на самом деле нет?
Может, они все – просто безвольные картонные фигурки в голове какого-то спящего высшего разума?
…А может, это она сама спит, и когда наконец проснется, то обнаружит, что ей по-прежнему двенадцать лет, команда номер семь в сборе, и им пора спешить на очередную миссию?.. И нет этой лунно-снежной ночи, нет Ли, нет потерявшего память Наруто, нет Саске-и-Наруто, как единого неделимого целого, нет прошлого и настоящего, нет ничего вокруг, есть только будущее и ее несбывшиеся мечты…
Какие странные мысли.
Это все свет. Это все лунный свет виноват – просто он искажает все вокруг и творит призрачные иллюзии.
Сакура решительно тряхнула волосами и внимательно посмотрела на поверженных анбу. Да уж, работенка предстоит изрядная…
- Сакура, - осторожно позвал ее Ли, вырывая из морока мыслей. – А что это?..
Харуно проследила за его рукой… и покраснела.
Половину тротуара украшал приличных размеров котлован, стена соседнего дома была покрыта сетью густых трещин, угол здания вообще осыпался.
- Не обращай внимания, - мрачно буркнула Сакура.
Проклятье, кажется, она малость перестаралась!
Придется теперь платить штраф за порчу общественного имущества.
И когда ее жизнь успела свернуть с давно распланированной дороги и оказаться в такой канаве?..
- Сакура, - вдруг снова окликнул Ли.
Харуно удивленно перевела взгляд на мужа. А тот улыбнулся – совсем несвойственной ему спокойно-уверенной улыбкой – и абсолютно серьезным тоном спросил:
- Я уже говорил тебе сегодня, что ты – самая прекрасная девушка в Конохе?
…а еще снег был похож на праздничное конфетти.

* * *


Стволы деревьев блестели от оплавившегося снега и инея, с ветвей свисали хрупкие звонкие сосульки. И одновременно другие деревья почернели от копоти.
Развороченная поляна была похожа на эпицентр маленького локального апокалипсиса, где столкнулись в битве пламя и лед.
Такеши отскочил на несколько шагов назад и настороженно замер, пытаясь отдышаться. На другом конце поляны отражением в зеркале замер проклятый Учиха.
Ксо! Сколько же прошло времени?! Секунды, минуты, часы?.. Все это не должно было так затянуться! План был прост и ясен – схватить Узумаки, заманить в ловушку Учиху… Когда все пошло не так? Чего он не учел?
Тела остальных анбу валялись вокруг. Учиха справился с ними почти играючи, с оскорбительной легкостью. Такеши остался в одиночестве очень быстро.
Похоже, он немного переоценил свои силы… Впрочем, сдаваться он все равно не намерен.
Не сейчас. Не в конце пути, когда позади – столько всего. Когда возврата все равно нет.
Хидеаки выпрямился и криво усмехнулся, бросив:
- А знаешь, мы ведь с тобой похожи.
Взгляд Учихи остался таким же холодным и бесстрастным, в голосе не было и намека на интерес:
- Чем же?
Такеши пожал плечами:
- И я, и ты – мы оба последние представители своих кланов.
Учиха только хмыкнул и ничего не ответил.
А в следующее мгновение полетел вперед, словно атакующий сокол, занеся катану. Такеши рвано выдохнул и скользнул в сторону, сотворив на пути противника своего клона. Клинок вонзился в иллюзию… и завяз.
Клон превратился в воду и мгновенно застыл ледяной статуей. Учиха дернул пару раз застрявшую катану и поспешно отскочил назад, мрачно сверкнув глазами. Радужку медленно затопил густо-красный цвет.
Хидеаки торжествующе ухмыльнулся:
- От твоего знаменитого Шарингана не будет никакого прока. Ты все равно не сможешь скопировать мою технику, даже если и увидишь ее: у нас слишком разные типы чакры.
Огонь – ничто против воды, когда вокруг одна вода.
Ведь снег – это прежде всего именно вода. И у Такеши теперь есть неограниченный запас материала для дзюцу.
- Сдавайся, Журавль, - презрительно бросил он. – У тебя нет ни единого шанса… а мои ребята наверняка уже расправились с твоим дружком.
Учиха вдруг усмехнулся, опустив руки. К чему-то прислушался, а потом вскинул голову, пристально глядя на Хидеаки, и тому поневоле стало не по себе от взгляда этих проклятых красных глаз.
Что за?.. Он должен нервничать, переживать за своего придурочного любовника, беспокоиться об исходе схватки, прикидывать варианты, просчитывать свои действия… Да что угодно – но не стоять так спокойно и не улыбаться!..
Учиха сунул руку за пазуху – Такеши мгновенно насторожился, готовясь в любой момент создать очередной водный шар – и достал маску анбу, холодно блеснувшую в лунном свете. И невозмутимо заявил:
- Ты уже не первый раз называешь меня Журавлем. Но вынужден тебя разочаровать – вы в чем-то просчитались.
А потом он надел маску, с привычной ловкостью закрепив завязки на затылке.
И Такеши безотчетно сделал шаг назад, удивленно моргнул, не веря собственным глазам.
Нет… невозможно… такого не может быть!!! План был идеален, они не могли ошибиться! Это все шутка, розыгрыш, обман, обман зрения, иллюзия!..
Белая маска с тонкими красными полосками на щеках.
Хидеаки оступился, едва не потеряв равновесие, и потрясенно выдохнул:
- Лис?!! Но… но… это невозможно!
Учиха медленно извлек из сумки сразу четыре куная, чуть повел плечом:
- Думай, что тебе угодно. У меня есть только эта маска.
Такеши потрясенно хватал воздух ртом, лихорадочно пытаясь сообразить, что делать теперь. Весь четко выверенный, размеченный, продуманный план рухнул за долю секунды…
А в следующее мгновение сзади раздался легкий, едва слышный хруст намеренно раздавленной ветки, и вслед за этим – новый, насмешливый голос:
- Не меня ли вы искали все это время?
Такеши стремительно развернулся, уже прекрасно зная, что увидит. Кого увидит.
Не-воз-мож-но.
…Человек в белой маске с черным журавлиным крылом на левой щеке.

2008-12-31 в 22:44 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Саске очень хорошо помнил тот день, когда впервые узнал, что Наруто вступил в анбу.
Неужели уже прошло больше года?..
Был самый конец лета, и кабинет Хокаге буквально затапливал желтый солнечный свет. Такой яркий, что болели глаза, а волосы Наруто казались золотыми
Тсунаде расхаживала по кабинету из угла в угол, сурово хмурясь. Узумаки сидел перед ее столом и нервно вздрагивал всякий раз, когда женщина проходила мимо. Саске неподвижно стоял за спиной Наруто, опираясь на спинку его стула, и смотрел в окно, лениво ожидая продолжения разговора. Кроме них троих в кабинете больше никого не было, даже Сакуру услали куда-то по делам.
Тсунаде наконец остановилась прямо перед Наруто, грозно уперла кулаки в бедра и рявкнула:
- Идиот!!! И это ведь был далеко не первый раз, когда ты действительно мог погибнуть!
Учиха недовольно дернул уголком губ. Да уж, их последнюю миссию не назовешь особенно удачной… И кто только просил Узумаки лезть вперед, отвлекая внимание на себя, чтобы остальной отряд получил возможность уйти?
Вот уж верно – идиот. Редкостный и неизлечимый.
Наруто виновато моргнул и попытался было возразить:
- Н-но… Тсунаде-баа-чан…
- Молчать! – мгновенно оборвала его Хокаге. - Где я, по-твоему, сейчас буду искать себе другого преемника, если ты, идиот такой, правда подохнешь?!
Узумаки заткнулся. Аргумент с «преемником» всегда действовал безотказно…
Обычно.
Потому что Наруто слишком любит ломать стереотипы.
Вот и сейчас вместо того, чтобы промолчать, он зачем-то оглянулся на Саске, скользнул по его лицу странно внимательным взглядом, и, снова посмотрев на хмурую Тсунаде, негромко произнес:
- Нэ… Титул – это ведь далеко не главное, правда, баа-чан? Я просто очень люблю мою деревню.
Учихе в этот момент дико захотелось стукнуться обо что-нибудь головой. Разумеется, он не сделал ничего подобного. Тем более что это желание быстро сменилось другим – стукнуть обо что-нибудь головой Наруто.
Тсунаде шумно вздохнула и, демонстративно проигнорировав Узумаки, перевела взгляд на Учиху:
- Саске. С этого дня у тебя новая миссия. Бессрочная. Очень важная, - с нажимом уточнила она и неожиданно продолжила. – А именно – ты должен следить, чтобы этот идиот от чрезмерного усердия не угробил себя раньше срока, то есть до того, как я спихну ему эту наголовную корзину с простыней! – с этими словами женщина презрительно ткнула пальцем в лежавший на столе традиционный головной убор Хокаге.
Солнечные лучи плясали по стенам, как живые.
Саске просто медленно кивнул в ответ. И крепко стиснул плечи собравшегося было запротестовать Наруто.
А Тсунаде обошла свой стол и устало опустилась в кресло, скрестив руки на груди. Какое-то время помолчала, пристально разглядывая Узумаки, потом снова заговорила, не удержав очередного вздоха:
- После того случая тебя, конечно, считают героем… но в то же время у тебя по-прежнему остались недоброжелатели, которые считают, что носителя Девятихвостого стоит уничтожить. Так что постарайся пореже оказываться в центре внимания. Проще говоря – не выпендривайся.
Учиха невольно вздрогнул, не сразу сообразив, что под «тем случаем» подразумевается нападение на Коноху Акацки и Треххвостого.
Наруто широко улыбнулся, довольно зажмурившись:
- Ну что ты, Тсунаде-баа-чан, как я могу! – он с силой сжал ладонью левое плечо, чуть склонив голову набок. – Я ведь всего лишь самый обыкновенный дзенин.
А Саске стоял сзади и не мог оторвать взгляда от плеча Наруто.
Потому что под тонкой тканью футболки скрывалась чернильная спираль-клякса татуировки. Татуировки анбу.
У самого Саске на плече была такая же, уже почти полгода как.
…Наруто думал, что сможет скрыть свое новое назначение от всех.
Безмозглый наивный кретин.
Минувшей ночью, когда они лежали на смятых простынях, приходя в себя, Саске усмехнулся и с силой провел ладонью по левому плечу Наруто, ехидно поинтересовавшись:
- Кретин. И ты серьезно думал, что у тебя будет шанс спрятать это от меня?
Ему было обидно, и одновременно с этой обидой мешалось странное злорадство.
У Узумаки не должно быть от него никаких тайн. Никогда.
- Если ты когда-нибудь собираешься стать Хокаге, - снова заговорила Тсунаде, возвращая Саске в настоящее, - то должен знать, как изнутри устроена организация, чьей прямой обязанностью является твоя защита.
Учиха хмыкнул.
О да, для всех Узумаки Наруто был самым обыкновенным дзенином. Безусловно очень одаренным, да к тому же еще и любимчиком Хокаге, но – не более того.
О том, что на самом деле он являлся капитаном анбу, было помимо него самого известно лишь Тсунаде и Саске.
Чем меньше людей знают тайну – тем больше шанс сохранить ее тайной.
Хотя Учиха до сих пор не понимал, как они все дошли до такого. Чтобы предводителем особого секретного отряда самых сильных ниндзя Конохи был крикливый двадцатилетний мальчишка? Чтобы он, Учиха Саске, последний из великого клана, гениальный шиноби, мастер многих уникальных техник, напрямую подчинялся ему?..
- Но… Тсунаде-баа-чан… Мне обязательно быть капитаном?
Саске отвлекся от своих мыслей и удивленно взглянул на светловолосую макушку.
- В смысле? – переспросила Тсунаде.
- Но… в общем… я ведь… - Наруто почему-то смутился и отвел взгляд в сторону, сосредоточенно изучая узор на обоях. Какое-то время помолчал, но все же закончил. – Там ведь много людей, которые меня старше, и опытней, и…
Тсунаде откинулась на спинку кресла и понимающе усмехнулась:
- А ты как думал? Хокаге должен уметь отдавать приказы всем и управлять даже теми людьми, которых он сам по каким-то причинам может считать выше себя. Управлять – и защищать их. Готов ли ты к подобному? Или уже забыл о своей мечте стать Хокаге?
- Я никогда не отказываюсь от своих слов!!! – мгновенно вскинулся Узумаки, насупив брови.
Саске вдруг стало очень смешно и одновременно почему-то немного грустно.
Тсунаде выразительно изогнула одну бровь и продолжила:
- Власть – это прежде всего ответственность. Не только за себя, но и за других. Сможешь ли ты посылать людей на смерть, сам оставаясь в безопасности?
Наруто нахмурился и без доли сомнения заявил:
- Я буду распределять задания так, чтобы никто не пострадал.
Хокаге приподняла вторую бровь:
- Ты не сможешь предусмотреть всего.
Узумаки отвел взгляд и негромко ответил:
- Но это ведь не значит, что не стоит пытаться?
В комнате повисла тишина, пронизанная солнечными лучами.
Какое-то время Наруто сосредоточенно пыхтел, потом наконец выдал:
- Ну ладно, баа-чан, если ты так хочешь – я побуду капитаном.
Глаза Хокаге мгновенно потемнели:
- То есть ты мне так одолжение делаешь?! Ах ты!..
- Упс…
Наруто вскочил со стула и метнулся к двери, но Саске успел вовремя перехватить его за воротник. За что тут же удостоился звания предателя.
Тсунаде приблизилась к своим подчиненным, схватила Узумаки за шиворот и примерно с минуту пристально смотрела ему в глаза. Потом резко разжала пальцы, отчего Наруто едва не повалился на пол, отряхнула руки и вернулась на свое место, бескомпромиссно сообщив:
- Я не собираюсь тратить свои лучшие годы на общественную работу! Еще пара лет – и спихну эту должность тебе.
Саске выразительно хмыкнул. Теперь осталось только убедить Совет в том, что на должность следующего Хокаге нет кандидатуры лучше Узумаки Наруто.
Что-то подсказывало, что сделать это будет совсем непросто.
- Свободны! – наконец отрывисто велела Тсунаде, демонстративно подхватывая со стола какой-то свиток.
Учиха бесстрастно отметил, что означенный свиток Хокаге держала вверх ногами, схватил Наруто за запястье и потащил за собой в коридор.
Аудиенция окончена.
И уже закрывая дверь, Саске различил сквозь возмущенное бормотание Наруто тихий задумчивый голос Тсунаде:
- Если хочешь что-то спрятать – помести это на самом видном месте… Вы ведь всегда так говорили, правда, сенсей?

2008-12-31 в 22:45 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Водные сюрикены веером разлетелись во все стороны, и Саске поспешил пригнуться.
Да, похоже, расслабляться и предаваться воспоминаниям пока рано: этот Хидеаки так просто сдаваться явно не собирался.
Клон Наруто прыгнул вперед, отвлекая внимание противника, одновременно сам Наруто напал сзади. Саске остался в стороне, наблюдая и пытаясь просчитать возможные дальнейшие ходы.
И на мгновение забыл вдохнуть, когда Хидеаки вдруг развернулся, проигнорировав клона и вонзая колючий ледяной шар прямо в грудь Наруто…
Доля мгновения – и тот исчез с негромким хлопком. А Саске наконец смог втянуть в легкие обжигающе холодный воздух.
Второй клон схватил Хидеаки за плечи, не давая сбежать, и в ту же секунду из-под земли вырвался настоящий Наруто, врезал противнику кулаком в челюсть и прижал к его горлу кунай. После чего совершенно несвойственным ему серьезным тоном заявил:
- С нами обоими тебе никогда не справиться.
Саске мрачно фыркнул, чувствуя нарастающее раздражение.
Придурок. Все можно было сделать гораздо проще.
А Наруто тем временем протянул свободную руку и, выхватив из-за пазухи противника небольшую стеклянную колбу, стремительно спрятал в набедренную сумку:
- Основы тактики – никогда не раскрывай всех своих планов даже поверженному врагу.
- Ты… - Учиха видел, как глаза Хидеаки потрясенно расширились.
А в следующее мгновение Саске прицелился и метнул кунай.
Пора с этим заканчивать. Без лишних церемоний.
Но к его крайнему удивлению Наруто вдруг оттолкнул Хидеаки в сторону, отчего кунай, который должен был вонзить ему в лоб, точно на место третьего глаза, пролетел мимо.
- Эй, тэме, ты чего творишь?! – почти взвыл Узумаки, резко разворачиваясь к Учихе.
Тот мрачно огрызнулся, пытаясь скрыть изумление и радуясь маске:
- То же самое я могу спросить у тебя!
О чем этот кретин вообще думает?!
Хидеаки, от толчка не удержавший равновесие и упавший в снег, медленно сел, потирая челюсть и настороженно следя за противниками.
- Почему тебе обязательно нужно всех убивать?! – воскликнул Наруто, обвиняющее ткнув пальцем в Саске.
Тот закатил глаза, моля всех знакомых богов ниспослать ему достаточно терпения:
- Узумаки, мать твою, мы шиноби!!! Нам положено убивать! Кончай вести себя, как трусливый котенок!
Наруто в ответ стиснул кулаки и почти прошипел:
- Ублюдок, не смей ни слова говорить о моей матери!
Саске моргнул, удивленный такой внезапной яростью, потом пренебрежительно фыркнул, складывая руки на груди:
- Ха, да ты все равно ее не знаешь!
- Заткнись!!!
Узумаки явно собрался броситься на Учиху, но в этот момент благополучно позабытый ими Хидеаки вдруг метнул им под ноги взрывную печати и бросился куда-то в лес.
Ах ты!..
Глаза заволокло дымом, Саске закашлялся, на мгновение дезориентированный в пространстве, потом ринулся вперед, едва не столкнувшись лбом с Наруто.
Несколько секунд. Опоздание в несколько секунд.
Хидеаки уже исчез, только где-то в глубине леса раздавалось эхо поспешных шагов.
Проклятье. Проклятье, проклятье, проклятье!
Клон Наруто виновато развел руками и с грустным хлопком исчез. Сам Наруто снял маску и отвел взгляд, тревожно хмурясь.
Саске с отвращением подумал о том, что их перепалка со стороны была до ужаса похожа на семейный скандал.
Ксо.
- Прекрасно, - холодно бросил Учиха. - Теперь он сбежал.
Узумаки покосился на него со странным выражением на дне глаз, теребя в руках завязки маски, потом пожал плечами, неожиданно заявив:
- Ну и ладно.
Саске уставился на него со смесью злости и раздражения, потом тоже сорвал с лица маску, с трудом поборов желание отшвырнуть ее куда-нибудь в сторону.
- «Ну и ладно»?! – в ярости повторил он, потом с трудом заставил себя успокоиться и уже тише продолжил. – Порой я на полном серьезе сомневаюсь, что у тебя есть мозги.
Наруто обиженно насупился.
Какое-то время они сверлили друг друга взглядами, и Саске чувствовал себя полным идиотом.
Где-то на периферии сознания блуждала мысль, что надо догнать Хидеаки и покончить с ним, но тело отказывалось подчиняться и куда-либо двигаться.
Проклятье.
Узумаки негромко вздохнул и почесал в затылке, задумчиво глядя куда-то в сторону:
- Наверное, надо вернуться связать тех ребят, что напали на меня…
Учиха моргнул:
- Так ты что, не убил их?
Наруто бросил на него возмущенный взгляд, громко фыркнув:
- Конечно! Как ты вообще мог предположить подобное?! Они ведь всего лишь исполняли приказ…
Несколько мгновений Саске просто смотрел на него, как на какое-то невозможно диковинное создание, потом с силой хлопнул себя ладонью по лбу, чувствуя, что голова начинает гудеть от боли, и почти простонал:
- Придурок. Нельзя быть таким наивным.
- Эй, я не наивный!!! – мгновенно воскликнул Наруто.
Саске открыл рот… и понял, что у него больше нет никакого желания спорить. И вообще о чем-либо говорить.
Лунный свет по-прежнему серебрил все вокруг, и в этом полупризрачном освещении почему-то особенно яркими казались снежинки в волосах Наруто. Белые снежинки в золотисто-светлых волосах.

2008-12-31 в 22:46 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Холодный сквозняк гулял по пустому залу, единственной мебелью в котором было большое деревянное кресло. На стенах с негромким треском чадили факелы, бросая судорожные тени на пол и лица вошедших. Вернее, на маски вошедших.
Данзо, сидевший в кресле, отрывисто кивнул им. Хидеаки шагнул вперед и опустился на одно колено, остальные полукругом выстроились за его спиной.
Пятеро анбу.
Данзо дернул пальцем, и они без единого слова сняли маски. Пламя факелов екнуло от сквозняка, из-за чего танец теней на стенах стал быстрее и тревожней.
Какаши, замерший на потолочной балке, не замеченный ничем и никем, прищурился, крепко сжимая рукоять того самого куная, который ему когда-то подарил сенсей.
Он знал эти лица. Пять ниндзя-отступников, за преступления во время Второй Войны с Камнем приговоренных к смерти, но сумевших вовремя сбежать… Кто бы мог подумать, что они рискнут вернуться.
Кто бы мог подумать, что Данзо в поиске союзников дойдет до такого.
- Начало положено, - неожиданно заговорил Хидеаки, почтительно склонив голову. – Наши отряды…
- Ты узнал настоящее имя капитана анбу? – нетерпеливо оборвал его Данзо, выпрямляясь в кресле.
Хидеаки склонил голову ниже:
- Да, это…
Не раздумывая больше ни секунды, Какаши смазанной черной тенью прянул вниз.
Взмах, взмах, поворот, поворот. Доля мгновения, которая решает все…
Иногда простое лезвие оказывается куда действенней любых легендарных техник.
Хидеаки, как и следовало ожидать, оказался клоном. Плохо – но вполне предсказуемо.
Остальные пятеро все, как один, безжизненно повалились на пол. Каждый – с перерезанным горлом.
…Кто-то ведь должен выполнять работу мясника, нэ?
На морщинистом лице Данзо не дрогнул ни один мускул. Даже выражение его единственного глаза не изменилось.
Почти минуту они молча, пристально смотрели друг на друга, и ни один не хотел опускать взгляда.
Потом Какаши медленно уважительно поклонился, серьезно проговорив:
- Простите за причиненное беспокойство, Данзо-сама. Эти люди – предатели и отступники, которые где-то сумели раздобыть костюмы анбу и таким образом пробраться сюда. Они несомненно хотели напасть на Вас… Я рад, что успел вовремя, - уверенно закончил он.
Еще какое-то время было тихо, только ветер свистел в щелях. Потом Данзо едва заметно кивнул и ровно-холодным, абсолютно безэмоциональным голосом произнес:
- Разумеется, Какаши-кун. Благодарю.
Его взгляд говорил, что он прекрасно знает о том, что Какаши знает.
Но политика – очень топкое болото, где ничто никогда не бывает тем, чем является на самом деле.
Хатаке снова поклонился и, резко развернувшись, направился к выходу, уверенный, что удара в спину не последует.
На душе почему-то было невероятно муторно и тошно.

* * *


Такеши прорывался сквозь густой бурелом, захлебываясь воздухом, и пытался обрести мысленное равновесие.
Проклятье, ну как они могли так просчитаться?!
Данзо-сама все это очень не понравится. Очень.
Холодный воздух обжигал легкие, перед глазами плясали цветные пятна. Но Хидеаки не собирался останавливаться, хотя и не чувствовал погони.
Убираться. Нужно убираться отсюда – подальше от Конохи, подальше от всех этих психованных героических фанатиков, подальше от неудачливых союзников… Быть может, он сумеет начать все заново. Нужно только найти себе укрытие, временное убежище, восстановить силы – и тогда можно будет вернуться. Когда-нибудь. В любом случае, отказываться от своей мести он не собирался.
Однако в Конохе ему теперь делать точно нечего. Он показал свое лицо. И как только он мог быть настолько беспечен?!
Но, впрочем, неважно. Это все теперь уже не имеет ровным счетом никакого значения.
Через несколько минут Такеши снизил скорость, а потом и вовсе остановился. Нужно передохнуть.
Леденящая ярость – на себя в том числе – постепенно улеглась, сознание стало чистым и холодно-ясным. Ничего, это не конец. Проклятый ненавистный мальчишка-Девятихвостый забрал песок Казекаге, это плохо… но не фатально. Можно найти другой способ. Главное – время.
Время, время, время…
Его час еще придет. И тогда – он не упустит ни одного козыря. Он выверит и проверит все десять, нет, двадцать раз, он не оставит места ошибке, он…
Он достойно использует случайно выпавший ему второй шанс.
Такеши глубоко вдохнул, уже совершенно спокойный…
…и резко развернулся, почувствовав чужой взгляд.
Но почти в то же мгновение расслабленно опустил плечи, когда лунный свет залил шагнувшую из-за толстого дерева фигуру.
Кот.
Ну и что этот трус здесь делает? И почему не явился вовремя? Надеялся опять остаться в стороне?!
Хидеаки презрительно фыркнул, разглядывая улыбающуюся белую маску.
- Чего тебе? – бросил он.
Кот развел руками, насмешливо протянув:
- Ничего, ровным счетом ничего, Медведь-сан… или я должен называть Вас Хидеаки-сан? Я просто совершенно случайно оказался поблизости.
Такеши скривился. Этот тип всегда изрядно действовал ему на нервы… Но, к сожалению, он почему-то был любимчиком Данзо-сама, так что приходилось терпеть все его выходки.
Кот вдруг поднял руки и медленно снял маску.
Хидеаки непонимающе моргнул:
- Ты чего это?..
Где-то на грани осознания возникло странное смутное предчувствие.
Кот пожал плечами и спокойно ответил:
- Мне показалось, что будет немного нечестно, если Вы так и не увидите моего лица.
Такеши нахмурился, со смешанным чувством разглядывая собеседника.
Бледная кожа, черные глаза, темные короткие волосы. Вежливая улыбка на чуть пухлых губах.
Кажется, он где-то уже видел его… Ах да.
Это ведь один из безымянных сирот, особых воспитанников Данзо-сама.
Смутное воспоминание – двое мальчишек, примерно одного возраста… светленький и темненький, постоянно ходили вместе… и Данзо-сама начала беспокоить эта связь-привязанность…
А потом, через какое-то время – давно это было, лет шесть назад – Такеши отправился на миссию вместе со светленьким мальчиком. Да, точно. Но они тогда неожиданно попали в засаду, и каждый оказался сам за себя. Обычное дело. Такеши предпочел спастись сам вместо того, чтобы бессмысленно рисковать жизнью ради кого-то другого… к тому же, Данзо-сама перед началом миссии намекнул, что будет совсем не против, если безымянный не вернется.
Кажется, второму мальчишке должны были сказать, что его друг умер от неизлечимой болезни…
И тут внезапно пришло понимание – как ледяной иглой под сердце.
Такеши успел только потрясенно выдохнуть:
- Ублюдок… Ты предашь Данзо-сама?! Ради мести?!!
Кот качнул головой, все так же вежливо улыбаясь:
- Нет, что Вы, месть – это слишком глупо и бессмысленно. Она не несет с собой ничего.
Снег все так же медленно сыпался с небес, залепляя глаза и губы.
- Я просто не хочу, чтобы Узумаки Наруто погиб так быстро. В конце концов, он единственный, благодаря кому у меня еще остается желание рисовать.
И в следующее мгновение – одно стремительное, смазанное движение, неуловимое взглядом, как росчерк кисти, и чужие безразличные глаза совсем рядом, и такой же безразлично-спокойный голос у самого уха:
- Я профессиональный ликвидатор. Приношу свои извинения, хотя… Не могу сказать, что мне жаль.
А потом была только боль… и темнота.

2008-12-31 в 22:47 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Глава десятая: Бабочка в ладонях


За окном плыли облака. Грязно-серые облака на бледно-голубом зимнем небе. Снегопад закончился еще утром, но выпавший снег пока не спешил таять. Все улицы были словно застелены ровным белым покрывалом, и беспечные дети в разноцветных теплых шарфах радостно играли в снежки, блестя глазами от восторга и даже не подозревая, какая гроза едва не обрушилась на Коноху минувшей ночью.
Сакура готова была заплатить любую цену, чтобы они так и оставались в неведении.
Ну, или почти любую.
Она вздохнула и с силой потерла глаза. Всю ночь и весь день они разбирались с последствиями, ей только пару часов назад удалось немного поспать. Голова буквально раскалывалась и гудела, как целый пчелиный улей, но пить лекарства не хотелось. Она и так уже за последние четыре недели слишком на них подсела.
Последствия заключались в нескольких десятках анбу-отступников. И в нескольких трупах. По счастью – все тех же анбу. Сакуре до сих пор не верилось, что им всем так невероятно повезло. Что они все остались живы и даже не получили сколько-нибудь серьезных ран… ну, за исключением разве что Тен-Тен, но и ее здоровью ничто серьезно не угрожало.
- И все равно я не понимаю, зачем тебе надо было их убивать! - негромко огрызнулся стоявший у соседнего окна Ирука, обращаясь к Какаши.
Тот возвел взгляд к потолку и со вздохом объяснил – уже в который раз:
- Это были предатели. Их все равно ждала смертная казнь… и, заметь, нелегкая. Если ты понимаешь, что я имею ввиду.
Ирука вздрогнул и отвернулся. Сакуре тоже стало здорово не по себе, еще и потому, что она случайно подслушала чужой разговор, совсем этого не желая.
Последнее время в Конохе очень не любили предателей. Очень. Особенно после Второй Войны с Камнем, когда несколько отступников изнутри открыли ворота деревни и впустили захватчиков.
- К тому же, - неуместно беспечным тоном продолжил Какаши, - пленников у нас и так достаточно. И лично я понятия не имею, что с ними делать! Ну да, по счастью, не мне это решать.
Сакура едва слышно вздохнула и, отвернувшись от окна, подошла к своему столу.
Несколько десятков пленников. Профессиональных ниндзя высшего класса. Посадить их всех в тюрьму… это все равно, что пытаться удержать на цепи цунами. Сакуре до сих пор не верилось, что они, пусть и дзенины, но на самом деле всего лишь позавчерашние выпускники Академии, сумели справиться с такими противниками.
Ибики собирался устроить допрос, но Хокаге неожиданно заявила, что не хочет знать подробностей. И велела пока просто держать преступников взаперти, причем к тому же сохранять произошедшее минувшей ночью в тайне от мирных жителей.
Сакура снова вздохнула и с силой потерла виски. Весь день они с Шизуне носились по Штабу в попытках успеть одновременно повсюду, раздавали распоряжения Хокаге…
А ближе к вечеру Тсунаде объявила о собрании в своем кабинете.
Сакура невольно хихикнула, вспомнив, как они все столкнулись здесь ночью, поспешив на выручку к Хокаге… и обнаружили по прибытии, что спасать никого не требуется.
Странно. Как это все получилось… странно. Внутренний заговор, сложный и многоярусный, рассчитанный до последней детали, до последней мелочи, который вдруг лопнул, словно мыльный пузырь.
Так не бывает. Им просто не могло так сказочно повезти.
Не могло.
- Почему ты не разбудила меня?! – неожиданно почти прорычала Тсунаде, едва не заставив Сакуру подскочить на месте.
Просторный кабинет, залитый косыми лучами бледного закатного солнца. Шиноби, выстроившиеся неровным полукругом перед столом Хокаге в терпеливом ожидании, когда на них наконец соизволят обратить внимание. И завершающий штрих картины – хозяйка кабинета, яростно расхаживавшая из угла в угол и предельно недовольная ситуацией.
- Потому что Вам нужно было отдохнуть, - несвойственным ей железным тоном заявила Шизуне, недовольно хмурясь.
Сакура про себя отметила, что самой Шизуне тоже не помешало бы хорошенько выспаться.
Уже можно.
Наверное.
Тсунаде замерла, резко развернулась к своей первой помощнице. Потом обвела пристальным мрачным взглядом всех остальных собравшихся и возмущенно воскликнула, в одну фразу уложив главную причину своего недовольства:
- Такой заговор – и все разрешилось без меня!!!
Если б это все не было так серьезно – Сакура бы рассмеялась. Слишком уж абсурдно, слишком по-детски прозвучало вдруг это заявление…
Она открыла было рот, чтобы снова попытаться успокоить Хокаге, как вдруг от дверей раздался знакомый, такой знакомый и такой неожиданный голос, с такими привычными лихо-веселыми интонациями:
- Нэ-э, Тсунаде-баа-чан, но ведь для этого у тебя и есть мы!
Все, как по команде, дружно обернулись.
И, кажется, затаили дыхание. Во всяком случае, насчет себя Сакура точно могла сказать, что на несколько мгновений совершенно забыла, как это – дышать.
Потому что…
Наруто. Наруто стоял на пороге и широко ухмылялся.
Тот самый, уже почти вошедший в поговорки черно-оранжевый костюм, тщательно отполированный протектор, золотистые от солнца волосы и хитрые искры в синих глазах.
На-ру-то.
С прежним взглядом и прежней улыбкой.
Неужели?..
- Значит, вернулся все-таки, - негромко проговорил Какаши, кладя руку на плечо застывшему Ируке.
Остальные переглянулись, явно не в силах сообразить, как реагировать.
Так… внезапно. Так… неожиданно.
Все вдруг встало на свои места.
А Наруто громко фыркнул в ответ и выразительно закатил глаза, заявив:
- Да что вы все заладили: «вернулся, вернулся»! Я никуда и не уходил!
Он спокойно прошел в кабинет, как в свой собственный, широко улыбнулся Сакуре, подмигнул и вдруг бесцеремонно взгромоздился на ее стол. Саске остался стоять у входа, прислонившись спиной к стене и скрестив руки на груди.
Шикамару прищурился, задумчиво глядя куда-то в потолок, и лениво протянул:
- Правда? Может, ты еще и память не терял?
Улыбка Наруто на мгновение поблекла, он явно растерялся и даже почти смутился, выдавив:
- Э… Нет, ну этого я, конечно, не скажу… - а потом уже снова весело воскликнул. – Ну что, так о чем вы тут говорили до нашего прихода?!
Никто не ответил.
Какаши все так же удерживал оцепеневшего Ируку, Неджи просто пристально смотрел на Наруто, Шикамару глубокомысленно созерцал потолок, Киба и Акамару дружно хлопали глазами, Ино теребила прядь волос, Чоджи задумчиво тер подбородок, Хината старательно прятала глаза и то краснела, то бледнела, Шино внимательно разглядывал ползшего по его ладони жука, Сай безмятежно улыбался, Ли грыз кончик косы и, судя по вдохновенному выражению лица, готовился произнести речь, а Тен-Тен, сидевшая на стуле у стены, нервно вертела в пальцах сюрикен.
Ти-ши-на. Словно они все вдруг попали в аквариум с золотыми рыбками.
- Ты, - наконец выдохнула Хокаге, и Сакура только сейчас заметила, как та побледнела.
Узумаки перевел взгляд на Тсунаде и удивленно спросил:
- Что-то не так, баа-чан?
Пятая почти минуту пристально смотрела на него, потом прикрыла глаза рукой и упала в кресло.
Сакура закусила губу.
Какой же ты все-таки иногда идиот, Наруто…
Внутри все дергалось и странно переворачивалось. Сердце билось быстро-быстро, как после долгого бега, и Сакура никак не могла сосредоточиться.
Всего две недели назад они все так же стояли здесь и говорили о том, что Совет требует казни Наруто.
Неужели это правда было?..
Ведь вот он, Наруто, прежний, настоящий, улыбающийся так широко, что почему-то становится больно, сидит на ее столе и беспечно болтает ногами. Словно последний месяц, полный свинцовой тревоги и мутных сомнений, был просто сном. Простым ночным кошмаром, который без следа рассеялся с приходом рассвета.
- Тсунаде-сама, - вдруг негромко позвал Какаши, выступая вперед. – Позвольте, я начну?
Хокаге помедлила, потом кивнула, все так же не открывая глаз.
Хатаке повернулся к остальным.
- Что ж, - начал он, скользя по напряженным лицам ничего не выражавшим взглядом. – Полагаю, у вас всех накопилось немало вопросов. Минувшей ночью все вы так или иначе перенесли внезапное нападение, так что в руках каждого из вас оказался кусок мозаики. Я постараюсь восполнить недостающие фрагменты.
Какаши ненадолго замолчал и отошел к окну, заложив руки за спину. Остальные внимательно слушали, даже Наруто сосредоточенно хмурился и не пытался перебить.
- Думаю, для вас не секрет, что не все в деревне одобряют политику Тсунаде-сама, - продолжил он тем же ровным бесстрастным голосом. – По разным причинам. Так было всегда и, думаю, будет впредь. И в этом нет ничего страшного… разумеется, пока такие «недовольные» не предпринимают попытку перейти к решительным действиям.
Боль в висках усилилась, Сакура прерывисто выдохнула и сжала голову руками.

2008-12-31 в 22:48 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Какаши обернулся через плечо, внимательно посмотрел на все так же улыбавшегося Сая, прямо встретившего его взгляд, и снова отвернулся к окну:
- Также, уверен, вы все прекрасно знаете, что Данзо-сама, один из самых влиятельных членов Совета Старейшин, не раз пытался тем или иным способом помешать миротворческой политике Тсунаде-сама. Тут надо отметить, что у Данзо-сама немало союзников, - он резко развернулся и неожиданно жестко, с нажимом произнес. - А теперь я хочу, чтобы вы поняли: то, что будет сейчас сказано, не должно покинуть стен этого кабинета.
Только дождавшись, пока каждый кивнет – кто-то недовольно, кто-то нетерпеливо, кто-то с сомнением – Хатаке продолжил:
- Данзо-сама долго выжидал, подбирая надежных союзников, и наконец решил, что пришло время нанести удар. А начать он пожелал с уничтожения приближенных Хокаге-сама. И первым в списке был ты, - Какаши перевел холодно-оценивающий взгляд на Наруто, и тот едва заметно вздрогнул. – Вся история с похитителями и пещерой была подстроена. Тебя намеренно заманили в ловушку. Единственное что – агенты Данзо-сама рассчитывали, что ты погибнешь, а не потеряешь память. Впрочем, последнее их тоже вполне устроило, и они перешли к более решительным действиям.
Сакура вскинула руку ко рту. Наруто нахмурился и нетерпеливо воскликнул:
- Так, стоп, погодите, я не понял! Вы что же, заранее знали обо всем этом?!
- Наруто, - попытался урезонить бывшего ученика Ирука, но Узумаки его проигнорировал, сверля Какаши пристальным обвиняющим взглядом.
Хатаке повел плечом и уклончиво ответил:
- Мы догадывались, что рано или поздно может произойти что-то подобное, - и продолжил, не давая Наруто возможности снова перебить. – Итак, любимчик Хокаге и герой деревни схлопотал амнезию. Одно из главных препятствий было устранено, так как почти все сосредоточились на решении этой неожиданной проблемы, и Данзо-сама получил большую свободу действий. Чем он не преминул воспользоваться. А именно – начал подготавливать давно запланированный переворот. Для начала было организовано нападение на возвращавшийся с миссии отряд анбу, в который входили два высших офицера. Все это было проделано с той целью, чтобы Коноха заподозрила Звук и сосредоточила все свое внимание на нем. А подчиненные Данзо-сама тем временем продолжали попытки выяснить личность капитана анбу. Чтобы ослабить Хокаге, решено было избавиться от ее ближайших помощников. То есть от Наруто, Сакуры, еще, возможно, в это число входил Саске, как последний представитель легендарного клана Учиха, а также семьи Хьюга и Сарутоби.
- Сарутоби? – удивленно переспросил Киба.
Сакура тоже непонимающе посмотрела на Какаши. Однако ответил почему-то Ирука.
- Сарутоби – родственники предыдущего Хокаге. Уважаемая и почтенная семья, имеющая большое влияние в Совете, и всячески поддерживающая политику Тсунаде-сама, - он вздохнул. - Хорошо, что мы с Конохамару вовремя успели на помощь Куренай-сан и ее сыну… хотя, впрочем, она и без нас неплохо справлялась, - уже гораздо тише добавил учитель, отчего-то смутившись и отводя взгляд.
- Именно так, - спокойно кивнул Хатаке. – Единственное, что мне не очень понятно – это зачем понадобилось нападать на дом Нара…
- Да это как раз проще простого!
Все удивленно повернулись к Наруто.
Тот хмурился, сосредоточенно роясь за пазухой, потом вдруг кинул Шикамару холодно блеснувшую стеклянную колбу. Тот флегматично перехватил ее в воздухе, вопросительно изогнул бровь.
- Передай жене, в качестве сувенира, - пояснил Наруто и криво, как-то недобро улыбнулся. – Это песок Гаары, - он вдруг посмотрел на Тсунаде и мрачно добавил. – Они хотели развязать войну с Ветром.
Сакура моргнула. Смысл последних слов просто отказывался доходить до ее сознания.
Войну? С Ветром?..
- А для этого им нужно было несколько трупов. Особенных, - Наруто выразительно скривился, подтягивая одно колено к груди. – Они хотели подстроить смерть капитана Анбу так, словно он стал жертвой песочников, и одновременно собирались убить сестру Казекаге, чтобы полностью устранить возможность мирного разрешения конфликта.
Тсунаде и Какаши молча переглянулись, Шикамару сжал колбу в пальцах так, что она едва не треснула. Реакции остальных Сакура не заметила, сосредоточив все свое внимание на Узумаки, глядя на него – и не узнавая.
Это правда говорит Наруто? Так серьезно, так уверенно? С таким знанием дела?..
Когда он успел так измениться?
Так… вырасти?
Сакуре вдруг почему-то стало холодно. Затылок словно ужалило ледяными иглами. Она вздрогнула и обернулась к двери…
Взгляд Саске был черным и непроницаемым. И таким тяжелым, что становилось страшно.
Что это с ним?..
- Откуда ты это знаешь?! – наконец потрясенно воскликнул Ирука.
Наруто потер затылок:
- Эм, да так… У нас с Саске-тэме тоже была веселая ночка…
- Продолжай, - велела Хокаге, не глядя на него.
Узумаки беспечно ухмыльнулся, отмахиваясь:
- Да ладно, там нечего особо продолжать! Лучше скажите, Какаши-сенсей, откуда Вам известны все эти подробности.
Хатаке спокойно встретил подозрительный взгляд своего бывшего ученика и безмятежно ответил, но от этой безмятежности по спине почему-то побежали мурашки:
- У меня свои методы добывать информацию.
На пару минут в кабинете повисла гнетущая, почти физически ощущаемая тишина.
Потом Тсунаде откинулась на спинку кресла, снова прикрывая глаза и жестом прося неподвижную Шизуне приготовить чай.
- Если честно, сначала у меня были подозрения, что это все как-то связано с оставшимися Акацки – мы ведь до сих пор так и не знаем, где они скрываются… - медленно проговорила она. – Но, похоже, дело действительно было только во внутреннем заговоре. Хатаке, ты забыл упомянуть еще одну важную деталь: Данзо рассчитывал выяснить, где находится запечатанный Треххвостый.
Сакура с присвистом втянула воздух, невидяще глядя прямо перед собой.
Но это… безумие!..
- Зачем?! – словно эхом к ее мыслям прозвучал потрясенный голос Ино.
Тсунаде холодно усмехнулась:
- Зверь – это сила. Если правильно его использовать. А я не сомневаюсь, Данзо уверен, что знает, как его правильно использовать.
- Быть ниндзя – значит, быть оружием и не более, - неожиданно заговорил Сай, задумчиво водя пальцем по собственной щеке. - Именно так говорит Данзо-сама… и не он один. А Зверь – это тоже оружие. Только в случае с Наруто, по словам Данзо-сама, это бракованное оружие, которое подлежит уничтожению.
- Агрххх! – зарычал Наруто вцепившись руками в столешницу и одарив бледного очень недобрым взглядом. – Ну спасибо!
- Всегда пожалуйста, - вежливо улыбнулся тот в ответ, и Сакура краем глаза заметила, как нахмурился по-прежнему молчавший Саске.
- Кстати, - вдруг произнес Неджи, повернувшись к Саю. – Думаю, я тоже должен тебя поблагодарить. За то, что ударил меня обратной стороной клинка… хотя, конечно, ты мог бы и не вкладывать столько силы, - Хьюга едва заметно поморщился. - У меня через всю грудь теперь тянется огромный кровоподтек…
Сакура раскрыла рот, озадаченно хлопая глазами.
Творилось что-то непонятное. Совсем непонятное и не укладывавшееся в привычную картину мира.
Какой удар? Что за кровоподтек? С каких это пор Неджи и Сай вообще заметили существование друг друга?!
Бледный пожал плечами, протянув с притворным сожалением:
- Мм… Прости, но нужно было, чтобы Медведь-сан поверил. Или ты бы предпочел, чтобы это он перерезал тебе горло? Ты ведь очень невовремя обо всем догадался…
- О чем вы вообще?! – наконец озвучил всеобщее недоумение Киба.
Акамару согласно гавкнул, да так, что у Сакуры заложило уши. И, судя по недовольным лицам всех остальных, не у нее одной.
- Медведь, один из офицеров анбу, оказался приближенным Данзо-сама, - бесстрастно сообщил Неджи и на этом умолк, сочтя все пояснения завершенными.
Наруто снова принялся болтать в воздухе ногами, одновременно хмурясь. Потом посмотрел за окно и неожиданно заявил:
- Я с самого начала был против того, чтобы он стал офицером! Ну… не понравился он мне, - уже значительно тише буркнул он.
Учиха шевельнулся и насмешливо произнес первую свою фразу со времени прибытия:
- Да что ты говоришь!
- Эй, я, между прочим, серьезно! – тут же возмутился Узумаки, вскидывая голову.
Саске презрительно хмыкнул, но Сакура знала, что Наруто действительно более чем серьезен.
Непонятно, как, но он умел чувствовать людей. Еще с детства, еще с тех времен, когда они трое были командой номер семь…
Так, секунду. А с каких это пор Наруто решает, кто станет офицером анбу?
Он же не…
- Нэ, Тсунаде-баа-чан, а представляешь, они думали, что капитан – это Саске! – вдруг весело сообщил Узумаки.
Сакура не успела сообразить, как ей реагировать на подобное заявление, потому что в следующее мгновение Наруто ударила по голове записная книжка.
- Ай! – воскликнул тот, обиженно потирая затылок. - За что?!
- Идиот, - скривился Саске, снова складывая руки на груди и сверля его темным тяжелым взглядом. - Тебя что, ничему не научила вся эта история? Как ты думаешь, почему личность капитана должна сохраняться в тайне?
Лицо Наруто разочарованно вытянулось:
- Что, даже от своих?..
Чай. Единственное, что ей сейчас поможет – это горячий, крепкий-крепкий чай. Может быть, хоть тогда вся эта разрозненная информация уляжется в голове… Сакура прерывисто вздохнула и покосилась на Ли, но тот смотрел куда-то в другую сторону.
- А как ты думаешь, как долго это еще будет сохраняться в тайне при учете того, что Медведь сбежал? - бросил Учиха, нарушая молчание.
От его взгляда, от его голоса, от самой его позы по-прежнему веяло тяжелым колючим холодом.
- О, не переживайте об этом! – внезапно заявил Сай, чем тут же привлек к себе всеобщее внимание, и широко улыбнулся. – Медведь-сан уже вряд ли сможет сообщить кому-либо хоть что-нибудь. Так что Данзо-сама ничего не узнает, если не спросит меня… а я уже давно понял, что некоторые вещи говорить не стоит.

2008-12-31 в 22:49 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Сакура не успела даже моргнуть, как вдруг Саске, только что стоявший у двери, оказался рядом с Саем, схватил его за воротник и резко дернул на себя. Молча.
- Нээ, поосторожнее, пожалуйста, это моя любимая рубашка, - безмятежно протянул Сай, все так же улыбаясь.
Сакура поймала себя на мысли, что уже вообще ничего не понимает в происходящем.
- Так, значит, ты все это время шпионил для Данзо? – медленно проговорила Тсунаде. – Впрочем, не то чтобы я об этом не догадывалась…
Сай демонстративно развел руками:
- Ну, мне очень жаль, но все-таки я подчиняюсь в первую очередь именно ему…
- Что. Ты. Ему. Сообщил? – очень тихо, раздельно произнес Саске и с силой тряхнул Сая за воротник.
Тот улыбнулся шире и вдруг спокойно заявил:
- О, всего лишь то, что, если Наруто вдруг сейчас погибнет – Девятихвостый вырвется на свободу.
На кабинет обрушилась оглушительная тишина. Вязкая и глухая, абсолютно неподвижная, абсолютно безжизненная.
А Сай безмятежно продолжил, совершенно не обращая внимания на то, что натянутый воротник сильно впивался ему в горло:
- И еще то, что Наруто проводит так много времени с Тсунаде-сама, потому что они вместе ищут способ, как можно сделать так, чтобы Девятихвостый в случае смерти Наруто тоже погиб, - он чуть склонил голову набок и улыбнулся совсем уж широко. – Так что не удивляйтесь, если в самое ближайшее время за безопасностью Наруто станут пристально следить несколько наших агентов, а Данзо-сама лично зайдет к Вам, Тсунаде-сама, и потребует как можно реже отправлять на миссии дзенина Узумаки Наруто.
Саске медленно разжал пальцы и отступил на шаг, повернув голову так, что волосы полностью скрыли его лицо.
А в следующее мгновение потрясенную тишину разбил оглушительный хохот.
Наруто буквально согнулся пополам, едва не свалившись со стола, и сквозь приступы счастливо-сумасшедшего смеха восторженно простонал:
- Сай, ну ты и ублюдок!
Бледный поправил воротник и спокойно улыбнулся, прищурив глаза:
- Не уверен, что это был комплимент, но спасибо.
Саске вдруг резко развернулся, в несколько стремительных шагов преодолел расстояние до двери и исчез прежде, чем кто-либо успел опомниться.
Наруто тут же прекратил смеяться, соскочил со стола, и, нахмурившись, бросился следом:
- Эй, тэме, ты куда?!
Но уже у самого выхода его перехватил за плечо неизвестно когда успевший оказаться рядом Какаши.
- Погоди-ка еще минутку, - с этими словами, игнорируя попытки Наруто вырваться, Хатаке обвел остальных пристальным взглядом. – Вы все хорошо слышали то, что было здесь сказано. А теперь забудьте. Ради своего же блага.
Сакура обессиленно уронила голову на руки, сдаваясь и окончательно отказываясь что-либо понимать.
- Эй, но как же… - попытался было возразить Киба.
- Несмотря на захваченных пленников, у нас нет никаких доказательств вины Данзо, - мрачно произнесла Тсунаде, скривившись, как от зубной боли. – И нам не нужна внутренняя война – у него слишком много союзников в Совете. Поэтому, и только поэтому, мы притворимся, что ничего не знаем. Всем ясно? – с нажимом проговорила она.
Шикамару и Чоджи переглянулись и медленно кивнули. Остальные неохотно последовали их примеру.
Политика.
Сакура ненавидела политику.
- Да ясно все, ясно, мы не такие идиоты! – воскликнул Наруто и, наконец вывернувшись из-под руки Какаши, стремительно исчез за дверью.
Все молча проводили его взглядами.
Сбежали… А ведь осталось столько всего разного, о чем Сакура хотела их спросить. Где они были ночью, что именно с ними произошло, как и почему к Наруто так внезапно вернулась память…
- У меня еще один вопрос, - подала голос молчавшая до этого Тен-Тен. – Если они хотели ослабить Тсунаде-сама, пошатнуть ее власть, лишив ее ближайших союзников… то зачем при этом надо было нападать на нее саму?
Судя по тому, какими взглядами обменялись Хокаге и Какаши, этот вопрос их изрядно озадачил.
- Может быть, - осторожно заговорила Шизуне, нервно теребя рукав косодэ, - они рассчитывали заменить Тсунаде-сама двойником, и сделать все это, чтобы таким образом еще больше подорвать ее авторитет?..
- Откуда только у тебя в голове подобные идеи?! – поразилась Хокаге, потом нахмурилась. – Так, все, больше ты не читаешь извращенские псевдодетективы этого старого кретина Джирайи!
И прежде, чем Сакура успела адекватно переварить мысль, что Шизуне, умница и скромница Шизуне, читает те самые книжки, в кабинете раздался новый голос:
- Я слышал, здесь помянули мое имя?!
Все дружно повернулись к окну.
На подоконнике, весь залитый последними лучами закатного солнца, в торжественной позе восседал ни кто иной, как легендарный Жабий Отшельник собственной персоной.
- О да, вы не ошиблись, я действительно вернулся из очередного путешествия, посвященного сбору материала для моей новой книги! – торжественно возвестил он. – И вы даже не представляете, какие удивительные приключения мне пришлось пережить на этот раз!
Никто банально не нашелся, что можно ответить на подобное заявление. Повисла почти театральная пауза.
Джирайя, не дождавшись должной реакции на свои слова, обвел всех пристальным взглядом, уточнил:
- А что это вы все здесь собрались? – и с подозрением осведомился. – Я что, что-то пропустил?

2008-12-31 в 22:50 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Ступени были скользкими от подтаявшего снега, и Наруто, кубарем вылетевший из дверей, едва не рухнул с лестницы вниз головой. Однако каким-то чудом все же сумел удержать равновесие и замер, пытаясь отдышаться и одновременно понять, в какую сторону пошел Саске.
Да чтоб этому тэме… жилось долго и счастливо! Что на него вдруг нашло?! Сбежал, ничего не объясняя…
Наруто резко выдохнул и, наконец различив на другом конце улицы знакомую идеально прямую спину, молча бросился следом.
Свет слепил глаза, отражаясь от слишком белого снега. Немногочисленные прохожие благоразумно расступались в стороны, не рискуя оставаться у него на пути.
- Эй, Наруто! – вдруг радостно окликнул сзади смутно знакомый голос. – Давненько тебя не было видно! Как ты, все в порядке?
Узумаки на мгновение остановился, оглянулся через плечо. А, кажется, это Изумо… значит, где-то неподалеку должен быть и Котетсу…
- Все прекрасно! – наконец откликнулся он, широко ухмыльнувшись, и, кивнув на прощание, снова бросился вперед.
Холодный воздух жег легкие. Улыбка застыла на губах.
Разумеется, у него всегда все прекрасно! Он ведь, будь оно все проклято, Узумаки Наруто!..
Дома проносились мимо, как живые. Красные крыши ярко сверкали в лучах солнца, и снег на улицах казался миражом…
Однако не успел он пробежать и нескольких метров, как его снова окликнули:
- Наруто-нии-чан!!!
И в следующее мгновение его облепила, едва не сбив с ног, стайка детишек лет десяти. Они надежно уцепились за руки и за ноги и восторженно защебетали все одновременно, преданно глядя снизу вверх огромными сияющими глазами:
- Мы так давно тебя не видели!
- Почему ты к нам не приходишь?!
- Мы соскучились!
- Ты ведь поиграешь с нами в ниндзя, правда???
Наруто несколько раз моргнул, приходя в себя. Потом почувствовал, что губы сами собой разъезжаются в искренней веселой улыбке, и потрепал ближайшего ребенка по волосам, но сказать ничего не успел.
- Обещай, что скоро придешь!!! – хором потребовали будущие шиноби.
Узумаки негромко вздохнул и развел руками:
- Ладно, ладно, обещаю!
Действительно, давненько он не заходил в Академию, в гости к Ируке-сенсею… Надо будет исправиться! А то непорядок получается – из его жизни словно без вести выпал почти целый месяц, потраченный впустую…
Впустую?
- Точно?! – нетерпеливо затеребила его рукав светловолосая девочка. – Ты точно придешь?!!
- Хэй, Узумаки Наруто всегда держит свои обещания! – воскликнул он, не без труда выпутываясь из цепких детских объятий. – Но сейчас мне нужно спешить, так что…
Махнув рукой на прощанье, он снова перешел на бег, пристально вглядываясь вперед.
Где же, где же…
А, вот. Та самая идеально прямая спина, в форменной зеленой жилетке. Кажется, прошло целых два года с тех пор, как Саске в последний раз надел одежду с символом своего клана.
Быстрее, быстрее, еще чуть-чуть поднажать – и он все же настигнет свою цель! Настигнет ведь?
Почему он никак не может его догнать?..
Словно они на самом деле находятся не на одной и той же улице, но в параллельных пространствах… а параллельные прямые, как известно, никогда не пересекаются…
Ну что за глупости еще лезут в голову?!
А все этот тэме виноват! Идет где-то впереди, как ни в чем не бывало, и удаляется, удаляется, удаляется, так медленно и неотвратимо…
…как в тот раз у водопада…
Перед глазами на мгновение потемнело, Наруто набрал в легкие как можно больше воздуха и из последних сил сделал финальный рывок.
Саске остановился, даже не сделав попытки обернуться. Наруто тоже замер, пытаясь отдышаться, сам толком не уверенный – он держит Учиху за плечо, чтобы тот не сбежал снова, или же он сам держится за его плечо, чтобы не упасть.
- Слушай, так что не так? – наконец почти спокойно сумел спросить он.
Саске покосился на его руку и резко дернул плечом, отстраняясь.
А потом развернулся.
И Наруто мгновенно пожалел о своем желании заглянуть ему в глаза.
Потому что последний раз он видел такой взгляд у Саске в тот день, когда погиб Итачи.
Темный, пустой и холодный взгляд, а на самом дне глаз плескалась вязкая ярость.
Саске медленно разомкнул губы и неестественно ровным голосом ответил:
- Ты мне солгал.
В первое мгновение Наруто просто не сообразил, о чем он вообще, непонимающе моргнул… а потом медленно начал догадываться.
Неестественно бледные губы Учихи изогнулись в недоброй улыбке:
- Ты солгал, - повторил он, пристально глядя прямо в глаза Наруто. – Ты сказал мне, что не помнишь ничего из произошедшего за последние четыре недели. Но, судя по тому, как ты разглагольствовал сейчас в кабинете Хокаге, это далеко не так.
Узумаки зябко поежился, отводя взгляд. На душе почему-то вдруг стало тоскливо и тошно.
Доигрался. Хотел, как лучше, ага. Разумеется.
И почему только ему в голову стукнула дурацкая идея притвориться, будто он правда не помнит?.. Наверное, его действительно слишком сильно долбанули по голове. Остатки мозгов через уши вылетели.
А он ведь всего лишь не хотел, чтобы Саске чувствовал себя виноватым…
Наруто нервно закусил губу и неуверенно покосился на слишком спокойное лицо Учихи.
- И, полагаю, ты соврал мне не только в этом, - невозмутимо продолжил Саске, заставив Наруто вздрогнуть. – Когда к тебе на самом деле вернулась память?
И взгляд – требовательный, жесткий, почти страшный. Такой, что невозможно отвернуться. Такой, что невозможно не ответить.
Узумаки упрямо нахмурился, но все же сдался.
- Какими-то мутными обрывками – после того очередного ночного кошмара, когда я случайно разбудил тебя. А полностью – в лесу, незадолго до того, как появился ты, из-за одной фразы Медведя…
Саске даже не поинтересовался, какой именно. Вместо этого скользнул по Наруто все тем же тяжелым взглядом, решительно развернулся и, засунув руки в карманы, зашагал прочь.
Узумаки какое-то время стоял на месте, пытаясь собраться с мыслями и успокоить слишком уж лихорадочно стучавшее сердце, потом поспешил догнать Учиху и пошел в четырех шагах позади него.
Ну и что теперь?
Улица тянулась бесконечно долго. Мимо куда-то спешили по своим делам другие жители деревни, шиноби и гражданские, смеялись и веселились дети, поминутно приветственно окликал кто-то знакомый. Наруто с улыбкой кивал в ответ, пытаясь притвориться, что все в порядке, он просто возвращается домой, они просто возвращаются домой… и плевать, что Саске на несколько метров вокруг себя распространяет давящую гнетущую ауру…
На мгновение Наруто показалось, будто в воздухе мелькнула голубокрылая бабочка… но нет, это просто обман зрения. Какая может быть бабочка в октябре?!
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они наконец добрались до дома. Узумаки к этому моменту уже успел здорово накрутить себя, готовый нападать и защищаться одновременно. Ну что этого проклятого Учиху вечно не устраивает?! Нет, чтоб порадоваться, что все завершилось благополучно…
Саске, не оборачиваясь, открыл дверь ключом и молча прошел в дом. Наруто нахмурился и поспешил за ним. Сердце колотилось, как сумасшедшее, причем непонятно было, почему.
Они оба замерли в прихожей. Узумаки еще какое-то время сверлил взглядом чужую спину, а потом – словно прорвало плотину, и вся тревога, все беспокойство, все напряжение последних дней вырвались наружу вместе со словами:
- Проклятье, тэме, хватит меня игнорировать! Я тебе не жена, чтобы покорно и безропотно плестись следом за тобой и терпеть все твои выходки!!!
Целую секунду Саске, резко развернувшись, просто пристально смотрел на него.
А потом ударил.
Кулак прошел в нескольких миллиметрах от щеки, мазнул дуновением ветра. Наруто уклонился почти на автомате, одновременно ставя блок на следующий удар. И подумал: «Какого хрена?!»
А потом мыслей не осталось.
Только дыхание, за которым нужно следить, и эхо биения чужой крови. Темная прихожая, едва посеребренная сумеречным светом, и тени, тени предметов вокруг, и сами они тоже стали как тени.
Удар, удар, блок, поворот, удар-удар-удар-удар… Подпрыгнуть, увернуться, оттолкнуться от стены, присесть, ударить сбоку, увернуться, сбить графин со стола, перепрыгнуть осколки, ударить-ударить-ударить, блокировать, увернуться, оттолкнуть, повернуться, присесть… Все – молча, следя только за дыханием. И воздух вокруг какой-то вязкий и липкий, словно кисель, и они оба, как мухи, в этом киселе завязшие…
Стекло хрустит под ногами, и на улице слышен шум ветра, а весь мир сосредоточен в чужих глазах. Злых-настороженных-серьезных-черных-непроглядных-внимательных-ожидающих-пристальных…
Удар, удар, блок, поворот. Стучит сердце, и тикают в прихожей большие часы, и хрустит, хрустит под ногами стекло. Ноет челюсть, болят ребра, в голове гудит, но одновременно почему-то вдруг становится так легко и радостно на душе, что кажется, можно броситься с обрыва вниз – и полететь…
Удар, удар, блок, поворот…
…а потом драка закончилась так же внезапно, как началась.

2008-12-31 в 22:51 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Они отскочили в разные стороны и замерли, хрипло дыша, сверля друг друга пристальными взглядами.
«Семейный скандал» – кажется, так это называется у нормальных людей?..
Секунда. Другая. Третья. Четвертая.
Наруто с присвистом вдохнул, сплюнул кровь из разбитой губы, отогнав мысль о том, что это выглядело слишком позерски, и отрывисто бросил:
- Полегчало?
Пятая. Шестая.
Саске смотрел на него с каким-то странным удивлением… а в следующее мгновение вдруг оказался рядом, прижал к стене и, схватив за волосы, грубо поцеловал.
Чужие губы обожгли, как лед.
Наруто вздрогнул, дернулся, не давая Учихе углубить поцелуй, и почти рефлекторно с силой врезал ему кулаком в живот. А когда тот отпустил его, судорожно хватая воздух ртом, Наруто втолкнул его в комнату и, ни о чем не задумываясь, повалил на кровать, прыгнув сверху. Учиха снова задохнулся от так внезапно обрушившейся на него тяжести, а сам Узумаки шепотом взвыл оттого, что больно треснулся локтем о деревянную спинку.
А потом вдруг раздался какой-то подозрительный скрип, перешел в треск…
…и одна ножка кровати подломилась.
Наруто от неожиданного толчка едва не полетел головой вперед, но тут разом подломились все остальные ножки, и матрас окончательно рухнул на пол, подняв столбы пыли.
Узумаки буквально оторопел от такого предательского поведения мебели, почесал нос и оглушительно чихнул.
Учиха смотрел на него снизу очень странным взглядом, а после вдруг криво усмехнулся и хрипло заявил:
- Ну нет, Узумаки, ни одна жена не способна вызвать столько разрушений!
В первое мгновение Наруто даже не сообразил, о чем он. Потом возмущенно воскликнул:
- Эй, да ты просто не видел ни одной ссоры Шикамару и Темари!..
Он хотел добавить что-то еще – но не успел.
Весь мир вдруг как-то резко перевернулся с ног на голову, и он почему-то оказался на спине, а над ним навис Саске. И смотрел так, как получалось смотреть только у него.
Глаза черные, черные беспросветно, почему-то кажется, что никогда раньше они такими черными не были, черное пламя, черное жгучее пламя, черное…
А потом его снова поцеловали, и Наруто на сей раз не стал сопротивляться. Наоборот попытался перехватить инициативу, не собираясь сдаваться так просто. Но какая-то навязчивая мысль не давала покоя, мерзко жужжала на самой грани сознания, и он в итоге разорвал поцелуй, прижав к губам Саске ладонь, и неуверенно протянул, поразившись тому, как сипло прозвучал его голос:
- Погоди, тебе не кажется, что нам сначала надо поговорить?
Саске в ответ только выразительно приподнял одну бровь.
Но в голове Узумаки уже что-то щелкнуло, и он резко скинул Учиху, перекатился, подминая его под себя, потом сел на его бедра, прижимая за плечи к кровати. И сам не понимая, откуда пришли все эти слова, все эти эмоции, яростно выпалил, чувствуя, как по крови струится жаркий огонь:
- Ты, тупой эгоистичный ублюдок! Мне надоело постоянно во всем тебя слушаться, мне надоело всякий раз оглядываться в поисках твоего одобрения, мне надоело вечно трястись в паническом страхе, что чуть что окажется не по тебе – и ты уйдешь, снова куда-то свалишь и бросишь меня! Мне надоело, надоело, надоело, меня все это достало, о Ками-сама, как бы ты знал, как меня это все достало!!! Я не собираюсь больше разыгрывать из себя твою послушную собачку, вали куда хочешь, мать твою, вали куда хочешь, если приспичит – но учти, я все равно пойду за тобой и набью тебе морду!!! И будь ты проклят, заносчивый тупой ублюдок, если считаешь, что сможешь теперь от меня отделаться!! И да, мне плевать, что ты думаешь по этому поводу! И вообще, ты… ты… ты…
Он задохнулся, растеряв все остальные слова. Горло пересохло, дыхание с хрипом вырывалось из груди.
А лицо Саске…
Он даже не подозревал, что оно вообще способно выражать такую степень удивления, недоумения и… чего-то еще, знакомо-неназываемого.
- Ты!.. – снова начал Наруто, тщетно пытаясь заставить мысли думаться по порядку.
Удивление на лице Учихи медленно сменилось кривой улыбкой, он откинул голову назад, открывая бледное горло и глядя на Узумаки из-под полуопущенных ресниц – а потом вдруг с такой силой рванул в стороны полы его куртки, что едва не сломал молнию.
- Эй! – протестующее вскрикнул Наруто и наконец отпустил плечи Саске, стараясь выпутаться из рукавов.
А Учиха скользнул горячими, чуть шершавыми от мозолей ладонями ему под футболку и потянул к себе.
Мир снова перевернулся, Наруто опять оказался снизу… и неожиданно захохотал, закрыв глаза рукой и буквально физически чувствуя изумление Саске. Захохотал, почти задыхаясь от нехватки воздуха, но не в силах остановиться.
Ну что, съел, тупая хвостатая задница?! Съел?!!!
Драка, сломанная кровать, этот идиотский разговор про жену, его собственный вдохновенный монолог…
Почему у них всегда все получается так абсурдно и нелепо? Почему они не могут быть нормальными – хотя бы относительно? Почему они оба вечно ведут себя, как полные кретины?..
Почему, почему, почему…
От смеха противно заныло где-то под сердцем, и по лицу потекли слезы, но Наруто все никак не мог успокоиться, не мог совладать с собственным телом, не мог даже понять, почему ему так смешно…
А потом вдруг как-то резко стало не до смеха. И время почему-то замедлилось, почти застыло, растворилось в полутьме вокруг…
Остались только ощущения.
Холодно, холодно, холодно до безумия… и одновременно – жарко. Этот жар пожирает тело, выжигает, выплавляет мысли. Под закрытыми веками вспыхивают цветные пятна и искры.
Жарко, жарко… Жарко настолько, что не хватает воздуха. Вырваться, отползти, отстраниться – хотя бы на мгновение – сбежать из плена, из плена этих губ, этих рук, этих объятий… властно-нежных и одновременно грубо-неуверенных, и таких знакомых, таких естественных, как свои собственные.
Жарко… а без всего этого, без него – слишком холодно. Пусто, глухо, одиноко, и есть только оцепенение-безразличие-холод.
Чужие губы обжигают, прикасаются к шрамам на шее невесомо, словно крылья бабочки. Оставляют на коже невидимые – но несомненные – следы. Которые никогда не смыть и не стереть.
Холодно и жарко, и совсем не осталось никаких мыслей. И уже совершенно непонятно – где он, что он, зачем он…
Единственное, что кристально ясно, что по-настоящему имеет значение – это с кем он.
Полубезумная пытка для отвыкшего от чужих прикосновений тела.
Весь мир концентрируется в одной точке, и он словно погружается на дно черного водоема, но нет никакого желания выныривать.
Потому что свобода означает одиночество. А для него одиночество – страшнее смерти.
Холод и жар. Укус в шею, поглощающее-безумный взгляд черных глаз. Запутаться пальцами в темных волосах, бездумно притягивая ближе. Вдыхать чужой запах, пробовать на вкус чужую кожу, сжимать объятия так, что становится больно, и не думать, не-думать-не-думать-не-думать ни о чем. Загнать страх куда-то в самые непроглядные глубины души. И быть только здесь и сейчас.
Холод, жар, темнота вокруг и яркие цветные пятна на внутренней стороне век… Безумие-безумие-безумие…
А потом все заканчивается – словно схлынула волна, оставив после себя только мокрый песок.
Тишина. Тишина в черно-серебристой комнате. Тишина тоже умеет дышать.
Беспорядочные, неуклюжие объятия. И собственное дыхание, которое так сложно выровнять.
А потом снова, завершающим аккордом, – поцелуй длиной в одну бесконечность. Изучающий и извиняющийся.
…Твое дыхание – в моих ладонях. И мой мир – в твоих. И на самом деле неважно больше ничего. А если кто-то назовет это безумием… что ж, пусть будет безумие.
Одно на двоих. Как и жизнь теперь тоже – одна на двоих.
…Время медленно начинало идти со своей обычной скоростью. Цветные пятна перед глазами рассеивались, туман в голове прояснялся, и Наруто наконец осознал, что они лежат на сломанной кровати, на влажных и смятых простынях, а вокруг беспорядочно разбросаны одежда и оружие.
Он вздохнул, прижался сильнее, практически вдавливая себя в тело Саске, так, что это даже было почти больно, настолько крепко переплел их пальцы, что вряд ли руки теперь было просто расцепить. Уткнулся носом в чужое плечо и буркнул – обиженно, почти по-детски, почти жалобно:
- Он сказал, что я никогда никого не смогу спасти.
Простые слова, которые задели его слишком сильно. Ужалили – сомнениями, неуверенностью, отчаянием… памятью.
Разом проснувшейся памятью.
Слова, которые когда-то сказал ему Учиха Итачи. Слова, которые повторил потом неизвестный шиноби в пещерах, прежде чем обрушить ему на голову потолок.
Слова, которые…
Саске громко, презрительно фыркнул в его волосы, поднял свободную руку и положил ему на затылок.
Горячая ладонь… Тепло. Надежность. Уверенность.
- Да уж, - задумчиво ответил Учиха. – Ты просто сделаешь так, что не будет нужно никого спасать.
Наруто застыл, расширил от изумления глаза… потом прижался еще сильнее и улыбнулся.


Где-то в глубине лабиринта темных пустых коридоров булькает красно-рыжее пламя, и пузырьки всплывают вверх, как праздничные воздушные шары. И лопаются, как размозженные головы.
- Ну ладно, - Зверь смеется и весело щурит глаза, - признаю, на сей раз все-таки выиграл он. На сей раз.

2008-12-31 в 22:53 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
* * *


Ночь затапливала лес черно-синими сумерками, снег блестел искрами, как битое стекло. И распростертое в этой сиренево-голубоватой белизне неподвижное тело казалось нелепой тенью, которой не было здесь места.
Две человека медленно приблизились, едва слышно скрипя снегом. Потом один опустился на корточки, перевернул тело лицом вверх и с едва различимым изумлением произнес:
- О, а он еще жив!
Второй чуть склонил голову набок и лениво спросил:
- Ты знаешь его?
Ветви деревьев тоскливо скребли небо, словно в попытках прорваться сквозь него. Ветер стелился по земле, таясь, как дикий зверь.
- Да, мы были в одном выпуске. Он из клана Хидеаки – Вы ведь помните их? Я слышал, Данзо-сама взял на себя опеку над ним, еще когда он был ребенком. В конце концов, клан Хидеаки ведь всегда поддерживал политику Данзо-сама, - первый ненадолго замолчал и развел в стороны полы рассеченной жилетки тела. – Видите? Похоже, он успел преобразовать часть своих внутренних органов в воду прежде, чем ему вспороли живот, поэтому и остался жив. Что будем делать?
Ветер коротко взвизгнул и метнулся куда-то вбок, взмел целый вихрь снежной пыли.
Второй отбросил со лба растрепавшиеся волосы и задумчиво протянул:
- Мм, мне всегда хотелось получить себе в лабораторию представителя клана Хидеаки… Возьмем его с собой, - он недолго помолчал и со смешком добавил. – Я слышал, здесь последнее время творилось кое-что любопытное… но, кажется, мы опоздали не только к кульминации, но и к развязке.
Он перевел взгляд вперед, туда, где за мертвыми силуэтами деревьев едва виднелись черно-синие в ночной темноте конохские крыши, и чуть сощурил глаза – один янтарно-желтый, другой карминово-красный. А потом негромко рассмеялся со странно скрежещущим хрипом:
- Приятно снова вернуться домой, как ты думаешь?
Его спутник в ответ склонил голову, отчего тускло блеснули стекла круглых очков, и едва заметно улыбнулся:
- Разумеется, Орочимару-сама.

* * *


Смотреть в потолок и считать дорожки трещин, слушая, как перекликается тиканье часов со стуком сердца. Чужого и своего.
В комнате было так темно и тихо, что в какой-то момент Саске на секунду показалось, будто он здесь один. Именно поэтому Учиха вздрогнул и сжал объятия сильнее. Чтобы увериться, чтобы убедиться, чтобы успокоить свое подсознание – он здесь, рядом, никуда не собирается уходить, никуда не собирается исчезать.
А в голове почему-то билась странная, словно чужая, мысль, что коридоры памяти превращаются в лабиринты и заводят в тупики, из которых нет возврата.
- Как ты думаешь, что будет с теми анбу-отступниками, которых мы захватили? – неожиданно спросил Наруто, чуть шевельнувшись, и глядя куда-то поверх плеча Саске, за окно.
Учиха скривился:
- Тебе что, больше не о чем думать сейчас, кроме как о работе?
- Саске.
Голос придурка Узумаки очень редко звучал настолько серьезно. Учиха позволил себе негромкий вздох и задумчиво ответил, машинально перебирая светлые, серебряные в лунном свете волосы:
- Понятия не имею. Скорее всего, им предложат альтернативу: личная работа на Хокаге, выполнение самых безнадежных миссий, или высылка с направленными по следу охотниками. Официальной казни точно не будет, но так, тихо и бесследно, где-нибудь в лесу…
Наруто сильнее стиснул его ладонь и буркнул:
- Хватит.
Саске не удержался от усмешки:
- Да уж, ликвидатором тебе никогда не быть.
Так… странно. Так спокойно. Так неестественно спокойно.
Словно ничего не было. Словно вообще абсолютно ничего не было.
И одновременно – такое чувство, будто изменилось все.
Учиха провел рукой по чужому плечу и беззлобно поинтересовался:
- Кретин, зачем тебе все-таки понадобилось мне врать? Все равно ведь не умеешь…
Он теперь даже сам не мог сказать, почему это его так разозлило.
Наверное, просто сказалось напряжение этих четырех недель…
Узумаки снова ткнулся носом ему в плечо:
- Ну… так получилось, - буркнул он, явно не собираясь больше ничего объяснять.
Ну и ладно.
Неважно.
Теперь – неважно.
Еще несколько минут они лежали молча, все так же не размыкая объятий, потом Наруто вдруг громко зевнул, едва не вывихнув себе челюсть, и заявил:
- Эх, надеюсь, хоть сегодня я окажусь избавлен от этих проклятых коридоров!
Саске на мгновение застыл, потом напряженно переспросил:
- Коридоров?
Наруто приподнялся на локте, чтобы посмотрел ему в глаза.
- Ага, - он тряхнул головой и чуть нахмурился. - Понимаешь, все то время, что я пробыл без памяти, мне постоянно снились какие-то проклятые коридоры, ну, нечто вроде лабиринта… Это все выходки Девятихвостого! Этой твари, видите ли, скучно, вот он и пакостит, как может… - Узумаки скривился и замолчал, а потом вдруг уже совсем другим, задумчивым и странно серьезным голосом продолжил. - Знаешь, я только сейчас вспомнил. Когда я лежал в коме после нападения Камня на Коноху… мне ведь тоже снились эти коридоры.
Саске опять перевел взгляд за окно и промолчал, только снова притянул Наруто к тебе. Тот тихонько фыркнул и улегся, с удобством устроив голову на плече Учихи.
Тик-так. Тик-так. Тик-так.
Завтра надо будет не забыть убрать стеклянные осколки в прихожей – еще не хватало, чтобы этот безмозглый усоратонкачи от невнимательности поранил себе пятки. И кровать тоже надо будет заказать новую, эту починить уже явно не удастся. А еще придется разбираться с теми анбу, которые остались верны Хокаге. Сегодня днем они уже успели провести небольшой инструктаж, но этого недостаточно. Нужно распределить миссии, нужно сделать все возможное, чтобы этот инцидент с заговором забылся как можно скорей…
Но это все – завтра.
Завтра, потому что теперь Саске уверен, что завтра обязательно наступит.
Он завозился в безуспешных попытках устроиться поудобней и поморщился: что-то холодное больно впилось в спину. Учиха вздрогнул, чуть приподнялся, шаря рукой в скомканных простынях…
…и с изумлением извлек протектор. Тот самый будь-оно-все-проклято ненавистный расколотый протектор.
В следующее мгновение Наруто резко выхватил протектор у него из рук и решительно спрятал под подушку, предостерегающе сверкнув глазами.
Саске скривился, чувствуя одновременно облегчение и какую-то странную горечь.
- Выброси его уже наконец.
- Ха, не дождешься! – заявил Узумаки, потом вдруг совершенно по-мальчишески показал язык и снова улегся.
В комнате опять стало тихо. Только часы продолжали едва слышно тикать в прихожей.
По потолку ползли полосы лунного света, и Учиха неотрывно смотрел на них, стараясь не думать ни о чем.
Тик-так, тик-так… Минуты утекали, как вода.
- Бабочка, - вдруг сонно пробормотал Наруто куда-то ему в шею.
Саске чуть вздрогнул от щекотки и удивленно спросил:
- Что?..
Мгновение тишины. А потом он плечом почувствовал улыбку Узумаки:
- Я все-таки поймал ее. Ту самую голубую бабочку.
- Придурок, - почти ласково прошептал Саске. – Спи уже.
Он не понял, о чем говорил Наруто, но это было неважно.
Темнота, тишина, и изменчивый лунный свет, и чужое дыхание рядом. И странное спокойствие пополам с уверенностью, что теперь все стало правильно.
И еще Саске наконец-то снова почувствовал себя… дома.
Почувствовал себя самим собой.
Потому что если он действительно огонь, то именно Наруто – тот ветер, который не дает ему погаснуть.
Этой ночью Саске впервые не стал перебираться на свою кровать, не захотел спать один. Так и остался лежать на боку, крепко обхватив руками чужое худое тело. Пока Наруто не заснул, грел дыханием его вечно холодные пальцы, а потом, пока не провалился в забытье сам, слушал тихое сопение над ухом и осторожно, почти бережно поглаживал острую косточку чужого плеча.
И впервые за эти четыре долгих, безумных недели Саске не снились кошмары. Кошмары, в которых он потерянно блуждал по бесконечным безликим пустым коридорам – и не понимал, как и куда вернуться.

Смотри. Дыши. Верь и не верь. Но знай, что…

Иногда мы видим одинаковые сны.


*




27 марта 2007 – 27 марта 2008

2009-01-02 в 02:24 

Блестяще... Мои аплодисменты. Огромное спасибо за такой чудный подарок к Новому году. Меня последнее время мало что трогает-но этот фик просто нечто. Вы заставили меня переживать, бояться, радоваться, облегченно вздыхать и нервно смеяться-ВМЕСТЕ с героями.СПАСИБО.

URL
2009-01-04 в 05:11 

Потрясающе) только одно слово - ПОТРЯСАЮЩЕ! спасибо за такое произведение1

URL
2009-01-05 в 01:07 

Хлеще Агаты Кристи.
Сначала запудрили мозги, а потом открыли весь секрет.
Полчаса сидела, не отрываясь, читала все главы.
Автору большой +:vo::hlop::woopie:
Я:hi2:.

URL
2009-01-05 в 01:31 

kishimi
Сон разума порождает чудовищ. (Гойя)
medb, меня просто распирают эмоции!!! Фик невероятен. Пока читала забыла, что надо дышать... Я низко кланяюсь вам автор, мое глубокое подчтение.

2009-01-10 в 01:24 

language freak
Это один из лучших фиков на фандоме. Если не лучший. Я в него просто влюблена:heart:
Спасибо вам большое, medb. !

2009-01-14 в 16:00 

Когда перекошен весь мир, легче признать ненормальным того, кто держится прямо.
Отличный фанфик, так красиво показаны эмоции персонажей, автору большой респект :)

2009-01-19 в 15:27 

Фик отлично написан!
А Саске как идиот недоделанный! Его уже и Сай, и Нейджи, и Какаши, эту тупую скотину, что везде гадит, тыкают носом, тыкают, воспитывают, воспитывают- все не в коня корм. Он еще будет думать, принимать ли руку Нейджи! Да тут все лучше него! Да уж, он и правда, как болезнь, для Наруто! Хоть хватило ума больше не размножаться, в отличие от Шикимару и Сакуры, остальных... Даже автор чувствует, что недостоин))

URL
2009-01-21 в 16:38 

PsInix
если человек умер, это надолго. если человек глуп, это навсегда
шикарно!
одно смутило: Сай бы не оставил противника живым

2009-02-25 в 20:10 

Cпасибо огромное за Ваше творчество))))) :ura: :hlop:Ничего лучше я еще не читала!)))))))

URL
2009-03-10 в 01:38 

"Подставь другую щеку, а сам - хуком справа" / Я нечто неизвестное, непонятное и несомненно сумасшедшее
Очень сильный и эмоционально напряженный фик. Афтор ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!

2009-03-21 в 18:42 

Написано просто потрясно!!!! :hlop: :hlop: :hlop:автор ты супер!!! :bravo: :bravo: :bravo: Ждем еще твоих работ!!! :woopie: :woopie: :woopie:Продолжай в том же духе!!!! :heart: :heart: :heart:

URL
2009-03-21 в 22:42 

автор респект тебе за твой талант!:vict::woopie::bravo:

URL
2009-03-21 в 22:57 

а сиквел будет?а то как то незаконченно...

URL
2009-03-26 в 16:04 

Nikaru
Бог дает, Бог берет - вот и весь тебе сказ, Что к чему - остается загадкой для нас. Сколько жить, сколько пить - отмеряют на глаз, Да и то норовят недолить каждый раз. Омар Хайям
Сугой!!!! До:мо аригато: годзаимас!!! Потрясающе! Читала всю ночь, оторваться не могла, о том что пришло утро поняля только потому что муж собрался на работу. Встать, проводить? нет читать, читать не отрываясь до самого конца. Ты талантище!!! От Наруто в восторге, прочту все что табой о нем написано.

2009-03-26 в 23:17 

:bravo: :hlop: :woopie: :peshi: :heart: :heart: :heart:Это ВЕЛЕКОЛЕПНО, ПРЕВОСХОДНО, ВОСХИТИТЕЛЬНО!!!!!!!! Автор у тебе огромный талант!!!! Искрене верю что автор напишет проду т.к. осталось чуство не завершонности. Жду ещё твоих произведений!!!! И огромное спасибо за этот чудестный фик!!! :hlop: :hlop: :woopie: :woopie: :heart: :heart:

URL
2009-03-29 в 12:06 

i'm currency exchanging
Шикарное произведение :white:
Прочитала буквально за полдня, не оторваться было!
Великолепное построение сюжета, до мелочей все продумано) И очень непредсказуемо! Вообще всегда поражалась, как людям такое придумывать удается)
До ужаса испугалась, что Неджи могли убить моя слабость, хорошо, что все обошлось)
Описание коридоров поразило, складывалось ощущение, что как будто сам по ним ходишь. Настроение, состояние передавалось)
Безумно понравилась фраза про Саске - собственника! Сейчас в тексте, к сожалению, не найду)
Потому что если он действительно огонь, то именно Наруто – тот ветер, который не дает ему погаснуть. - потрясающая метафора! :heart:
Огромное аригато за столько подаренных чудесных минут часов)

2009-04-02 в 09:45 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Искренне благодарю всех за столь положительную оценку этого фанфика :goodgirl: В него было многое вложено, и я рада, если мои усилия не пропали впустую.
Сожалею, что уважаемые гости не подписались.

PsInix
Сай бы не оставил противника живым
Сай, по сути, и не оставил. Он просто не знал об одной физиологической особенности Такеши, которая и позволила последнему выжить.


Что же касается остающегося эффекта "незавершенности"...
Возможно, кого-то разочарую, но - так было задумано и сделано намеренно.
Потому что жизнь не останавливается на каком-то отдельно взятом достижении. И героям всегда будет, куда идти и развиваться дальше, в тексте же можно охватить только какой-то один конкретный эпизод из их жизни.
Вот так :)

2009-04-04 в 21:38 

Нда... Конец порадовал)) Но всё так хорошо... Мне понравился Неджи в этом произведении, не знаю даже, почему... Но это было по-настоящему оригинально и ни на что не похоже. По фразе - Придурок, - почти ласково прошептал Саске. – Спи уже. - поняла, что Саске теперь будет относиться к Нару по-другому. Не будет раздражаться по любому поводу. Но Нару... Как он мог ТАК мучить Саске, если хоть что-то, но помнил? Спасибо, автор.

2009-04-04 в 21:40 

Нда... Конец порадовал)) Но всё так хорошо... - это в смылсе, не лю хеппи-энды. Но конец не совсем определён, так что можно самим решить, что же было дальше, нэ?

2009-04-04 в 21:56 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Satsuko_Hyuuga
Благодарю за то, что поделились впечатлениями.)
К сожалению, в какой-то момент персонажи сами решили, как им действовать и как поступать... так что их решения - это их решения. Мне осталось историю только записать, она уже давно живет собственной жизнью.))
А что касается финала - жизнь продолжается. Кто знает, что может случиться на следующий день?

2009-05-06 в 05:20 

~Ви
Ветер в голове: семь мыслей в секунду.
medb.
прочла за одну ночь.
Это было непередаваемо. И на душе такое странное ощущение гармонии. Во всех вопросах определённо верный фик.
Ничего лишнего и без недостающих осколков.
Пережитые эмоции непередаваемы, сюжет захватывающий. На самом деле очень интересно.
Спасибо вам за эту работу.

2009-06-13 в 01:13 

I wanna watch you burn
medb. очень красиво. спасибо за такую прекрасную работу. :woopie:

2009-06-18 в 21:47 

"Если выхода нет, то его можна сделать." (с) Эдвард Элрик
Даже не знаю хватило бы поля для коментариев, чтобы описать все эмоции, которые я пережила, пока читала ваше творение, но их было очень много. Разных. Спасибо)))

2009-06-23 в 21:08 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
~Ви, Идущая рядом, смотрящая в ночь, Yumi_Namikaze
Большое спасибо за отзывы. Я очень рада, если моя работа не оказалась напрасной, а смогла затронуть :)

2009-07-11 в 13:17 

Великолепно!!! Серьезное произведение!!!

URL
2010-02-03 в 20:49 

Life is beautiful だから笑って
Очень здорово. Лучшее, что я читала о Наруто и Саске... Сюжет, стиль, живые персонажи - все так захватывает, что не оторваться. И уже хочется перечитать :)
У Вас прекрасный стиль, ритм изложения. Просто дыхание перехватывает, настолько сильно написано. И очень понравилось, что упор сделан на чувства, эмоции, мысли, а не на "кто-кого-в-какой-позе" (как во многих фанфиках). Наверное, бессознательно хотелось найти именно такой фик, как Ваш. Так что огромное Вам спасибо за мои впечатления!

2010-02-24 в 18:46 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Elianne
Большое спасибо, я очень рада, что Вам понравилось :)

2010-06-04 в 15:53 

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Амнезия вещь хрупкая и многогранная одновременно. И порой не знаешь, с какой стороны к ней подступить. Вы взяли за основу лабиринт. Огромный, гротеский лабиринт. С миллиардами поворотов и тупиков. Где можно заплутать даже имея карту. А уж что говорить про того, к то там первый раз. Но главное даже не лабиринт или коридоры, а в первую очередь - испытание. Испытание, которое нужно пройти, чтобы вспомнить. Чтобы выжить в этой бесконечной череде темных коридоров и пространств. Задача дойти до конца - и победить. Победить свой страх, чёрный, липкий, от которого постоянно убегал. Надо решится встретиться с ним лицом к лицу. И победить. В себе.
Он понял это не сразу. И уже вроде надо было сдаваться. Но он решил, и поэтому смог дойти. И не потому, что это Наруто или Саске, а просто потому, что каждый страх имеет своё начало. И если это самое захотеть начало найти и уничтожить, то уже не страшны никакие коридоры. Тебя ведет вперед твоя вера, твоя надежда, твоя.....
Саске чахнет, загинается без Наруто. Ему трудно видеть, понимать, что это не тот Наруто. Не тот мальчик, который когда-то ему улыбнулся, не тот подросток, с которым они постоянно препирались, не тот человек, который его спас.
Это была фальшивка. Жалкая оболочка. Вроде похожи, но внутри абсолютно разные. Как огонь и вода. Наруто был огнем и ветром, сильным и упрямым, добрым и непробиваемым. Таким, что в него хотелось верить. А этот Наруто стал водой. Тихой, манящей, обманчивой, многоликой. У воды слишком много тайн, чтоб ей верить. А когда ушла вера, ушла и.....
Нейджи тут живой. Осязаемый. К нему хочется дотронутся. На него хочется положится. Пусть у него есть свои недостатки и плохие стороны. Но на это его "Полегчало?" хочется ответить "Да". Потому что действительно - полегчало. От того, что знаешь, нож тебе в спину не воткнут.
Но Саске тоже сильный. Им можно восхищатся. Он справлялся с собой очень долго. Да и вообще.... Он смог бы осуществить столько своих потаенных мечтаний и замыслов, но... не стал. И как бы тяжело ему не было, он не стал убивать Наруто. Убивать это тело, чтобы не страдать самому.
И в тоже время слабый. Слабый, потому что не смог смирится. Не захотел попытаться понять, постичь то состояние, в которое погрузился Наруто. Попробовать его оживить, поддержать, помочь... Просто быть рядом. Но тогда бы пришлось спасать их обоих. Пришлось бы вытаскивать из омута своих же собственных слов и поступков. Совесть, она ведь никогда не спит.
Наверное, это было самое сложное истыпание в жизни. Сложнее всех миссий ранга S. Целью было выжить. И победить то, чего не существует. Вернее существует. Внутри нас.
Выворачивать себя наизнанку, искать уязвимые места, плутать, запутывать следы. Уходить.... Бежать.... Прятатся.... Разве можно спрятатся в себе? В своих мыслях? В своих страхах? В своей... боли? Или любви?
Вон там она, впереди. Твоя бабочка. Твой выбор, твоя память. Иди за ней. Спеши. Но не спугни. И не рузрушь хрупкие крылья. Не смахни на темную тропу её пыльцу.
Этот мир не бесконечен, если ты знаешь, куда идешь.
Если ты веришь, что дойдешь.
Если у тебя есть не только надежда, но и....
Любовь.

2010-07-13 в 02:16 

"...опять, в последний раз, неуловим для рук, невидимый для глаз, я превращаюсь в звук" (с)
Мне не верится. Не верится в то, что я угадала абсолютно в с ё.
Сказывается, наверное, "Окно наизнанку" Vita Kapell-ы.
Нет, и дело даже не в сюжете, а в похожем переплетении хронологии событий.
Эдакая путаница.
Про то, кто - Журавль догадалась уже когда вы этих птиц помянули... мм... если не ошибаюсь, в воспоминаниях о первом поцелуе Саске и Наруто.
И Неджи с Саем, а, точнее, их принадлежность к маскам-АНБУ угадала)
А про возвращение памяти Наруто было ясно сразу) Я подразумевала большооой такой логичный заговор.
Спасибо вышеупомянутой леди Агате за хоть сколько-нибудь развитую логику.
Чёрт, простите. Это всё - мои эмоции, но не хочется вам говорить что-то банальное. Человек, который пишет на твёрдую пять с плюсом сам это знает.
Вокруг Саске всё построено, да? Целый калейдоскоп из его мыслей, чувств, переживаний. Он здесь - в моём понимании, едва ли не иденственный канонный персонаж. Едва-ли-не - ключевая конструкция)
Он, конечно, чуть одержимей, чем его канонный "близнец" как бы странно в отношении Саске это не звучало.
Но он у вас и какой-то... Правильный.
Логичный.
Всё, что вы в него вложили - с точностью до песчинки, для того, чтобы образ оказался верным - и вам удалось. Тут уже речь не идёт о том, что "не в бровь, а в глаз" - тут прямое попадание с погрешностью в о,1%.
То, что вы великолепны, автор, я думаю, вы знаете) Ну так я просто напоминаю)
Спасибо за этот фик.

2010-08-29 в 23:44 

DraKoshk-a
Пессимистка с легким налетом оптимизма
Это... Великолепно. Потрясающий язык, превосходный сюжет и... всё, действительно всё просто чудесно!.. Спасибо за это произведение, я не могла оторваться от монитора полдня, смакуя каждую строку, каждое предложение. Это шикарно, сильно и безумно красиво. Спасибо, спасибо, спасибо за подаренную сказку)))

2011-02-03 в 15:09 

Понимаю, написано давно, но не могу не сказать-огромное спасибо за Вашу работу!

2011-07-13 в 04:24 

Сай не знает, какие техники использовал Медведь в бою?
Не понравилось, что при этих многочисленных нападениях одновременных никто, кроме Тен-Тен, даже не пострадал. Моя теория вероятности всячески протестует и требует жертв.
Концовка не понравилась совсем, показалась затянутой. К тому же, в постельной сцене присутствует кусок, на который у меня только один комментарий пренебрежительного тона, и тот матерный, ибо.. слишком уж чушь. К тому же, определились бы уже, жарко ему там или холодно, плохо или хорошо, а то тоска берёт от этих рассусоливаний. Поцелуи как бабочки? Эй, мы всё ещё о Саске и Наруто говорим? Зачем вообще понадобились эти штампы?
В общем, всё это довольно-таки сильно смазало положительные впечатления от сюжета и продуманности логики поступков персонажей, так что хвалить совсем нет настроя, простите.

nicotine (04:08:20 13/07/2011)
ты какая-то немного агрессивная о.О случилось чего? =/
me (04:08:56 13/07/2011)
сочиняю отзыв к тексту и не могу сформулировать автору своё недовольство финалом
nicotine (04:11:43 13/07/2011)
ахах, ну ты помягче
me (04:12:22 13/07/2011)
да у меня просто недовольное ворчание без малейших опорных фактов выходит(((
me (04:12:46 13/07/2011)
даже не знаю, что делать.
nicotine (04:13:42 13/07/2011)
ну так определись, что тебе конкретно не нравится. чего там.. сопли смазывают впечатление от фика, мол штамповатость и невнятность образа
nicotine (04:15:48 13/07/2011)
немного аляписто. не пронимает такое описание *перечитывает*

URL
2011-09-19 в 19:35 

В начале было сложновато читать, но под конец не могла оторваться. Понравилось ))

URL
2012-04-30 в 12:25 

Alersia
спасибо автор за сие произведение

2012-12-23 в 22:16 

Tessere
Нет слов))просто невероятно))) большое спасибо за это произведение ))))

2013-08-19 в 23:18 

Когда-то читала этот фанф на каком-то сайте, и он оставил глубокий след в моей душе.

     

Библиотека Цунаде

главная