Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:25 

medb | Ранг Z

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
автор: medb
название: Ранг Z
пейринг: Генма/Хайяте
жанр: angst, drama
рейтинг: R
саммари: «Миссии ранга Z – особые миссии. Большинство шиноби даже не знает о существовании миссий с такой пометкой, все привыкли к D, C, B, A и S».
предупреждение: насилие (и вообще, смотрим на формулировку заявки)
примечание: победитель третьего тура naruto-kinks, написано по зявке «3-18. Генма/Хаяте, изнасилование, bloodplay»
дисклэймер: Мир и персонажи принадлежат не мне.
количество слов: 3 423
от автора: Мое сознание отказалось ограничиваться простым PWP и вообще восприняло эту заявку, как вызов.


Кровь стучит в висках. Бьется, бурлит, клокочет – и точно так же клокочет где-то в груди глухая темная ярость. Перед глазами пляшут яркие красные точки, и нестерпимо жарко, жарко, жарко, безумный внутренний огонь пожирает тело изнутри, и никак не удается его погасить. Генма не помнит, когда в последний раз испытывал такое дикое неконтролируемое возбуждение… и испытывал ли вообще.
Хайяте хрипит и выгибается, тщетно пытаясь высвободить руки. Дергается, отворачивает голову. Генма низко рычит и снова бьет его по лицу – так, чтобы губы в кровь. Кусает в плечо, жадно раздувая ноздри, втягивая знакомый запах чужой кожи. Крышу сносит окончательно, он уже почти совсем не контролирует себя. Жарко, и сладко, и мучительно великолепно почти до боли. Напряженное тело под ним бьется, дрожит перетянутой струной, но он только сильнее вжимается бедрами.
Генма думает, что нужно сдержаться, хоть немного – но не выходит. Слишком сладко, и тесно, и жарко… Он толкается вперед, еще, еще, еще.
Хайяте кусает и без того разбитые губы, удерживает болезненный крик, только хрипло стонет. Его глаза черные, непроглядные, бездонные, с лихорадочным блеском.
Генма властно впивается губами в тонкую шею, оставляя метку.
Смотришь, сволочь?
Смотри, смотри внимательно.
Смотри, пока можешь.
Жарко, жарко, жарко… Не сдержавшись, Генма стонет и снова толкается вперед – с трудом, по сухому, через силу… но, Ками-сама, как же это великолепно!
Он целует чужие губы, пьет чужое дыхание, ловит каждый хрип. Мысли путаются, перед глазами по-прежнему пляшут красные точки…
Тело жертвы все еще дрожит, но Генме мало одного раза. Жар внутри пылает по-прежнему, вынуждает снова двигаться, снова ставить свои печати владения – на шее, плечах, груди…
Жарко и сладко, и одновременно до странного горько.
Хайяте, Хайяте, Хайяте…
Сердце бьется быстро и глухо, по телу проходит дрожь наслаждения.
А потом вдруг – пусто и звонко в голове.
Комок глухой звериной ярости в груди медленно рассасывается, отпускает, позволяет вдохнуть. Красные точки перед глазами бледнеют и судорожно дергаются, как в агонии.
Генма в последний раз целует Хайяте в губы, жадно, яростно, почти задыхаясь, и тот наконец отвечает. Генма выдыхает ему в рот, криво улыбается – а потом одной рукой складывает печати, выхватывает сенбон и, не глядя, бросает назад, направляя чакрой.
Из-за спины доносится короткий сдавленный хрип.

* * *


Господин Аои любит отдыхать на целебных горячих источниках, что у границы со страной Молний. Там расположено несколько очень дорогих и престижных отелей, и господин Аои единолично занимает целых два этажа в одном из них. Его приезд всегда особое событие для жителей тихой деревушки неподалеку… но этим летом на источники приезжает еще один необыкновенный гость: племянник самого дайме страны Огня! Это болезненный, хрупкий на вид юноша с темными глазами и тихим вежливым голосом. Но больше всего поражает, что он путешествует без свиты, с одним-единственным телохранителем. Неужели ему неизвестно, что в этих краях много разбойников? Впрочем, господин Аои обладает очень большим влиянием и так любезен, что готов предоставить племяннику дайме свою защиту и покровительство. Дочка хозяина отеля слышала это собственными ушами!

* * *


- Я знаком с Вашим дядей, - с улыбкой говорит Аои, аккуратно вертя в толстых коротких пальцах маленькую чашку.
Собеседник поднимает на него непроглядно-черные, внимательные глаза и вежливо склоняет голову:
- Дядя рассказывал о Вас моей матери, своей сестре. Я очень рад, что мне выпала удача встретить Вас здесь, Аои-сан.
Он придерживает ладонью рукав кимоно и разливает чай. Ловко и изящно, как гейша.
Аои улыбается шире, довольным взглядом скользя по бледному, еще почти мальчишескому лицу. Определенно, в этот раз отдых обещает быть особенно интересным!
Единственное, что портит настроение – это наглая физиономия телохранителя, который неотступно следует за племянником дайме повсюду. Даже сейчас неподвижно стоит у входа в комнату, прислонившись плечом к стене, хотя телохранители самого Аои вполне могут справиться с защитой двух человек.
Или тут дело в чем-то другом?..
Этот тип совершенно не нравится Аои… но его можно использовать.
Аои прячет улыбку за краем чашки.

* * *


У господина Аои сорок человек личной охраны. Практически маленькая армия, половина которой – профессиональные убийцы, хоть и не шиноби. Для двоих спец-джунинов не составило бы особого труда обезвредить их… если бы не одно «но».
Они должны произвести как можно меньше шума. А значит, нельзя действовать в открытую. Нужно пробраться тайком и уйти так же тихо, по возможности не вызвав никаких подозрений. К тому же, как удалось выяснить разведчикам, господин Аои хранит все ценности в особом сейфе, открыть который может только он сам.
Они выжидают. Единственное, что раздражает Генму – ему приходится расстаться с сенбоном: тонкая стальная игла во рту простого телохранителя выглядит слишком странно.
Первые несколько дней уходят на то, чтобы приучить Аои к себе. Они выжидают, не предпринимая никаких действий, не пытаясь пока ничего вызнать про нужные им свитки.
А потом наконец решаются на первый шаг.

* * *


Рукава кимоно Хайяте такие длинные, что видны только кончики пальцев. У него красивые руки и тонкие запястья – сказывается благородная кровь – но при этом на ладонях несходящие мозоли от меча, и лучше их не показывать лишний раз, не то вся легенда пойдет прахом.
Хайяте сидит за столом в общей зале и что-то пишет. Аккуратно водит кистью по тонкой рисовой бумаге. Генма стоит за его спиной и любуется четко выверенными движениями.
В какой-то момент Гекко случайно роняет кисть. Ширануи шагает вперед, поднимает ее и кладет на стол… а потом наклоняется и, чуть оттянув пальцами воротник кимоно, прижимается губами к тонкой белой шее.
- Не переиграй, - почти беззвучно шепчет Хайяте, наклоняя голову.
- Ты вкусно пахнешь, - с мурлыкающими нотками отвечает Генма. После резко выпрямляется, оглядываясь с демонстративной настороженностью, и отступает на шаг.
На следующий день рождается слух, что племянник дайме на самом деле тайно сбежал от опеки дяди вместе со своим любовником. Не то чтобы таких сплетен не было с самого начала… но теперь у них появилось основание.
Аои хитро улыбается.

* * *


- Вы любите поэзию Макото Хикару? – интересуется как-то вечером господин Аои.
На сей раз они одни в его покоях, все телохранители ждут в соседней комнате. Хайяте краем глаза видел, как два рослых парня предлагали Генме саке.
Толстые губы господина Аои складываются в улыбку. Хайяте тихо кашляет, прикрывая рот рукавом – в горле почти нестерпимо першит от дыма ароматических палочек. Потом медленно декламирует:

Все завершаемо.
Листья, вздохам подобны,
Плывут по воде.


Взгляд господина Аои странно вязкий, словно патока. Он неотрывно следит за тем, как его гость медленно подносит чашку к губам.
У чая странный сладковато-кислый привкус, но Гекко допивает до конца, не позволяя ничему отразиться на лице.
А потом перед глазами все плывет, и он теряет сознание.

* * *


Голова трещит так, что Генме совсем не хочется открывать глаза. Он чувствует себя беспомощней котенка, какая-то дрянь полностью блокирует чакру изнутри. По всему телу разливается странное ощущение лихорадочного жара.
- О, ну наконец-то вы пришли в себя, друзья мои!
Ширануи невольно морщится от этого самодовольного, слишком громкого голоса и неожиданно понимает, что полностью раздет и лежит на холодном полу. Со скованными за спиной руками.
Глаза открывать по-прежнему не хочется – он и так прекрасно знает, что увидит – но рядом раздается хриплый кашель Хайяте, и Генма все-таки поднимает веки, болезненно щурясь от слишком яркого света.
Они находятся в огромной незнакомой комнате, богато убранной и нестерпимо душной. Господин Аои восседает в большом резном кресле и смотрит на них с насмешливым презрением.
- Неужели вы думали, что ваш маленький маскарад способен одурачить меня? – тянет он, постукивая пальцами по подлокотникам. – У дайме страны Огня действительно есть племянник – но это толстый безобразный мальчишка без какого-либо понятия о хороших манерах.
Ширануи морщится и оглядывается по сторонам. Почти вся комната забита телохранителями Аои, один из них неожиданно пинает Генму под ребра, потом хватает за скованные руки и грубо вздергивает на ноги. Ширануи скрипит зубами, но терпит.
В крови гуляет странный жгучий огонь, и это тревожит.
Что именно ему подмешали в саке?
- Не знаю, кто вы на самом деле и что вам от меня нужно, - продолжает гостеприимный хозяин, - но подозреваю, что вас подослал дайме. Впрочем, по количеству шрамов в вас не так сложно опознать шиноби. Ну что ж, вы сами мне все расскажете, чуть позже. А пока…
Генма слушает вполуха, тщетно пытаясь понять, что же происходит с его собственным телом.
Хайяте тоже раздет. Он неподвижно лежит на кровати, его руки прикованы к крепкой деревянной спинке, а на лице – выражение неестественного спокойствия.
Аои улыбается еще шире:
- Видите ли, дорогие мои, вам в напиток было подмешано особое снадобье, разработанное специально для того, чтобы блокировать ваши особые способности. Вашу так называемую чакру.
Ширануи уже когда-то слышал про такие «средства». Насколько ему известно, они действуют всего несколько часов… но эти несколько часов нужно пережить.
- К тому же, я велел добавить в чай возбуждающий наркотик… а нашему дорогому «телохранителю» мои слуги успели вколоть еще кое-что.
Генма хмурится.
Запахи почему-то кажутся необыкновенно яркими и резкими, зрение чуть мутится.
Аои устраивается в кресле поудобней и знаком отпускает своих телохранителей. Последний из них, прежде чем уйти, снимает оковы с Ширануи и с силой толкает его к кровати.
Генма хмурится, не понимая, как этот Аои может быть настолько беспечным, чтобы оставаться наедине с двумя шиноби, пусть и безоружными. А потом в голову что-то ударяет, и Генма вынужден вцепиться в спинку кровати, чтобы не упасть.
- Развлеките меня хорошенько – и, возможно, я сохраню вам жизнь.
Улыбка Аои маслянистая и лживая насквозь, но Ширануи уже не может мыслить связно.
Внутри медленно и страшно просыпается нечто.
- Нам нужно время, - одними губами шепчет Хайяте.
Генма кивает… а в следующее мгновение чувствует, как сознание заволакивает белесая пелена ярости и звериного желания.
Кожа Хайяте пахнет слишком знакомо и сладко.

* * *

Маски актеров
Треснут однажды легко:
Тайное явно.


* * *


Когда Хайяте приходит домой, Генма уже сидит на его кровати и с демонстративным увлечением изучает список бумаг по предстоящей миссии, забытый хозяином квартиры на столе.
- Подумать только: задание от самого дайме! – почти мурлыкает Ширануи, не поднимая взгляда. – Так-так, что тут у нас? Господин Аои, богатый купец, коллекционер редкостей и тайный лидер довольно влиятельной преступной группировки. Ну надо же, а этот старик не промах, если сумел выкрасть фамильные свитки у самого дайме!
- Не выкрасть, - поправляет Гекко, стягивая водолазку через голову и отшвыривая на кресло. – Выиграть в сёги. Дайме не нужен открытый конфликт, поэтому он хочет, чтобы мы выкрали эти свитки и вернули ему.
Генма нехорошо усмехается, задумчиво покусывая сенбон:
- То есть, дайме изволил облажаться сам, а нам теперь исправлять последствия? – он притворно вздыхает и еще раз просматривает бумаги, на которых стоит маленькая красная пометка Z, что подразумевает «особую миссию». – Опять работа под прикрытием, значит? О, надо же, наш «клиент» предпочитает мужчин! Ну-ка, ну-ка… и более того, согласно данным наших разведчиков, ему особенно нравятся темноволосые и хрупко-болезненные.
Хайяте игнорирует многозначительный взгляд и спокойно спрашивает:
- Ты в деле?
Генма хмурится:
- А ты уже согласился? Даже не посоветовавшись со мной?
Гекко негромко кашляет и устало трет переносицу, после со вздохом замечает:
- Я могу попросить Райдо.
- Ха! Еще чего! – мгновенно отзывается Ширануи, потом снова хитро усмехается. – Райдо, конечно, славный парень, но не могу же я доверить ему охрану племянника самого дайме?
Хайяте, все еще прикрывая лицо рукой, позволяет себе улыбнуться.
- Кстати, там была еще кое-какая информация, не указанная в официальных бумагах, - добавляет он после небольшой паузы, садясь на кровать.
Генма вопросительно приподнимает одну бровь.
- «Клиент» любит наблюдать за пытками и чужими половыми актами, предпочтительно насильственными.
- Наблюдать? – медленно уточняет Ширануи.
Гекко пожимает плечами, чувствуя, как обнаженную спину щекочет сквозняк:
- Сам в силу возраста делать уже ничего не может. Кстати, в процессе развлечения, как правило, остается с жертвами наедине, выставляя всех своих телохранителей прочь.
Он снова кашляет. Генма какое-то время молчит, потом языком перегоняет сенбон в другой уголок рта:
- Понятно. Престарелый садист-импотент с замашками вуайериста. Ну и работенка!
Хайяте смотрит в сторону, за окно.

* * *

Рвется дыханье,
Как ярко-красная нить.
Простишь ли меня?


* * *


Кровь стучит в висках, перед глазами все так же пляшут красные пятна. Генма неподвижно лежит на Хайяте, уткнувшись лицом ему в шею, и пытается прийти в себя.
Наркотик медленно рассасывается, отпускает сознание, сводит прощальной судорогой мышцы. Ток чакры возобновляется.
Раз, два, три. Раз, два, три.
- Я уж начал думать, что этот идиот так и не решится подмешать нам какую-нибудь дрянь, - наконец негромко фыркает Ширануи. – Мы ведь специально подставились, а он все медлил, выжидал чего-то…
- Слезешь с меня? – спокойно, без малейшей доли раздражения говорит Гекко. – Ты тяжелый.
Генма вздыхает и послушно откатывается в сторону, потом медленно встает с кровати. Потягивается, пытается размять конечности, восстанавливая правильный ток чакры. Потом подходит к двери и запирает ее изнутри.
Аои сидит в своем кресле абсолютно неподвижно и бессмысленно таращит глаза. Из его горла торчит сенбон. Ширануи довольно щелкает языком: игла попала точно куда надо, прямо в нужную точку, парализовав тело.
Хайяте кашляет, так сильно, что трясется кровать. Генма молча смотрит на него, после поднимает с пола веревку, приближается к Аои и крепко приматывает его к креслу. Пихает ему в рот какую-то тряпку вместо кляпа и только после этого выдергивает сенбон и прячет себе за ухо.
Аои хрипит и дергается, глядя на Ширануи с ужасом и непониманием. Тот медленно улыбается:
- Мы ведь развлекли тебя, мм? Так что теперь наша очередь.
Старик безумно вращает глазами, потом заставляет себя успокоиться и пристально смотрит на Генму, тщательно пряча страх.
В этот момент он почти достоин уважения.
- Удивляешься, как у нас получилось устроить такую смену ролей? – Ширануи снова потягивается, даже и не думая о том, что стоило бы одеться. – Видишь ли, хороший охотник сначала притворяется жертвой.
Аои моргает, потом в его глазах вспыхивает понимание.
- Позер, - негромко фыркает Хайяте, после с силой дергает руками – крепкая дубовая спинка трещит и с хрустом ломается. Гекко опускает руки, потом сосредотачивается и с помощью чакры легко рвет цепь, соединяющую оковы. И остается лежать на кровати, переводя дыхание и глядя в потолок.
Глаза Аои снова лезут на лоб, и Генма с усмешкой думает, что Хайяте тоже не лишен некоторой склонности к позерству.
От ароматических палочек курится горько-сладкий дымок, от которого немного подташнивает. Настенные часы громко тикают, отсчитывая секунды. Какое-то время все трое молчат (впрочем, Аои из-за кляпа просто не может ничего сказать при всем желании).
- Нам нужны те свитки, которые ты получил от дайме, - наконец говорит Генма. – Лично мне плевать, была у вас честная игра или нет, и тем более плевать, зачем эти свитки понадобились тебе. Но ты сейчас вернешь их нам – и, возможно, я сохраню тебе жизнь, - он не может сдержать широкой ухмылки.
Аои сидит неподвижно, глядя почему-то на такого же неподвижного Хайяте, потом медленно кивает. Ширануи извлекает кляп, готовый в любую минуту снова заткнуть старику рот, если тот вздумает кричать.
- Они в с-сейфе, - дрожащим голосом хрипит Аои и подбородком указывает на металлический шкаф в углу комнаты.
Генма одаривает его предупреждающим взглядом, потом приближается к сейфу и внимательно осматривает его, не притрагиваясь.
Сейф Аои в своем роде уникален. На нем поставлена специальная печать, призванная обезвредить любого шиноби, а на обычных воров стоит ловушка с отравленными иглами, которая сработает при первой попытке взломать сейф, не зная кода. Добраться до содержимого такого сейфа может только хозяин.
- Я от-ткрою его вам, - говорит Аои, и Генма по его глазам видит, что старик, несмотря на испуг, лихорадочно продумывает пути спасения.
- Прекрасно, - Ширануи снова ухмыляется, отвязывает Аои и, не отказав себе в удовольствии до хруста заломить ему одну руку за спину, подтаскивает к сейфу.
Старик кряхтит и стонет, но послушно набирает нужную комбинацию цифр. Дверь медленно отъезжает в сторону, Аои дрожащей рукой достает три свитка и неуклюже пихает их Генме:
- В-вот. Это они.
Ширануи сначала снова привязывает старика к креслу и только потом разворачивает свитки, предварительно просканировав их чакрой на предмет ловушек. Что ж, вроде бы, те самые. Он отбрасывает свитки на кровать, рядом с Хайяте, и задумчиво смотрит на Аои.
- В-вы обещали сохранить мне жизнь, - выдавливает тот, затравленно оглядывая комнату.
- Ну разумеется.
Генма спокойно кивает – а потом вдруг резко выбрасывает руку вперед и хватает старика за челюсть, фиксируя его голову и не давая закричать. Аои таращится, дергается, тщетно пытаясь высвободиться, хрипит. Ширануи пристально смотрит на него сверху вниз, потом свободной рукой достает из-за уха сенбон и медленно, с наслаждением вгоняет тонкую иглу в левый глаз старика. С силой, до самого конца, чтоб достало до мозга.
Смотришь, сволочь?
Больше не сможешь смотреть.
Ладонь Генмы заглушает вопль. Аои судорожно дергается – и обмякает, безжизненно оседая в кресле. Выколотый глаз вытекает, как разбитое сырое яйцо. Ширануи брезгливо отряхивает руку и вздыхает: с сенбоном придется распрощаться.
Смерть Аои может принести определенные проблемы – в конце концов, они должны были справиться со всем тихо, не вызывая шума и подозрений – но Генма просто не в силах оставить этого человека в живых. Не после того, что произошло.
Он разворачивается как раз вовремя, чтобы увидеть, как Хайяте морщится и трет полностью освобожденные от оков запястья.
- Я думал, ты на сегодня уже утолил свою страсть к насилию, - хрипит Гекко и негромко кашляет, прикрывая рот ладонью.
Генма снова с удовольствием потягивается, разминая плечи, потом приближается к кровати и осторожно садится на самый край.
- Ну что ты, я только вошел во вкус! – он опять усмехается и чуть склоняет голову набок, внимательно разглядывая напарника.
Синяки, ссадины, кровоподтеки… они слишком ярко выделяются на бледной коже.
Глаза Хайяте черные и прозрачные, как стекло, но разбитые в кровь губы чуть заметно улыбаются. Генма выдыхает, наклоняется и бережно, едва касаясь, целует его в уголок губ.
Больше не сможешь смотреть, сволочь.
Это – только мое.
Гекко тихонько вздыхает и поднимает руку, пропуская сквозь пальцы волосы Ширануи.
- Не пойми меня неправильно, - медленно говорит он, - но как минимум ближайшую неделю нам придется обойтись без секса.
Генма выразительно кривится, вызывая на лице Хайяте очередную слабую улыбку, и поднимается на ноги, но сначала перехватывает чужую руку и целует ладонь.
- Ну ладно, тогда я сейчас еще кого-нибудь убью, - почти мурлыкает он, чуть щурясь. – Миссию мы выполнили, свитки добыли… Так что теперь можем немного поразвлечься! Помочь тебе одеться? – спрашивает он, наблюдая, как Гекко осторожно садится на кровати.
- Спасибо, не нужно, - вежливо отвечает тот, чуть морщась. – Может, ты еще предложишь отнести меня домой на руках?
- Для тебя – все, что угодно! – ухмыляется Ширануи, выуживая из кучи тряпья на полу свои штаны. Как это любезно со стороны телохранителей Аои – оставить их одежду в этой же комнате.
- Где ты прятал сенбон? – неожиданно интересуется Хайяте, внимательно глядя на него.
Генма ухмыляется шире и поднимает вверх левую руку, показывая вытатуированную на внутренней стороне запястья печать призыва.
Гекко удивленно приподнимает брови:
- Когда ты успел?
Ширануи пожимает плечами:
- Буквально накануне отъезда. Давно думал, что такая полезная вещь не помешает.
- И после этого гражданские пугают своих детей рассказами о том, что шиноби носят оружие в самих себе, загоняя под кожу… - негромко фыркает Хайяте.
Генма щурится и пытается игнорировать странную горечь, комом вставшую в горле.

* * *


С помощью хенге было несложно принять обличье Аои. А гендзюцу высокого уровня позволило придать трупу Аои облик Генмы.
«Господин Аои» известил своих телохранителей, что желает оставить одного из пленников при себе, и велел привести его в порядок. От тела второго он приказал избавиться, причем изъявил желание самолично проконтролировать процесс.
Генма дождался, пока сопровождавшие его десять телохранителей закопают труп, а потом перебил их всех и избавился от тел с помощью взрывных печатей. Вернулся к отелю, дождался Хайяте со свитками – и они наконец-то смогли отправиться домой.

Утром по деревне поползли слухи, что господин Аои таинственным образом исчез, а вместе с ним бесследно пропали племянник дайме со своим телохранителем. Оставшиеся в живых подчиненные Аои пребывали в растерянности. А деревенские строили различные догадки.
Кто-то говорил, что телохранитель племянника дайме (который был также его любовником) случайно застал его с господином Аои и из ревности убил обоих, а потом в панике сбежал. Кто-то предполагал, что племянник дайме (который, возможно, был совсем не племянником дайме) и его телохранитель-любовник похитили господина Аои ради выкупа. Кто-то отстаивал оригинальную версию, что все трое бежали по обоюдному согласию сторон.
Через несколько дней приехал наследник господина Аои и забрал все ценности, вместе с ним уехали и оставшиеся телохранители. Разнообразные слухи бродили по деревне еще месяца три, но постепенно интерес к ним ослаб.

* * *


Миссии ранга Z – особые миссии. Большинство шиноби даже не знает о существовании миссий с такой пометкой, все привыкли к D, C, B, A и S.
Это особые миссии, которые требуют особых средств и умений, миссии, для которых необходим серьезный актерский талант. Настоящий шиноби, а тем более шиноби высокого уровня, должен уметь притвориться крестьянином, врачом, солдатом, купцом, шлюхой – кем угодно. Должен уметь сыграть любую роль. Так, чтобы ни у кого не возникло сомнений и подозрений.
На подобные миссии отправляют только спец-джунинов, да и то не всех: для ранга Z необходима очень устойчивая психика и особенный контроль над чакрой. И еще такие миссии никогда не выполняются в одиночку.

* * *


Миссия была завершена успешно.
И Хайяте совсем необязательно знать, что каждый раз после подобных миссий Генма до дрожи в руках мечтает вогнать сенбон в глаз самому себе…
А, впрочем, Хайяте и так все знает.





8 мая 2008

@темы: слеш, лист, авторский, drama, angst, medb.

Комментарии
2008-12-20 в 21:35 

~Слонёнок~
Не пытайтесь отнять у меня красоту радуги, убеждая, что наш мир серый!
замечательно и очень атмосферно
medb., спасибо :red:

2008-12-21 в 10:57 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
*улыбааается*

2008-12-25 в 11:29 

Великолепно. Большое спасибо автору!!!

2008-12-27 в 13:35 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
~Слонёнок~, Жилейнэ-химе
Рада, что понравилось :)

D~arthie
*напряженно размышляет над ответом, потом просто начинает мурррчать*

2008-12-27 в 14:33 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
medb.
*удивленно* Напряженно размышляешь? Мряу...
Мне просто вспомнилась и эта заявка, и маленький вопрос "от автора" перед текстом, заставивший все мои системы распознавания "свой-чужой" буквально взвыть, что это свой))) И как было хорошо - что эту заявку написали так. И только потом - узнать, что это ты)))
Так что это не просто текст, это касп))

2008-12-27 в 15:25 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
D~arthie
Стормозила, что за вопрос, полезла посмотреть... а я уже и забыла сама :laugh:
Мррррррр, Рыыыыыыыська.))))) Только если мне не изменяет память - мы ведь до этого общались не очень много?..
А что ты подразумеваешь под "каспом"?..

2008-12-29 в 15:48 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Мурррр... да. До этого - нечасто. По поводу "Кто уронит башню", одной очень красивой характеристики жизни шиноби и еще по мелочи...
А касп - это из Хайнлайна, "Чужак в чужой стране". Ключевое понятие в моей личной Вселенной. Что-то типа поворотного пункта, такая особая точка в пространственно-временном континууме, когда наши решения и действия непосредственно определяют ход дальнейшего развития событий.
И, имхо, поэтому разные варианты решений создают параллельные миры. И тогда именно касп - место, где "ход истории надломился, и возникла иная, альтернативная реальность" (с)
Мне события вообще представляются как некое подобие стоячей волны: ее узлы - это каспы, а в прочих местах - в физике эти промежутки между каспами носят забавное название "пучностей". Но это если дорога не разветвляется, иначе рисунок сложнее. Но и тогда - существенно изменить ход событий можно только в каспе. Между каспами реальность вариабельна и изменяема, но эти изменения не носят решающего характера...
Путаное объяснение?)))))

2008-12-29 в 19:24 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
D~arthie
одной очень красивой характеристики жизни шиноби
Какой чудесный эвфемизм, однако :laugh:
Мррр, про касп все поняла, ага.))) Сама думаю как-то похоже, и последнее время все чаще... А у Хайнлайна я, кстати, читала рассказы и "Дверь в лето" (одна из моих самых любимых книг), до остального все никак руки не дойдут...

2008-12-29 в 20:42 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
medb.
В "Двери в лето" есть одна слишком печальная для меня мысль... Собственно, о том, что исправленный вариант все-таки является параллельным, и исходный тоже существует. Оно логично, конечно, но очень уж грустно иногда... Хотя не всегда печально именно это))) Помнишь одну мою АУшку-кроссовер?

2008-12-29 в 20:46 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
D~arthie
Для меня "Дверь в лето" прекрасна прежде всего котом главного героя - собственно, в честь него я и назвала свою собственную мохнатую скотинку XD
А эту твою АУ-шку я часто вспоминаю :weep:

2008-12-29 в 20:50 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
medb.
А, там моя бета съела меня за обоснуй)))
И хочу фотки мохнатой скотинки)))

2009-01-06 в 21:13 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
D~arthie
Щас скажу страшную вещь, но, по-моему, обоснуй - не всегда главное.))
Эм... поищу, что у меня на компе есть ^^

2009-01-07 в 18:14 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
medb.
Мурррр))) А знаешь, какое искушение просто внести пункт о необоснованности аргументов персонажа в ворнинг))))))

2009-03-23 в 04:58 

LeMoN.DroP!
I'd rather get lost then find my way with you...
Класс! Ну просто замечательно! Аффтору РЕСПЕКТ!!! :bravo:

2009-03-25 в 17:55 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
RAiNBow StARduST
Благодарю за отзыв :)

   

Библиотека Цунаде

главная