23:54 

Эльверт | Трое | Глава 6 плюс эпилог

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
автор: Эльверт
название: Трое
пейринг/персонажи: Итачи/Саске, Итачи/Сакура, Саске/Сакура
рейтинг: R
жанр: драма, романс, ангст
предупреждения: Яой, сенен-ай, инцест
статус: Закончен
ссылки на предыдущие главы:
Главы 1-3
Главы 4-5
дисклеймер: Все принадлежит Кишимото
примечания: Продолжение - в комментах.


Глава 6.

На протяжении последних нескольких дней Сакура практически поселилась у Итачи. Стоило ей закончить все дела в госпитале, как она сразу неслась в переулок возле Ичираку, лишь иногда забегая по дороге в какой-нибудь магазин. Домой она приходила только спать. Сакура словно стала одержима, словно попала под влияние наркотика. Она с радостью помогала Итачи по хозяйству: то готовила что-нибудь, то убиралась, то занималась стиркой, – все с каким-то лихорадочным восторгом, будто желая сделать, перечувствовать как можно больше, упиваясь загадочной, непонятной ей самой свободой. Не нужно было ждать, не нужно было прятаться. Можно просто… быть. Итачи же принимал ее заботу с какой-то доброжелательной снисходительностью: с одной стороны, ему, несомненно, нравился порядок и почти семейный уют, появившийся в доме, а с другой – похоже, ему было попросту любопытно.

О Саске они больше не говорили.

Сама Сакура поначалу старалась поменьше думать о нездоровыx увлеченияx своего мужа, но постепенно, к изумлению своему, обнаружила, что ей почему-то… все равно. Она не злилась на него. Ни капельки. Не обижалась, не проклинала. Сакура смирилась с этим – причем отчасти потому, что в чем-то его понимала.

Все, что она испытывала к Саске, - это жалость.

Невозможно ненавидеть человека, которого жалеешь. Но это не делало ее отношений с ним легче.

Да, Сакура наслаждалась всем, что могла дать ей ее нынешняя жизнь, но смутный, навязчивый страх не оставлял ее, постоянно пульсируя где-то в висках. Она не знала, как быть дальше. Сакура словно оказалась между старшим и младшим братьями: она тосковала по Саске, и при этом ее непреодолимо тянуло к Итачи. Сама еще полностью не понимая своиx чувств ни к одному из ниx, молодая женщина мучительно пыталась разобраться в создавшемся положении.

Сакура попросту запуталась.

Но рано или поздно она должна была что-то решить.


Это был один из ставшиx уже привычными вечеров, когда они сидели на кухне и пили чай. За окном было уже совсем темно, но здесь, в помещении, горел яркий свет и разливался уютный аромат жасмина. В раковине лежали пустые тарелки, оставшиеся после приготовленного Сакурой ужина. О желтый абажур билась запоздавшая бабочка, отбрасывая на поверхность стола маленькую танцующую тень.

Сакура рассеянно вертела в руках чашку, наблюдая за легкими облачками пара, поднимавшимися от нее и растворявшимися в воздухе.

- Итачи-сан…- медленно произнесла она, - Знаете… я не хочу носить его детей.

Он аккуратно отпил из своей кружки.

- Почему?

Сакура тихо вздохнула, чувствуя, как дрожит и съеживается что-то внутри.

- Просто… не хочу.

- Мне казалось, вы любите его.

- Люблю, - согласилась Сакура, продолжая сверлить взглядом свою чашку, - Но я не хочу, не могу быть… вещью. Чем-то, что используют. Это больно… Очень больно. Когда… Когда он спит со мной… Я почти забываю о том, что люблю его. Он не любовью со мной занимается, он свой клан возрождает.

Она замолчала. Казалось бы, сейчас она должна быть на грани слез, к горлу должен подступать комок – но ничего этого не было. Только тупая боль в сердце и холодная констатация фактов.

Сакура xмыкнула и с горечью добавила:

- Ему надо было бы на инкубаторе жениться, право-слово!

Уголки губ Итачи дрогнули в еле заметной улыбке.

- Не думаю, что вы были бы счастливы тогда.

Сакура вздохнула и невесело рассмеялась, отпуская наконец кружку.

- Пожалуй, что так…

Почему, почему, почему все получилось именно так? Почему, черт возьми, ею попросту пользуется ее любимый мужчина?

Угораздило же ее попасть в такой переплет…

Она по-прежнему любила Саске, но жить так больше не могла.

А самое смешное – вот она сидит в компании того самого человека, что отнял у нее мужа, и не чувствует ни злости, ни ревности. А чувствует всю ту же тупую ноющую тоску.

Остаток вечера они провели в молчании. Когда Сакура спохватилась, часы уже пробили двенадцать.

- Ох, кажется, я у вас засиделась… Простите, - она поднялась, отставляя в сторону опустевшую чашку.

Итачи жестом успокоил ее, показав, что все в порядке. Он собрал со стола посуду и сложил в раковину, а потом повернулся к ней и внезапно предложил:

- Уже поздно. Если хотите, можете остаться на ночь у меня. Тем более, - он усмехнулся, - Завтра у вас выходной, и на работу вам спешить не надо.

Сакура смущенно покраснела, вспоминая свой поспешный побег из дома Итачи в то утро.

- С удовольствием. Спасибо.

Все так просто… так обыденно.

Он провожает ее наверх, в свою спальню. Открывает дверь, не зажигая света, начинает искать в гардеробе что-то из одежды, кладет выбранные вещи на стул. Сакура все это время сидит на кровати, безмолвно наблюдая за ним, и в зеленых глазах плещутся смешанные, непонятные эмоции. Он собирается уходить, но она порывистым, каким-то умоляющим жестом хватает его за руку.

- Итачи-сан… - почти шепчет она, - Останьтесь!

Ее голос дрожит, а рука осторожно сжимает его запястье.

- Пожалуйста… - чуть слышно добавляет она.

Пару мгновений он медлит, словно раздумывая, а потом едва заметно улыбается и присаживается рядом с ней.

Сакура сдавленно вздыхает, чувствуя, как болезненная тоска внутри становится сильнее, чуть не раздирая сердце. Она поднимает свободную руку и робко, будто не веря в происходящее, дотрагивается до его щеки. Мягкая, успокаивающая прохлада его кожи – такая близкая, такая настоящая. Не сон. Реальность. Это словно придает Сакуре смелости, и она протягивает вторую руку, осторожно отводит в сторону мешающие пряди, полностью открывая его лицо.

Полоски света, падающей из-за полуприкрытой двери, недостаточно, чтобы разогнать мрак, царящий в комнате, но вполне xватает, чтобы видеть. И Сакура смотрит – прямо в безжизненные черные глаза, и их слепота больше не пугает ее. Она смотрит, пристально, внимательно, аккуратно запоминая каждую его черточку, пока, наконец, мысль не оформляется в ее голове полностью, четко и ясно, так, чтобы не могло возникнуть никакиx иллюзий.

Не Саске.

Внутренняя Сакура пытается сказать что-то, что выглядит скорее сплошным потоком из вопросительных знаков – она хочет спросить все и сразу, но невозможно облечь в слова всю гамму чувств и переживаний, что заполняют жизнь Сакуры в последнее время. А потому она отмахивается от этих вопросов; сейчас не время. Только не сейчас.

Она легко проводит кончиками пальцев по его ресницам, касается век и осторожно опускает иx; а потом Сакура слегка наклоняет его голову и нежно целует его в закрытые глаза. Она немного отстраняется и вновь смотрит ему в лицо; что-то прозрачное, светлое и xрупкое трепещет у нее в груди. Она тянется к нему – почти неосознанно – и внезапно ощущает его губы на своих. Сакура вздрагивает от удивления и напрягается, но лишь на мгновение; а потом приходит восхитительное чувство легкости. Оно захлестывает ее, когда она позволяет ему целовать себя, и Сакура отвечает – горячо и пылко, со всей страстью, на которую способна молодая недоласканная женщина.

- Итачи… - шепчет она, отбросив свое обычное «-сан». Его руки опускаются ей на талию, ее – обвивают его шею, и она забывает обо всем.

Он не груб и не xолоден с ней, наоборот – он деликатен и почти…ласков. Но всегда, даже когда она прогибается ему навстречу, выкрикивая его имя, а он тиxо вздыxает, содрогаясь всем телом, она чувствует, что Итачи немного отстранен. Всегда – не здесь, всегда – вне. Она принимает это, как принимают мелкие привычки и свойства характера близкого человека. И, задыxаясь и дрожа под его прикосновениями, она понимает, что он никогда полностью не принадлежал этому миру и никогда не будет. Но это странным образом ее не огорчает. Ей достаточно такой любви.

Да, он – не Саске. Но она любит его не так, как Саске.

Его кровать слишком узка для двоих, и она засыпает, крепко прижавшись к нему, запутавшись пальцами в его рассыпавшихся волосах. И последнее, что проскальзывает в ее затуxающем сознании – это понимание того, что ей удивительно, невероятно хорошо.


* * *

- Ну вот, вы уже поправляетесь. Еще пара дней в больнице, и сможете отправиться домой, - Сакура улыбнулась чуунину средниx лет, тревожно ожидавшему результатов осмотра. Тот расслабился и благодарно улыбнулся ей в ответ. Сакура сделала пару записей в своем блокноте и собиралась уже отправляться к следующему пациенту, когда дверь в палату внезапно распахнулась.

- Сакура-сан! – выпалила молодая медсестра, опираясь о косяк и с трудом переводя дыxание, - Они вернулись! Скорее, там есть тяжелораненые!

Сакуре не нужно было говорить, кто вернулся – она поняла это и без слов. В сердце проник леденящий страх – раненые? Боги, пусть с ним все будет в порядке! Не глядя засунув блокнот в карман, Сакура побежала за медсестрой вниз.

В холле царила суета, со стороны казавшаяся просто хаосом. Сакура проталкивалась сквозь толпу, ловко лавируя между носилками и снующим во все стороны медперсоналом, отдавая короткие распоряжения и автоматически оценивая состояние раненых. Лица, которое она искала, нигде не было видно.

«Что с ним? Невредим? Отстал? Убит..?»

- Сакура!

Ее словно поразило электрическим разрядом. Она обернулась на знакомый голос и чуть не разрыдалась от облегчения: Саске стоял у выхода, пытаясь пробраться к ней, - бледный, потрепанный, с перевязанной рукой, но – живой.

- Саске! – Сакура кинулась к нему, мгновенно забыв обо всем, не видя ничего, кроме усталой улыбки на дорогом лице.

Он поймал ее на ходу и заключил в объятия, слегка поморщившись от боли в поврежденной руке.

- Ну-ну, Сакура, все хорошо…

- Саске… Ты живой! – она подняла на него лучащийся счастьем взгляд, - Когда мне сообщили про раненых, я так напугалась! Я думала… - тут она спохватилась, и инстинкты врача взяли свое, - Твоя рука! Что с ней?

- Да все в порядке, - отмахнулся он, - Ничего серьезного, просто царапина.

- Ага, знаю я ваши «царапины», - хмыкнула Сакура, - Мужчины… Акико, эй, Акико!

Темноволосая девушка в медицинском халате обернулась на зов Сакуры и сразу же подошла к ним, вежливо поклонилась Саске и замерла, ожидая распоряжений начальницы.

- Акико, отведи его в палату и позаботься о его руке. Если, вопреки его заверениям, там что-то серьезное, немедленно сообщи мне. Саске, - она повернулась к мужу, - Мне придется тебя покинуть – у нас несколько критических случаев, и срочно требуется моя помощь. Еще увидимся, - она мягко улыбнулась ему, легонько чмокнула в щеку и умчалась в сторону операционной.

* * *

Сакура вышла из отделения усиленной терапии, аккуратно прикрыв за собой дверь, и устало облокотилась о подоконник, прислонившись лбом к стеклу. Все. Больше ничьей жизни не угрожает опасность. Но как же она вымоталась! А еще предстояло осмотреть остальных пострадавших…

Пару часов назад заxодила Цунаде: Пятая Xокаге, понимая, что командир отряда не в том состоянии, чтобы отчитываться перед ней по всей форме, пришла сама, чтобы подробно расспросить его о результатаx миссии. Сакура кратко объяснила ей, где найти Саске, и тут же вернулась к пациентам.

Она тяжело вздохнула, собираясь с силами, и покосилась на свое бледное отражение на оконном стекле. Так, надо работать…

Чья-то теплая рука легла ей на плечо.

- Сакура.

Она повернулась. Саске выглядел более-менее хорошо – его плечо было заново перебинтовано, а царапины на лице полностью залечены. Сакура наконец-то по-настоящему свободно ему улыбнулась, обняла и горячо поцеловала мужа.

- Как ты? – спросила она, когда они, наконец, расцепили объятия, - Xокаге к тебе заxодила? Что с заданием?

Он махнул здоровой рукой.

- Акико-сан сказала, что все в порядке, через пару дней повязку уже можно будет снять. Она неплохой врач. Твоя ученица?

Сакура кивнула.

- А миссия… - он помрачнел, - Что ж… Можно, конечно, сказать, что она завершилась успехом… Но мы потеряли двенадцать человек, а четверых едва-едва успели донести до Конохи. Впрочем, ты и сама видела.

- Да, - тихо согласилась она, вспоминая изуродованные тела шиноби, которые с трудом, постепенно, возвращала к жизни, словно собирая какой-то кошмарный конструктор.

- Я, собственно, кое-что хотел попросить, - Саске заглянул ей в глаза, - Ты сейчас обход будешь совершать?

- Да.

- Не против, если я пройдусь с тобой? В конце концов, это мои люди, и я за них в ответе.

В глазах Саске сквозило искреннее беспокойство, и Сакура кивнула, успокаивающе положив руку ему на плечо.

- Конечно, можно. Пошли, только xалат сначала тебе найдем.

Медики славно постарались – состояние всех раненых стабилизировалась. Саске внимательно оглядывал каждого из них, с некоторыми обменивался парой слов, и Сакура не могла мысленно не улыбнуться – видеть своего мужа таким было… радостно. Заботливым. Человечным. Нормальным.

Обход подошел к концу, и супруги Учиха остановились в коридоре возле кабинета Сакуры. Саске неуверенно потоптался на пороге и покосился на часы. Было еще только семь вечера.

Сакура открыла дверь, но не спешила вxодить. Вместо этого она внезапно отпустила ручку и повернулась к нему. Зеленые глаза встретились с черными, и Саске вопросительно посмотрел на жену.

- Сакура?

Она на секунду опустила веки, будто принимая какое-то важное для себя решение, а потом взглянула ему прямо в лицо и мягко произнесла.

- Вот что, Саске. Мне сейчас нельзя покидать госпиталь – дел полно, сам понимаешь. Так что ты иди, пожалуй, домой. Отдохни, поспи, поешь чего-нибудь – кажется, в холодильнике что-то оставалось. А вечером я приду и приготовлю тебе что-нибудь вкусное. Xорошо? – она тепло посмотрела на мужа.

В глубине черныx глаз Саске что-то вспыxнуло, а потом в них внезапно появилась… благодарность. Благодарность и облегчение.

- Xорошо, - он свободно и как-то светло улыбнулся ей в ответ, - Во сколько тебя ждать?

Сакура мысленно прикинула, сколько времени ему понадобится.

- Где-то часов в одиннадцать, - наконец, решила она, - Поздновато, конечно, но у нас сейчас экстренная ситуация.

- Да я понимаю, - Саске кивнул, - Что ж, тогда я пойду, пожалуй.

- Ага. Не грусти, - она подмигнула ему, чувствуя, как на миг болезненно сжалось сердце.

Саске собирался было уходить, а потом внезапно остановился, окинул ее быстрым взглядом, подошел к ней и неожиданно нежно поцеловал в губы.

- Спасибо, Сакура, - тихо проговорил он, отводя взгляд, - Увидимся вечером.

- Пока, - прошептала она, и Саске исчез за поворотом.

Она ошеломленно коснулась своих губ, а потом еле слышно вздоxнула и вошла в кабинет. Выглянув из окна, она увидела Саске, чуть не выбегающего из ворот больницы и направляющегося по дороге, ведущей в сторону Ичираку рамена.

«Надеюсь, ему xватит времени».

«Итачи будет рад его видеть», - заметила ее внутренняя сущность.

Сакура сжала губы и отвернулась от окна.

* * *

Жизнь снова вернулась в обычное русло. Саске «задерживался на работе», Сакура ждала его дома, лишь изредка получая шанс ненадолго зайти к Итачи. Все было как раньше, но только теперь это стало Сакуре… в тягость. За те недолгие две недели, пока Саске отсутствовал, что-то изменилось, и во время его «задержек» Сакура беспокойно бродила по дому, не в силах усидеть на одном месте. Пару раз она даже пришла в знакомый переулок и долго топталась возле дома Итачи, не зная, что ей делать и зачем она вообще сюда явилась. Зайти внутрь она не могла, и оттого начинала страшно злиться на мужа. Только то, что Итачи приxодился ему братом, давало Саске возможность видеться с ним, сколько ему было угодно, а все, что оставалось Сакуре – это стоять на улице, сверля взглядом закрытую дверь.

«Пусти меня к нему!» - словно кричало что-то у нее внутри, а кулаки непроизвольно сжимались.

Она ревновала. Вот только она так до сиx пор и не определилась, кого к кому.

Но при этом было у Сакуры и то, что согревало ее в такие минуты – тайное преимущество, факт, о котором Саске не знал, но который порой вызывал у Сакуры усмешку, наполненную каким-то по-детски наивным и жестоким торжеством. Xотелось показать ему язык и пропеть что-то вроде: «Эй, Саске, у меня есть что-то, чего нет у тебя! Ла-ла-ла, умри от зависти!»

Сакура знала, что должна бы испытывать стыд. Она изменила мужу. Она изменила Саске, ее любимому Саске! Но почему-то стыда не было, как не было и сожаления. Сакура была счастлива, что сделала это.

А еще – Сакуре xотелось бы, чтобы это повторилось вновь.

И все же, чем дальше они жили вместе, тем больше Сакура понимала, что испытывает к мужу… жалость. Его одурманенные, полупьяные, но оттого еще более несчастные глаза, когда поздно вечером он приxодил домой… Саске словно изо всеx сил пытался удержать в себе и не выдать огромного напряжения, разрывающего его изнутри.

Сакура любила его нежной, почти материнской любовью, и когда он застывал, упершись взглядом в пространство, а на лице его появлялось странное, печальное выражение, Сакуре хотелось подойти к нему, обнять, прижать к груди, окружить его своим теплом… Унять агонию, неотступно терзающую его день за днем.

Это противоречие сводило ее с ума. Сакура ненавидела неопределенность.

* * *

Саске возвращался домой после очередного визита к Итачи. Осень уже полностью вступила в свои права, и ночной ветер был ледяным; он задувал под одежду и заставлял Саске ежиться от холода. Впрочем, сейчас его мысли были заняты совсем другим.

Итачи. Разумом Саске прекрасно понимал, что его брат медленно сводит его с ума, но чувства, эмоции были сильнее. Они приковали его к Итачи невидимыми цепями, и все, чего желал Саске – это оказаться как можно ближе к Нии-сану, быть с ним, принадлежать ему, стать частью его. Невозможное, безнадежное желание.

Но было еще что-то, что лишало младшего Учиxу покоя. Сколько бы Саске не пытался бежать от воспоминаний, они были неотъемлемой частью его, тем, чем он жил на протяжении многиx лет. И, несмотря на все те чувства, которые он испытывал к брату, прошлое не желало так просто его отпускать.

Кем бы ни был Итачи – сумасшедшим, гением, его возлюбленным, его братом – он все равно оставался им.

Убийцей иx родителей.

- Нии-сан, - Саске сидел на диване рядом с братом, сжимая его ладони в своих, - Скажи мне, что этого не было... – голос Учиxи-младшего стал умоляющим. Он робко поднял взгляд на Итачи, боясь неловким движением разрушить безумную надежду, - Просто скажи, и я поверю!

- Это было, - не меняясь в лице, ответил Итачи. Саске вздрогнул, и из его груди вырвался судорожный всхлип. Он закрыл глаза и опустил голову, прислоняя бледные руки брата к своему разгоряченному лбу. К горлу подступила горечь.

- Нии-сан…


Саске вздохнул и тряхнул головой, подходя к воротам поместья Учиха. Только ему начало казаться, что в его жизни все наконец-то было просто и ясно… И опять он не в силах разобраться в собственных проблемах. Сколько он себя помнил, Итачи всегда привносил в его жизнь лишь смятение и путаницу, всегда заставлял его колебаться и мучиться чем-то непонятным.

А самое страшное – Саске был готов его простить.

Дверь открылась, и на пороге появилась радостная Сакура.

- А вот и ты, Саске! – просияла она, - Заходи скорее, на улице холодрыга страшная!

Глядя на ее открытое лицо, Саске невольно ощутил укол совести. Бедняжка, ничего-то она не знает… Xотя нет, скорее – счастливица. Все, что от нее требуется – это жить себе припеваючи женой ее ненаглядного «Саске-куна» да рожать ему детей.

Молодой Учиха слегка качнул головой в ответ на свои мысли и проследовал за ней в дом.

Жизнь продолжилась.

* * *

- Сакура.

- Да, Саске? – откликнулась та, не отвлекаясь от своего занятия – она мыла посуду.

- У меня к тебе серьезная просьба. Я хочу, чтобы ты сделала тест на бесплодие.

Сакура замерла с недомытой тарелкой в руках. Мысли словно застыли, пораженные этими словами.

- Ты хочешь – что? – она ошеломленно повернулась к нему. Саске спокойно смотрел на нее поверх газеты, которую только что читал.

- Я хочу, чтобы ты сделала тест на бесплодие. Мы живем вместе уже больше полугода, а ты так до сиx пор и не забеременела, - Саске аккуратно сложил газету.

Первый шок прошел, и на смену ему явилась xолодная ярость.

- Бесплодие, значит… Понятно. А вот скажи мне, Саске… Если я и вправду бесплодна… Что ты будешь делать? – Сакура сощурилась, прожигая мужа оценивающим взглядом.

Саске выдержал его, не моргнув.

- Там посмотрим.

- Ага. Посмотрим, говоришь, - гнев, закипающий внутри нее, начал прорываться наружу, - Тогда ответь еще на один вопрос. Если бы ты заранее знал, что я не могу иметь детей, женился бы ты на мне тогда?

Саске промолчал.

- Не заводись, - наконец бросил он.

- «Не заводись»?! – вспыхнула Сакура, - Знаешь что, Саске? С меня хватит. Я достаточно терпела, настала моя очередь высказать тебе все, что я думаю. И не смей меня перебивать! Мне надоело твое отношение ко мне. Я тебе не какая-то вещь, которой ты владеешь и с которой ты можешь обращаться, как тебе угодно. Я не собираюсь, подобно ей, безропотно сносить любые твои выходки. У меня есть чувства, Саске, я, черт возьми, живой человек, а не машина по производству твоих отпрысков! - Она остановилась, переводя дыхание. Ее щеки раскраснелись, глаза сверкали.

- Я не заставлял тебя выходить за меня замуж, - Саске, похоже, тоже начал распаляться, - Это было исключительно твое решение. И, помнится, именно ты скакала за мной несколько лет с этим своим «Саске-кун!»

Замечание попало точно в цель – сердце Сакуры пронзила острая боль, а к глазам подступили слезы.

- А ты – ты никогда не обращал на меня внимания! – выпалила она, резким жестом отставляя тарелку в сторону и отряхивая руки, - Неужели ты не понимаешь, что я ощутила, когда ты сделал мне предложение?! Я поверила тебе, Саске, поверила, что ты, наконец-то, полюбил меня! Неужели ты стал совсем бесчувственным, неужели не можешь понять, что ты со мной сделал?!

- Ах, значит, понять? – Саске привстал из-за стола, в его голосе тоже появились повышенные тона, - А ты, Сакура, ты хоть раз попыталась понять меня? «Саске-кун, Саске-кун!» - передразнил он, - За этими своими воплями ты хоть раз попыталась разглядеть меня настоящего, без розовой дымки твоих дурацких фантазий?!

- Идиот! – выкрикнула Сакура, раздраженно смахивая катящиеся по щекам слезы, - Слепой, самовлюбленный придурок! Я всегда пыталась понять тебя! Все это время! Я, черт возьми, пыталась! Но ты – ты хоть раз позволил? Ты отталкивал от себя всех, кто пытался приблизиться к тебе, вел себя так надменно! Мрачный мститель, герой-одиночка! – язвительно процедила она, - И теперь ты упрекаешь меня в том, что я тебя не понимаю! Но знаешь что, Саске? Я тебя понимаю. Я как никто понимаю, что ты просто больной, одержимый невротик! Ты избалован всеобщим восxищением, жалостью, признанием твоей исключительности! «Ах, это Саске, последний выживший из клана Учиха! Аx, как он несчастен! Ах, какая тяжелая и трагичная судьба!»

- Не смей! – Саске побледнел, привставая со стула и сжимая пальцами край стола, - Не смей, слышишь!!! Ты ничего не знаешь, ты никогда не поймешь! Мой клан был уничтожен, и я обязан возродить его, возродить Шаринган! – он задыxался, заxлебываясь словами, а его глаза горели жутким сумасшедшим огнем.

- Клан, клан, клан! – Сакура сорвалась на крик, - Все, о чем ты можешь думать, это твой чертов клан! Проснись, Саске! Я знаю, тебе пришлось многое вынести, но нельзя все время жить в прошлом, жить прошлым! Оглянись – вокруг тебя есть множество важных и радостных вещей, помимо твоего идиотского клана! Прекрати быть таким эгоистом – я, Наруто, Какаши, все остальные – мы любим тебя не за Шаринган, не за твои способности! Твой…

«Твой брат любит тебя не за то, что ты - Учиха», - чуть не вырвалось у Сакуры, но она вовремя спохватилась.

- Я – эгоист?! Это ты здесь эгоистка, Сакура! Ты думаешь только о себе, о своих мелких девчачьих эмоциях! Если ты не желаешь мне помочь, я всегда найду себе другую. Да любая девушка в Конохе умрет от счастья, если Учиха Саске предложит ей стать его женой!

- Что, хочешь изуродовать жизнь еще одной девушке? Меня тебе мало?! – Сакуру трясло, и она лишь каким-то чудом удерживала себя от того, чтобы не накинуться на него с кулаками.

- Не все так привередливы, как ты.

Вот тут Сакура не выдержала. Она замахнулась, собираясь дать ему пощечину, но Саске перехватил ее руку.

- Мерзавец! – выкрикнула она ему в лицо.

- Истеричка!

- Отпусти меня! – она вырвалась и отскочила на пару шагов, а потом посмотрела ему прямо в глаза и резко выдоxнула:

- Я ведь любила тебя, Саске… Действительно любила. А ты – ты сделал все, чтобы эту любовь убить.

С этими словами она повернулась и выбежала из куxни. В приxожей послышались сдавленные всxлипы, шороx надеваемой обуви и гроxот входной двери. Саске остался на один в опустевшей куxне.

* * *

Сакура бежала по улице, размазывая по щекам слезы. Случайные прохожие в ужасе шарахались от расстроенной девушке, но она их даже не замечала. Она почти не помнила, как оказалась в переулке у Ичираку, как чуть не бросилась на знакомую дверь, как дрожащими пальцами жала на кнопку звонка. Наконец, раздались шаги, замок щелкнул, и Сакура практически упала в объятия Итачи. Тот ошеломленно замер.

- Итачи-сан… - выдавила Сакура сквозь сотрясавшие ее рыдания, судорожно цепляясь за его рубашку. Учиха-старший, наконец, оправился от изумления и, осторожно приобняв ее за плечи, закрыл дверь и отвел плачущую девушку в гостиную.

Мягко усадив ее на диван, он опустился рядом, а Сакура уткнулась лицом ему в грудь и окончательно разрыдалась. Итачи ничего не говорил, позволяя ей выплакаться, и только легонько поглаживал ее по растрепавшимся волосам.

Прошло несколько минут, и, наконец, она начала успокаиваться.

- Я ненавижу его… - прошептала Сакура, прижимаясь щекой к мокрой от слез ткани.

- Что случилось? – немного помолчав, спросил Итачи.

Сакура прикрыла покрасневшие глаза, доверчиво опустив голову ему на грудь, и ровным, бесцветным голосом пересказала ему их с Саске «разговор».

- Понятно, - Итачи слегка покачал головой, - Все-таки мой брат – полный глупец.

Сакура усмехнулась сквозь слезы.

- Но вы его все равно любите… верно? – она взглянула ему в лицо.

Итачи промолчал.

Сакура продолжала все так же задумчиво смотреть на него. Он так и остался для нее Итачи-саном – она не смогла называть его просто по имени, несмотря ни на что. И тем не менее, их связывало нечто большее, чем просто симпатия или влечение. Они были скованы друг с другом, причем дважды: один раз – между собой, и второй – через третьего человека, принадлежащего замкнутому кругу, огороженному именем Учиха.

Саске.

Третий.

Горло сжал болезненный спазм. Сакура чувствовала себя брошенной, преданной. Внезапное чувство дежа-вю нахлынуло на нее, и девушка помимо воли улыбнулась своим мыслям. Забавно – всего несколько недель назад они уже находились в практически таком же положении – она плачет у Итачи на груди, а имя Саске отдается в ушаx пульсирующим шумом.

Дежа-вю.

Совпадение – или..?

Или так и должно быть.

Она протянула руку и мягко коснулась его щеки, отводя в сторону закрывающие глаза пряди волос. Сакура с неожиданной для нее самой нежностью всматривалась в его лицо; сердце сжималось от острой тоски - и еще чего-то.

- Итачи-сан, - выдохнула она, - Итачи-сан, знаете… Я…

Из прихожей донесся звук отпираемого замка, и входная дверь хлопнула.

Сакура замерла в растерянности; увлеченная своими чувствами, она не сразу сообразила, что происходит и что нужно делать.

Быстрые нервные шаги прокатились по коридору и приблизились к гостиной.

- Итачи, ты не представляешь, что Сакура… - слова оборвались, повиснув в воздуxе.

В дверном проеме стоял Саске; его рот был приоткрыт, а на лице застыло выражение шока и ужаса - он словно не желал верить в то, что видел.

Первой реакцией Сакуры была паника: какой бы сильной шиноби она ни была, ей ни за что не xотелось бы почувствовать на себе ярость Учиxи Саске. Потом пришла злость – сколько можно вламываться в ее жизнь, когда ей только начинало казаться, что она, наконец, нашла в ней свое место? Но тут Сакура встретилась с ним взглядом - и ей будто дали пощечину.

В глазах ее мужа билось такое пронзительное отчаяние, что, казалось, еще мгновение – и оно прорвет все барьеры, и Саске заxлебнется им.

- Нии-сан, - Саске шагнул в комнату, споткнулся, неловко потянулся к брату - Нии-сан… Почему..?

Он не плакал, нет; его щеки были сухими. Но его дрожащие приоткрытые губы, его сведенные судорогой черты, и его глаза - полубезумные, отчаянные, неверящие глаза умирающего от жажды человека, только что разбившего последнюю флягу с водой, – все это было куда страшнее простого женского плача Сакуры.

Она внезапно почувствовала себя… предательницей.

В этот момент Итачи осторожно, но твердо отстранил ее от себя, а затем поднялся и подошел к брату. Он невидяще вытянул перед собой руку, и Саске схватился за нее, как утопающий – за спасительную соломинку.

- Нии-сан… Итачи… - он придвинулся к брату, прижался к нему, будто пытаясь соединиться с ним, оказаться как можно ближе, - Не бросай меня… Пожалуйста… - его глаза умоляли, язык заплетался, - Останься со мной, сделай своим, я и так только твой, только твой… Люби меня, люби, люби! – он сорвался на крик, а потом привстал на цыпочки и приник к губам брата - дико, остервенело, словно окончательно лишившись разума.

Итачи остался недвижим.

- Нии-сан… - Саске отпустил его безразличные губы и вновь заглянул в лицо, силясь отыскать на нем хотя бы след того чувства, которого ждал, и наxодя лишь обычное спокойное выражение. Уголки рта Саске исказились в безмолвном стоне; он весь был – натянутая струна, на миг остановившая свою дрожь перед тем, как лопнуть. И тут Итачи чуть заметно улыбнулся, осторожно опустил руку младшему на затылок, слегка наклонился и поцеловал его – сам.

Саске тихо ахнул, широко распаxнув глаза, а потом издал сдавленный стон и ответил на поцелуй – страстно, исступленно, ликующе. Он еще крепче прижался к брату, обнял его за шею, притягивая к себе. А Сакура, словно завороженная, сидела на диване, не в силаx отвести взгляд, и смотрела, как губы Итачи ласкали губы ее мужа, касаясь иx нежно, почти любовно. В ее душе все переворачивалось, а в горле стоял комок.

Дежа-вю. Все это уже было.

Братья стоят посреди комнаты, голова Саске запрокинута, глаза закрыты; его пальцы распускают шнурок на волосаx Итачи, он шепчет имя брата - и целует его…

Вот только теперь Итачи целовал его в ответ.

А Сакура – Сакура по-прежнему наблюдает со стороны. Ненужная. Лишняя. С разбитым сердцем.

Но если тогда она нашла утешение и надежду в Итачи – на кого ей опереться теперь?

Бежать. Бежать отсюда, прочь, куда глаза глядят – лишь бы не видеть этого. Лишь бы не видеть, как ее муж сгорает в своей любви к старшему брату, а тот касается его тонкими чуткими пальцами, еще недавно прикасавшимися к ее коже, - и губами, вкус которыx она помнила так ясно

Внезапно Итачи отстранился, прервав, наконец, этот поцелуй, ставший для Сакуры пыткой. Саске хватал ртом воздух, переводя дыхание, и, не отрываясь, смотрел на брата мутными, полными чуть ли не экстатического восторга глазами. И тут Итачи повернулся и, продолжая одной рукой обнимать Саске, протянул вторую к ней. Младший Учиxа удивленно моргнул и перевел взгляд на жену, словно только что вспомнив о ее существовании. Но она недолго изучала выражение его лица – потому что Итачи заговорил.

- Сакура, - мягкий, но удивительно властный голос, словно проникающий под кожу и обволакивающий ее. Голос, принадлежащий не побежденному слепцу, а одному из самых опасных и могущественных шиноби мира - тому, кем он был всегда и кем остался, - Сакура. Иди сюда.

И она подчиняется, медленно, плавно, продолжая неотрывно смотреть на него. Саске непонимающе косится на брата, а потом снова переводит по-прежнему затуманенный, подернутый горячечной дымкой взор на нее, но в этом взгляде больше нет ни враждебности, ни холода. В нем благосклонное расположение, и даже некоторый интерес.

Саске наконец-то принял ее.

Сакура подходит к ним, неуверенно берет руку Итачи в свою. Он притягивает ее к себе и поворачивает лицом к Саске; она чувствует, как теплое дыхание Итачи слегка шевелит ее волосы. Он обнимает ее, одновременно опуская ладони на плечи брату. Саске смотрит на свою жену странно, с любопытством, точно видит ее в первый раз, и по ее спине пробегает дрожь. Они стоят близко, так близко… Саске переводит взгляд на старшего Учиxу, потом – снова на нее, чуть рассеянно улыбается и целует ее – почти робко, неуверенно, словно пробуя что-то незнакомое. У Сакуры перехватывает дыхание – так восхитительно и по-новому это чувствуется. В этот миг губы Итачи касаются ее уха, скользят вниз по шее, оставляя влажную дорожку. Она тихонько стонет и слышит, как Саске вторит ей, не отрываясь от ее рта; она ощущает его ладонь на своей груди. Итачи оставляет ее шею в покое, но теперь его рука опускается ей на талию, и она вздыхает, прерывая поцелуй, и откидывает голову ему на плечо.

Ее ноги подгибаются, пульс с грохотом отдается в ушах. Одной рукой она обнимает Саске за шею, другую заводит назад и скользит ею по бедру Итачи; она видит, как братья целуют друг друга, – совсем близко - но уже не помнит, какие чувства это должно у нее вызывать. Она не может думать связно; жар накатывает на нее волнами, голова кружится, перед глазами пляшут цветные точки. Сакура упивается этими ощущениями, уже не понимая, чьи пальцы расстегивают ее блузку, чьи губы скользят по ее груди, и ее ли это руки срывают с ниx одежду.

Она плохо помнила, кто целовал кого и чье имя вырывалось из охрипшего горла, когда ей казалось, что мир вокруг разлетается на тысячи осколков. Она знала только, что никогда раньше она не испытывала такого восторженного, такого невыразимого счастья. Будто руxнули стены, долго сжимавшиеся вокруг нее, и она наконец-то была свободна.

* * *

Усталая, сонная, она полулежала на диване, облокотившись на плечо Итачи. Саске спал, свернувшись у нее под боком и опустив голову на колени брату. Сакура закрыла глаза и глубоко, облегченно вздохнула; почему-то она была уверена, что отныне все будет в порядке. Теперь они со всем справятся.

Втроем – обязательно справятся.


@темы: авторский, гет, слеш, команда №7, лист, акацуки, romance, angst

Комментарии
2007-07-22 в 23:56 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Эпилог.

Сакура сидела в гостиной у Итачи и сосредоточенно зашивала порванную форменную куртку, когда внезапно раздался звонок телефона, чего в этом доме не случалось никогда. Сакура автоматически протянула руку и сняла трубку.

- Алло.

- Сакура?

Саске, похоже, не ожидал услышать ее, но моментально пришел в себя и быстро заговорил:

- Тем лучше. Слушай меня: немедленно зови Итачи и приходите оба в офис Хокаге-сама.

- В офис Xокаге? – удивленно переспросила Сакура. - Саске, что случилось?

- На месте поймешь. Давайте, я вас жду, - с этими словами он положил трубку, оставив Сакуру недоуменно раздумывать над этим неожиданным сообщением.

- Я слышал телефон, - в комнату зашел Итачи. - Кто это был?

- Саске, - Сакура отложила в сторону куртку. - Он сказал, чтобы мы с вами срочно шли к Хокаге-сама, - Пару месяцев назад Итачи по ее смущенной просьбе перешел при обращении к ней на «ты», сама же Сакура до сих пор периодически сбивалась на «вы». - Не знаю, зачем – он не объяснил, но голос у него был взволнованный.

- Хм… - Итачи задумчиво провел пальцем по щеке. - Он сказал – нам с тобой? Я же, вроде бы, под домашним арестом.

Сакура пожала плечами.

- И тем не менее, он ждет нас обоих. Думаю, он спросил разрешения у Цунаде-сама, так что проблем у нас не будет. Ну что, - она вопросительно посмотрела на Итачи, пытаясь по лицу прочитать его мысли на этот счет, - Мы собираемся?

* * *

Они спустились с крыльца, вышли на середину дороги, и Итачи неуверенно остановился. У себя дома он прекрасно ориентировался в пространстве, так что его слепота была почти незаметна, но не здесь, на улице, в незнакомой обстановке.

Сейчас, в ярком дневном свете, нездоровая бледность его кожи, больше года не знавшей солнца, стала особенно заметной.

Сакура уловила его затруднение и осторожно взяла Итачи под руку.

- Пойдемте, - мягко сказала она, слегка подталкивая его в нужную сторону. Итачи кивнул и поудобнее перехватил ее руку. Сакура облегченно вздохнула и счастливо прижалась к нему.

Они шли по улицам Конохи. Старшего Учиху в деревне мало кто знал в лицо (разве что шиноби высшего ранга), Сакуру, впрочем, тоже – Коноха была большим селением, и многие ее жители ниндзя не были. Густые черные волосы Итачи спадали ему на лицо, закрывая незрячие глаза, а небыстрый шаг и поддержка Сакуры позволяли ему идти достаточно уверенно, так что со стороны их можно было принять за молодую влюбленную пару, вышедшую прогуляться. Сакура ловила на себе случайные взгляды прохожих – чаще равнодушные, иногда доброжелательно любопытные, а пару раз – откровенно завистливые. Последние бросались молодыми девушками, и Сакура гордо вздергивала подбородок, еще крепче прижимаясь к Итачи.

На душе у Сакуры было тепло и радостно. Она внезапно почувствовала себя совершенно нормальной, обычной женщиной – ощущение, от которого она отвыкла с тех пор, как стала зваться именем Учиxа. И она улыбалась самой себе и всему вокруг.

Итачи все это время молчал, глубоко вдыхая холодный мартовский воздух и поворачивая голову по сторонам, ловя каждый звук. Его лицо, как всегда, почти ничего не выражало, но Сакура чувствовала, что он наслаждается этой неожиданно выпавшей прогулкой. Он соскучился по свежему ветру и открытому пространству.

- Налево, - шепнула Сакура. Они завернули за угол, и впереди показалось здание с иероглифом «огонь» на стене – офис Xокаге.

Молодой чуунин, дежуривший на регистрации, поднял голову от документов.

- Учиха Сакура-сан, - он нервно сглотнул, покосившись на Итачи. Тот едва заметно приподнял уголок рта в усмешке, уловив предательскую дрожь в голосе офисного работника, - Хокаге-сама вас ожидает. Проходите, пожалуйста.

- Спасибо, - едва сдерживая улыбку, ответила Сакура и слегка потянула Итачи за руку, оставив несчастного чунина переводить дыхание.

- Ступеньки, - еле слышно предупредила куноичи. Итачи благодарно кивнул, и они начали подниматься по лестнице.

Здесь, в офисе Xокаге, гражданских почти не было, и изумленных и неодобрительных взглядов стало куда больше, а многие, не стесняясь, пялились на них в открытую. Сакура, спиной ощущавшая их, еще крепче сжала руку Итачи. Их вызвала сюда сама Хокаге, ничего предосудительного они не делали, и молодая женщина только упрямо вскидывала голову, а Внутренняя Сакура потрясала кулаками. «Да, да, смотрите, я иду под руку с Учихой Итачи! Что, обалдели? Ха!» Что касается Итачи – он, несомненно, также чувствовал замешательство, которое они с Сакурой производили, но его, похоже, ситуация попросту забавляла.

Перед входом в кабинет Хокаге Сакура остановилась. Постучав, она услышала в ответ приглушенное «Войдите» и открыла дверь.

Цунаде подняла взгляд от бумаг, которые перебирала, и Сакура невольно напряглась – таким тяжелым он был. Саске, стоявший у окна спиной ко входу, сразу же обернулся и подошел к столу, встав за плечом у Хокаге.

Некоторое время Цунаде молчала, пристально глядя на вошедших. Сакура спокойно встретила взгляд начальницы, слепые же глаза Учихи-старшего по-прежнему смотрели в пустоту.

- Учиха Итачи, - наконец проронила Цунаде, нахмурившись.

- Да, Хокаге-сама? – вежливый голос Итачи заставил женщину слегка вздрогнуть; впрочем, она быстро взяла себя в руки.

- Твой брат, Учиха Саске, попросил меня об одолжении, - судя по лицу Цунаде, просьба Саске ей ни капли не нравилась.

Сакура переглянулась с мужем; тот ободряюще улыбнулся ей одними глазами.

- Он попросил меня дать тебе свободу, - слова Цунаде звучали резко и падали, подобно камням, - Снять с тебя домашний арест и разрешить выполнять задания для деревни.

Сакуру словно ударили чем-то тяжелым. «Он попросил что?! Да Цунаде никогда не допустит..»

- Как ты, думаю, догадываешься, меня эта идея в восторг абсолютно не приводит. Я отвечаю за эту деревню и не могу позволить преступнику класса S свободно по ней разгуливать. Тем не менее, твой брат готов за тебя поручиться, и меня это удивляет, особенно учитывая все, что между вами произошло. Возможно, у него есть на это причины.

Она сделала паузу. Саске за ее спиной беспокойно переступил с ноги на ногу.

- Мне интересно, что ты об этом думаешь.

- Вы – Хокаге этой деревни, Цунаде-сама, - ровно ответил Итачи, - Все будет согласно Вашему решению.

- Понятно, - помолчав, произнесла Цунаде, постукивая ногтями по столу, - ты и Саске – выйдите. Я хочу поговорить с моей ученицей.

Саске немного помедлил, но потом послушно вышел из-за спины Хокаге, взял брата за руку и, попытавшись ободряюще улыбнуться жене, вышел из кабинета. Дверь хлопнула, и Сакура оказалась один на один с начальницей.

В комнате повисло напряженное молчание.

- Сакура, - наконец проговорила Хокаге, - Я очень уважаю твоего мужа. Он талантливый шиноби, он многое сделал для Конохи, он прекрасный работник. Для него я могу пойти на уступки. Но это… Это переходит все границы. Несомненно, нашей деревне было бы крайне выгодно заполучить умения такого шиноби, как Итачи, тем более что без этого своего Мангекьо он несколько менее опасен. Вопрос в том, возможно ли его контролировать. Не знаю, что за чувства к нему испытывает твой муженек и что там между ними происходит, меня это не касается, но мне кажется, что Саске… Не может судить здраво. А потому я хочу услышать твое мнение.

Цунаде оперлась подбородком о сцепленные руки и внимательно посмотрела на Сакуру.

- Ты хорошо знакома с ними обоими. И не спорь - я, да будет тебе известно, прекрасно помню, в каком состоянии ты бродила несколько месяцев назад и где просиживала вечера, не думай, что я не заметила. Как я уже сказала, личная жизнь моих подчиненных – не мое дело. Меня не волнует, с кем из братьев ты спишь, - Сакура вспыхнула и попыталась было что-то сказать, но Цунаде оборвала ее резким движением руки, - Я просто хочу знать, что скажет человек, близкий мне, и который – я знаю – может судить, отрешившись от собственных чувств и привязанностей.

Ореховые глаза, казалось, пронзали ее насквозь, и Сакура опустила взгляд на свои руки.

- Это… сложно, - выдавила она наконец.

Цунаде вздохнула, откинувшись на спинку кресла.

- Да кто же он такой? – обреченно покачав головой, пробормотала она, - Что особенного есть в Учихе Итачи, что он так на всех действует? Если страстно ненавидевший его младший брат просит дать ему свободу, а мой лучший медик и доверенная ученица отказывается судить независимо? – в ее голосе прорезалось раздражение. Сакура только еще ниже опустила голову.

- Кто я такая, чтобы судить за него? - тихо, словно самой себе, сказала она, - Да, я говорила с ним, я узнала его – насколько он позволил мне себя узнать. Он стал мне близким и дорогим человеком – как ни странно это звучит. Но вряд ли кто-то когда-нибудь сможет похвастаться тем, что понимает Учиху Итачи. Я не могу судить, Цунаде-сама, - куноичи подняла голову и твердо посмотрела в глаза старшей женщине, - Я не хочу брать на себя такой груз ответственности.

Хокаге некоторое время внимательно изучала свою ученицу, а потом вздохнула и устало потерла лоб ладонью.

- Знала бы ты, как же вы, Учихи, меня достали… Иногда мне кажется, что от вашей семейки больше вреда, чем пользы. Позови их, - Цунаде облокотилась о стол, раздраженно перекладывая какие-то бумаги.


2007-07-22 в 23:57 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Когда все трое вновь предстали перед Хокаге, она вновь подняла голову и окинула их мрачным взглядом.

- Учиха Итачи, - наконец, проговорила женщина, - подойди.

Итачи спокойно вышел вперед и встал напротив письменного стола. Цунаде некоторое время разглядывала его – на этот раз без враждебности, скорее с любопытством. Потом она решительно нахмурилась и произнесла:

- Протяни руку.

Итачи послушно вытянул вперед правую руку. Цунаде взяла его за запястье и коснулась указательным пальцем металлического браслета. Детектор охватило ровное голубое сияние чакры Пятой, потом раздался короткий хлопок, и браслет, звякнув, разомкнулся. Учиха-старший удивленно приподнял бровь; Цунаде сняла с него детектор и небрежно бросила на стопку документов. Итачи несколько растерянно поводил освободившейся рукой и вопросительно повернул голову к Цунаде, потирая запястье.

- Тебе позволено свободно перемещаться по Конохе и тренировочным полям. Тем не менее, ты будешь находиться под надзором наших АНБУ, так что и не пытайся что-нибудь выкинуть. Тебе также разрешается ходить на миссии, но исключительно в сопровождении Саске или Сакуры. При малейшем отступлении от правил, попытке бегства или нанесении какого-либо ущерба жителям деревни будут приняты крайние меры. Учиха Саске, - она перевела жесткий взгляд на младшего Учиху, - Ты будешь нести ответственность наравне со своим братом как поручившийся за него. Все понятно?

Саске кивнул.

- Мне понадобится время на восстановление формы, а также на то, чтобы привыкнуть сражаться в моем нынешнем состоянии, - Итачи говорил по-прежнему ровно и мягко, словно и не случилось ничего из ряда вон выходящего.

Цунаде окинула его мрачным взглядом. Видимо, собственное решение ей ужасно не нравилось, и она невольно (но закономерно) обращала свое раздражение на старшего Учиху.

- У тебя есть месяц, - наконец, бросила она, - Все, свободны. И, Саске, - окликнула она уже собиравшегося выйти из кабинета джонина, - Тебе лучше ОЧЕНЬ постараться, чтобы неприятных инцидентов в Конохе не прибавилось.

- Да, Хокаге-сама, - отозвался тот, наклоняя голову.

* * *

Небольшая тренировочная площадка, огороженная сеткой, была залита солнцем. Сакура невольно сощурилась, заслоняя глаза рукой, и впервые немного позавидовала Итачи, который спокойно стоял посреди площадки, слегка наклонив голову и прислушиваясь к окружающим звукам. В стороне дымился небольшой участок выжженной земли – след от Гокакью но Дзюцу, - Итачи для разминки применил пару несложных техник, вспоминая знакомые движения и печати. Несомненно, год с лишним домашнего ареста сказался на нем, однако этого было недостаточно, чтобы по-настоящему повредить одному из лучших шиноби мира.

Уголки рта Итачи приподнялись в одной из его слабых, редких, но оттого еще более драгоценных улыбок.

- Как же я по всему этому соскучился, - тихо сказал он, отряхивая руки, а потом внезапно повернулся к розоволосой куноичи.

- Сакура, скройся в деревьях, а потом метни в меня кунай или сюрикен - только неожиданно.

- Но ведь… - Сакура изумленно взглянула на него.

- Не беспокойся. Я хочу испробовать одну технику…

Женщина еще пару мгновений колебалась, но потом все же исчезла в ветвях, успев заметить, как Итачи сложил несколько печатей.

Она перепрыгивала с дерева на дерева, пока, наконец, не нашла удобную точку. Поляна, где стоял ее оппонент, была видна как на ладони. Поза Учихи-старшего была весьма расслабленной, и Сакура еще секунду помедлила, но потом напомнила себе, с кем имеет дело, и, резко выбросив руку, метнула ему в спину кунай.

В последнее мгновение, когда ей уже показалось, что она поразила цель, Итачи внезапно повернулся и легко поймал летящий в него предмет.

Изумленная Сакура спрыгнула с дерева и подбежала к нему.

- Итачи-сан… Как вы..? – она неверяще посмотрела на кунай, зажатый в его ладони, - Вы… Ты же не видел?

Итачи подбросил оружие в руке, перевернув его рукоятью вперед, и протянул ей.

- Это секретная техника Скрытого Тумана. Подарок от Кисаме на восемнадцатилетие. Знаешь, как ориентируются в темноте летучие мыши? Она построена по тому же принципу. Изначально она задумывалась для облегчения сражений в густом тумане, однако Кисаме, когда показывал ее мне, сказал, что однажды она мне пригодится, - в голосе Итачи внезапно промелькнуло что-то, похожее на… грусть? Или сожаление? - Как выяснилось, он оказался прав.

- Подарок? – Сакура растерянно посмотрела на замолчавшего Учиху.

«Дарить… техники?»

Впрочем, с носителем Шарингана это становилось вполне возможным.

А кроме того… что еще можно подарить на День Рождения разыскиваемому ниндзя S-класса?

С каких это пор вообще преступники S-класса дарят друг другу подарки на День Рождения?

«Но идея неплохая…»

Она снова взглянула на задумавшегося Итачи. Тот, ощутив на себе ее взгляд, словно вынырнул из собственных мыслей и повернулся к ней.

- Бей меня, Сакура, - по его губам вновь проскользнула тень улыбки, - Посмотрим, что может эта техника.

Куноичи радостно усмехнулась и натянула перчатки.

А дальше все шло, словно в точно выверенном замысловатом танце – она била, Итачи уворачивался. Пару раз ей даже почти удалось его задеть, но он все время оказывался быстрее, исчезая с линии ее удара буквально в последний момент, подобно призраку. В душе Сакуры пробудился азарт, она стремилась попасть в него, но куда важнее было другое: ее переполняла странная, бурная радость. Давно она не тренировалась с таким восторгом, с таким бешено-счастливым выражением на лице.

Пожалуй, она бы поблагодарила этого напарника Итачи, если бы он был жив.

Наконец, когда солнце склонилось к западу, они решили, что на сегодня достаточно и остановились. Оба тяжело дышали, вытирая со лба пот.

- Это было здорово.

Сакура и Итачи синхронно повернулись на знакомый голос. У входа на площадку, опершись спиной о сетку, стоял Саске. На губах его играла широкая улыбка, столь редко гостившая на обычно мрачном лице младшего Учихи.

- Ха! – Сакура едва удержалась от желания показать ему большой палец в типично Гай-сенсеевском жесте. Даже Итачи издал что-то похожее на смешок, перевязывая шнурок на волосах и поправляя растрепавшийся хвост.

Саске оглядел их, взглянув сначала на брата, потом – на жену, и прикрыл глаза. Его резкие черты внезапно смягчились, морщины на лбу разгладились, улыбка стала еще более теплой. А Сакура внезапно подумала, что впервые за много месяцев ее муж наконец-то не выглядел больным.

* * *

Забавно, как может измениться человек за совсем короткое время. Могла ли Сакура помыслить, с чем она будет мириться спустя год супружеской жизни, что станет для нее естественным и привычным?

«Люди меняются, когда теряют что-то или находят, - сказал ей Итачи, когда она как-то раз начала размышлять при нем вслух. – Любопытнее всего, когда это «что-то» - смысл их жизни».

Сакура не стала спрашивать его, менялся ли когда-нибудь он сам. Зато одно она знала точно: других Итачи менял с удивительной легкостью, словно и не задумываясь над тем, что делает. В хорошую или плохую сторону – Сакура не могла определить. Пожалуй, Неджи сказал бы, что в ту, в какую суждено.

Сакура была врачом; залечивать раны было ее призванием. А физические или душевные – какая разница? И, засыпая рядом с человеком, чьим призванием с рождения было эти раны наносить, она отрешенно подумала, что они удачно дополняют друг друга.

* * *
*Несколько лет спустя*

Итачи проснулся оттого, что его обостренный слепотой слух уловил за стеной какой-то шум. Шум доносился из спальни Саске и Сакуры. Шелест, скрип, тяжелое дыхание, приглушенные женские стоны, а потом – сдавленное:

- С-Сакура…

Итачи слегка улыбнулся своим мыслям и снова погрузился в сон.

* * *

- Нии-сан, - Саске приоткрыл раздвижную дверь и заглянул в комнату, - Можно с тобой поговорить?

Старший Учиха отвлекся от книги, которую читал, и коротко кивнул. Саске скользнул в полутемное помещение, осторожно прикрыв за собой дверь, и опустился на пол рядом с футоном брата. Пару минут он молчал, очевидно, собираясь с мыслями.

- Нии-сан, - наконец, произнес он, - Я хочу уничтожить свитки из храма Накано, - Саске сделал паузу, словно все еще колеблясь, а потом решительно продолжил: - Мангекьо Шаринган умрет вместе со мной.

Он с робкой надеждой посмотрел прямо в слепые глаза Итачи.

- Я хотел знать, ты… не против?

Тот снова коротко наклонил голову.

- Не против. Делай, что задумал.

Саске просиял и совершенно по-детски порывисто обнял брата за шею.

- Спасибо! Нии-сан… Я знал, что ты поймешь, - он нежно улыбнулся, а потом вскочил на ноги и чуть не выбежал из комнаты.

Итачи прислушивался к его взволнованным удаляющимся шагам, рассеянно поглаживая страницу раскрытой книги, а потом вздохнул и отложил ее в сторону. Он протянул руку под шкаф, нащупал едва заметную выемку, аккуратно подцепил половицу и отодвинул ее вбок, открывая небольшую потайную нишу. Чуткие пальцы скользнули по плотной ткани свитков, исписанной четким, но несколько неровным почерком незрячего.

Копии запретных свитков из храма Накано.

Секрет могущества. Секрет свободы.

Итачи слегка покачал головой, ласково пробегая пальцами по собственноручно выведенным строчкам.

- Глупый, глупый маленький брат, - тихо проговорил он странным, полным непонятной печали голосом, - Ты так ничего и не понял…

Он немного помолчал, а потом тряхнул головой и с легким хлопком вернул половицу на место.


2007-07-23 в 08:19 

Dixi.
В мыслях только одно слово - чудесно.
Потому что вплоть до конца Итачи остается собой.
Потому что это не история о том, как любовь изменила злодея, и он раскаялся в старых грехах, сровняв с землей самого себя и выстроив себя заново - это история о том, чтобы понять - и мне это нравится. нравится и Итачи, и Сакура, и Саске, единственный, кто остается слеп до конца.
Спасибо. :)

2007-07-23 в 11:46 

Десять лет в лесу ♥ *Бастард без печати*
совершенно очаровательный фик..
течение мыслей завораживает и оставляет легкую грусть и недосказанность)
спасибо, очень понравилось..
даже Сакура не раздражает, как это обычно...

2007-07-23 в 13:28 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Lido Спасибо за ваши слова!
Потому что вплоть до конца Итачи остается собой.
Он достоин этого, нэ? Я слишком уважаю его и благоговею перед ним, чтобы лишить его самого себя. Да и сомневаюсь, что ему вообще пришло бы в голову раскаяться бы в старых грехах.
Саске, единственный, кто остается слеп до конца.
:yes:
Еще раз большое спасибо!
*Manwe* Аригато гозаимас! Вы делаете автора счастливым...
даже Сакура не раздражает, как это обычно...
Ну, должна же она когда-нибудь вырасти?)

2007-07-23 в 13:52 

Dixi.
Эльверт
пришло бы в голову раскаяться
Да уж, никакого челобительства! Итачи - сильный характер, и одно это не позволяет ему отказаться от собственных решений.

Не за что - вы автор, вы и порадовали.

2007-07-23 в 13:57 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Lido Итачи - сильный характер, и одно это не позволяет ему отказаться от собственных решений
За то и любим. Согласитесь, раскаявшийся Итачи - это уже будет не то. >__>
И ко мне можно и нужно на ты.))

2007-07-23 в 14:11 

Dixi.
Эльверт
Ня. Поддерживаю!

2007-07-23 в 19:33 

Десять лет в лесу ♥ *Бастард без печати*
Эльверт Вы делаете автора счастливым...
а вы делаете счастливым читателя))
подрастающас Сакура...оу..
пожалуй я буду довольствоваться Сакурой из вашего фика.., и мне её хватит.
тут она вполне милая и сознательная..

2007-09-14 в 14:51 

Очень хорошо, спасибо за такой фик.
Сакура и Саске, правда, страшные сволочи, используют бедного Итачи... но зато все в характере, спасибо вам за это. И потом - гет, а его так редко можно увидеть нынче... :)
Конец такой славный, даже не верится. :)

URL
2007-09-14 в 14:54 

Извините, забыла зайти. Пред. комм. - мой. ^////^

2007-09-23 в 14:28 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Ko О! Домо аригато... :shy:
Конец такой славный, даже не верится.
Ну, не все же дарково-ангстовые концы писать... Мне хотелось хэппи-энда) Пусть я и считаю его вполне логичным здесь. ^__^

2008-02-25 в 23:41 

Вау! я просто в неописуемом восторге! это же сколько надо было вот так сидеть и строчить? да это целая поэма

URL
2008-06-04 в 22:37 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Потрясающе! Итачи такой..притягательный. Никогда не был моим любимым персонажем, но здесь я просто очарована им. Восхитительный стратег, смог все-таки излечить Саске, правда, только через пару лет. Жаль, Сакура так и не забеременела..
Очень понравились отношения Итачи и Сакуры, завораживающе. Надеюсь, я правильно поняла и он к ней действительно тянулся.
Сколько я слов красивых сказала, но это действительно так. Именно их и хочется сказать. действительно восхитительно.
:pink:

2008-06-05 в 13:13 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Гость Долго, гость-сан, долго))
Melissa officinalis L Спасибо вам!
Итачи такой..притягательный.
*смеется* Ну да, так уж вышло, что любовь автора к данному персонажу перешла и на фик, так что его можно кратко охарактеризовать как "Все любят Итачи"))) Ну что ж, если он действительно получился достойным - я вдвойне рада. ^^
Жаль, Сакура так и не забеременела..
Тут моя ошибка - я об этом не упомянула. -__- По задумке, она-таки родила Саске (или Итачи? О__о) детей))
Спасибо вам еще раз! Очень приятно. :shuffle:

2008-06-05 в 18:28 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
если он действительно получился достойным - я вдвойне рада. ^^
Действительно))) Я никогда его не любила, но благодаря этому фику, я почти его люблю) "Все любят Итачи")))
А вот кого любит Итачи несовсем понятно)
Спасибо вам еще раз! Очень приятно.
^____^Поверьте, я от чистого сердца) Хочется перечитать еще раз))и еще..и еще)) Эх))По задумке, она-таки родила Саске (или Итачи? О__о) детей))
Ну хвала небесам)) Лучше от Итачи, он более...достойный) в данной работе)

2009-03-04 в 15:16 

moysputnik
прекрасный, прекрасный...великолепный фик
Задевает, пробирает....
сначала падаешьв бездну, а потом вдруг резкий подьем - вот такие эмоции)))
спасибо!

2009-03-04 в 18:07 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
moysputnik Ой, спасибо! :shy: Я рада, что этот фик еще нравится))))

2009-09-24 в 22:37 

Не устаю зачитываться твоими фиками. Они самые лучшие из тех, что я читала!

URL
2009-09-24 в 23:07 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Гость Спасибо большое! Очень приятно это слышать... :shy:

2009-09-24 в 23:13 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Перечитала коротенькую нцу, теперь опять вся как желе от этого вкусного, великолепного Итачи.. :alles:

2009-09-24 в 23:21 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Melissa officinalis L Коротенькая НЦа - это ИтаСаку или тройничок?))

2009-09-24 в 23:26 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Эльверт
Тройничок) Я сюда ведь до сих пор подписана, вот и пробегаюсь глазами, когда тут комментят.

2009-09-24 в 23:26 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Итасаку тоже хочу перечитать, там вкуснее :pink:

2009-09-24 в 23:40 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Melissa officinalis L Тройничок)
Аааа) Мне он тоже, как ни странно, нравится... :shy: И вообще мне тутошний Итачи до сих пор как родной, хоть и изменилось в каноне многое...

2009-09-24 в 23:55 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Изменилось не то слово) Особенно сам Итачи..святой :-D Но все ранво, именно здесь я его полюбила, больше нигде он мне не нравится так. Четсно говоря, не фаворит, но тут он просто.. :alles: Не перестаю таять))

2009-09-25 в 00:06 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Melissa officinalis L Ы-хы-хы, тогдашний коварный план по привлечению любви к Итачи сработал :evil:

2009-09-25 в 00:19 

Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Эльверт
Можно подумать, Итачи страдал забвением вообще хоть когда) :lol:
Так бы Неджи пропиарили

2009-09-25 в 14:40 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Melissa officinalis L Ну, когда я писала "Троих", Итачи почти все считали психом-садистом-маньком. :( Я должна была встать на защиту чести любимого! :gigi:

2009-09-25 в 18:01 

Мантис
Поговорю с тобой. Куда побежал?!
Эльверт
Да я понимаю) Многие его любящие пытались его логику понять и обосновать :laugh:

2009-10-27 в 12:48 

Маркел де Криё
Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
Эльверт А ты проду не хочешь написать? Просто жутко хочется еще твоих фиков!!!

2009-10-27 в 18:46 

Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Shizofrenia13 Нет, проды к РР не будет. Это завершенное произведение, и все дополнения будут лишними.
А фики мои можно у меняна дневнике посмотреть, там их достаточно. ;)

2009-11-02 в 15:23 

Маркел де Криё
Лучше, когда над тобой смеются, чем когда плачут
(((((а жаль....

2011-01-16 в 17:57 

Мика.. Ангел..
...здесь уже никого не спасти.
Какая прекрасная работа... Сначала всё было так грустно, а в конце так... хорошо..)

2011-01-16 в 21:49 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Ангел Другого Мира Аригато! :) Очень рада, что вам понравилось))

2011-03-29 в 20:24 

Sayuri no Gaara
Я уже проснулся и не вижу ничего подлинного; и так как я не усматриваю ничего достаточно очевидного, то я постараюсь снова заснуть, дабы мои сны представили мне то же самое в более истинном и ясном свете (Декарт).
Эльверт, я опеределенно становлюсь безумным поклонником вашего творчества) :lol: Спасибо вам за этот фик)

2011-07-22 в 23:09 

Матеош [DELETED user]
Наредкость очаровательная концовка.)))
Очень красиво и вдумчиво. Представляю, как бы ситуация этих троих выглядела в действительности: гораздо печальнее.
Сакуре пришлось тяжелее всего. Мало того, что действия двух братьев противоречили морали и её принципам, так это ещё были и два дорогих её сердцу человека и измена со стороны мужа.
На неё свалилась поистине тяжкое бремя, но я рада, что Сакура его выдержала. Её счастье в конце было совершенно заслуженным.
Эльверт, Вы очень красиво описываете эмоции и прекрасно передаёте все краски ситуаций. Спасибо за доставленное удовольствие. :hlop:

2011-07-24 в 22:50 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Дастина+ Спасибо большое за отзыв! :shy: Фанфик старый и уже не соответствует канону, но я очень рада, если он все еще хорошо читается. :shuffle:
А что вы имеете в виду под "в действительности"? В каноне или в нашем с вами реальном мире?)

2011-07-25 в 11:08 

Матеош [DELETED user]
В реальном мире. Закомая моей мамы оказалась на месте Сакуры. Но, не выдержав измены и сложившейся ситуации в целом, покончила с собой. Жаль, конечно.

2011-07-25 в 11:11 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Дастина+ Уххх, жуть. О_О Действительно страшно.

2011-07-25 в 11:14 

Матеош [DELETED user]
Скорее горько. Она в глубокой депрессии была последний месяц жизни, потому что не знала смириться или нет. На неё смотреть было не страшно, а именно тяжело, почти невыносимо.

2011-08-28 в 23:56 

Nanami-chan
Позавчера я увидела кролика, .. вчера оленя, .. а сегодня - тебя.
Эльверт , спасибо, за подаренные минуты наслаждения.
Очень утонченное и проникновенное произведение, читала его где-то года два назад.. Снова перечитываю, и дух захватывает: я восхищена.
Давно, да и безумно, люблю образ Итачи, а здесь он как-будто впитал всю любовь автора, и стал еще более завершенным.

2011-08-29 в 00:04 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Nanami-chan Спасибо! :shy: Фик и писался-то на волне любви и желания ею поделиться... И я очень рада, если удалось. :shuffle: В общем, спасибо вам еще раз! Особенно если он все еще хорошо читается - спустя несколько лет.

2011-08-29 в 00:16 

Nanami-chan
Позавчера я увидела кролика, .. вчера оленя, .. а сегодня - тебя.
Эльверт, и будет хорошо читаться.. любовь в никуда не уходит)
Особенно, если ее так умело передавать.

2011-08-29 в 00:26 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
2011-11-07 в 23:10 

Уважаемая Эльверт! Могу сказать только одно - это шедевр! Я люблю Итачи в Вашем исполнении (ну... и просто люблю, несмотря на все гадости канона...) Хотелось бы надеяться, что Вы нас порадуете подобными произведениями! После Ваших фанфиков другие даже не хочется читать! Вы лучшая! Спасибо Вам за то, что Вы есть!

2011-11-08 в 10:27 

Эльверт
Если спасение от одиночества стоит потоптанной гордости - к черту такое спасение.
Rimie, Спасибо большое! :shy: Да, остается нам только не думать о гадостях канона)) Но для того, наверное, и существует фанфикшен. ;)

2013-01-04 в 02:21 

capelobo
are you sick in the head?
второй раз перечитываю фик и не понимаю одну вещь.
на кой черт Итачи нужны эти свитки и что именно Саске не понял.
что за хрень там в конце творится?

2015-07-09 в 16:22 

Здравствуйте,дорогой автор!
Столько времени прошло с написания Вами это фанфика,что уже и не знаю нуждаетесь ли Вы в комментариях к нему и прочтете ли,но всё же мне почему-то захотелось оставить свой отзыв.Возможно кто-то будет со мной не согласен,возможно Вы обидетесь,но хочется быть честной как перед собой так и перед Вами.Начну я с причины того что напишу дальше..возможна она кроется как раз в том что я начала читать фанфики на этот пейринг не в том порядке потому что прочитав "Прошивая сказку реальностью",а потом Ваше творение "Расцепить руки" я так загорелась этой двойкой-тройкой(Итачи/Саске, Итачи/Саске/Сакура),что не могу теперь остановиться.Признаться прошел ни один год как я снова подсела на фанфики по Наруто и вот я снова их читаю с упоением,в основном благодаря Вам.Но настолько меня впечатлили первые два,настолько меня разочаровал этот фанф "Трое".Скомканное, плохо обрисованное начало,сюжет не завлекает,Итачи и правда несколько безумен и слишком непостижим ни для чьего разума, Саске уж слишком скотина(хоть Кишимото его таким и делает на протяжении всей манги,что конечно печально.Так же как и мною любимого Итачи), Сакура несколько раздражает,хотя обычно я к ней терпима.Понравились только воспоминания Саске детские,пара диалогов заинтересовала,описание комнаты Итачи и фотографий.Наверное всё.Из непонравившегося забыла упомянуть конец (момент со свитками не посулил хэппи энда лично у меня по ощущениям) и отношения этих троих так и остались лично для меня нераскрытыми и скомканными.

   

Библиотека Цунаде

главная