21:39 

maurice_l | Паранойя

автор: maurice_l

название: Паранойя

пейринг/персонажи: Хидан, Какузу, Зецу

рейтинг: R

жанр: angst, dark

статус: закончен

дисклеймер: все персонажи принадлежат Масаши Кишимото

примечание: фики публикуются в порядке написания. Возможно, кто-нибудь сможет отследить, что, как и куда сдвинулось в моем письменном стиле за этот почти год:)





Пальцы Хидана покрывала кровь, и кровь была повсюду. На маске Какузу, запекаясь бардовыми сгустками, на полу и на стенах.

А где-то высоко над ними чернело небо, беззвездное и безлунное пока, и темнота подменила серым все цвета, кроме двух. Белыми были рукоять ритуальной косы, глаза Какузу и левая половина тела Зецу. Правую же его половину пожрал разлитый в воздухе густой черный цвет, который был повсюду. Был он в широких плащах с узором из закатных облаков, в трещинах древних камней, и был он в тенях, скрывших мертвого уже шиноби, распростершегося на холодных безликих плитах. Он привел своих врагов в этот лабиринт, но все ловушки нескончаемых коридоров не остановили шедших за ним двух членов Акацки.

Тогда еще двух.

С влажным чавкающим звуком Хидан извлек из груди штык и уронил руку. Три раны вместо одной зияли в покрытой шрамами коже, и сводящая судорогой пальцы агония покидала его дольше обычного.

- Ты следишь за нами, Зецу.

Голос Хидана охрип от обряда, но в интонации не было и тени вопроса, а глаза за расслабленно прикрытыми веками цепко держали невидимого собеседника.

- Каждый чертов день! Я иду и чувствую как твой взгляд упирается в мой затылок. Я сплю и знаю, что ты где-то рядом. А потом я просыпаюсь, и - да! - ты все еще где-то тут. И знаешь что? Меня это начинает бесить.

Порыв холодного ночного ветра скользнул по коридору, раскачивая свисающие со стен толстые жгуты лиан. Шелест их мясистых листьев напоминал змеиное шипение. А сами листья напоминали те, что зелеными иззубренными челюстями охватили голову и плечи Зецу. Да, луна пока еще не взошла на небо, но лишенные зрачков его глаза, казалось, тлели призрачным лунным светом в окружающей темноте. Какузу они напоминали глаза затаившегося в тростнике крокодила.

- Ты закончил? Время заметать следы.

И другим, чистым и глумливым голосом: «Кажется, твои нервы начинают сдавать, Хидан».

Крупные белые зубы Зецу влажно блеснули, когда он склонился над не успевшим еще остыть телом. Хруст разгрызаемых костей наполнил воздух, и Хидан отвернулся, кривясь от отвращения. Мусорщик Акацки работал один не случайно. Никто из его напарников не смог выносить завершавшее каждую миссию пиршество долго. Но дело было не только в этом. В уродливом теле Зецу жили две личности, и он не мыслил себе другого напарника, кроме себя самого. Очень скоро Лидер понял это, и больше не настаивал.

- Хватит лежать, Хидан. Вставай.

Темный силуэт у стены шевельнулся – это поднялся Какузу. Для человека его комплекции у него в движениях всегда было слишком мало резкости. Это обмануло не одного его противника, принявшего аккуратнейший контроль над чудовищной силой, контроль кредитора над своим капиталом, за слабость. Но сейчас глухой гнев, каждый раз рождаемый в нем обрядом Хидана, лишил движения Какузу обычной плавности.

- Пора уходить. Мы и так постоянно рискуем из-за твоей церемонии.

Церемония отнимала время, и новые враги, которые могли успеть найти их, отнимали время. Какузу вел учет каждой минуте, и ничто не могло оправдать для него святотатства бессмысленных трат. Но невозможность убить такого расточительного напарника заставляла считаться с ним. И чем дальше, тем больше был Какузу уверен в том, что за верой Хидана уже давно скрывается страх, и что страх этот разъедает его разум.

- Отвали, мне нужно отдохнуть.

Хидан рывком приподнялся, сплевывая вязкую соленую кровь. Раны уже закрылись, но пропоротые легкие все еще отказывались дышать.

- Подожди еще две минуты, хорошо?

Он снова неподвижно растянулся на полу, и только беспокойно всматривавшиеся в темноту фиалковые глаза отличали его от мертвеца. Какузу оперся о стену, тяжелым взглядом глядя на напарника.

Джашин не был религией в полном смысле этого слова. Он не давал ответов на вопросы, и в нем была всего одна заповедь. Джашин был культом хаоса, дававшим своим адептам вечность для того чтобы они восславляли его. Но Джашин же был ревнив, и у принявших посвящение уже не было пути назад.

Раз за разом Хидан обменивал боль своего бессмертного тела на еще несколько дней жизни; но голод бога был неутолим и счет всегда пустел неумолимо быстро. Экстаз обряда, поначалу затмивший все, мало-помалу ушел, оставив только вечную необходимость в новых жертвах. Круг замкнулся, и Джашин теперь лишь снисходительно улыбался своему очередному слуге. Но в своем эгоизме он давил слишком сильно, и чересчур короткий поводок рождал асфиксию.

А Хидан все больше уверялся в том, что Зецу следит за ними.

От убитого ими шиноби не осталось ничего, даже клочка одежды. Зецу, - или тварь, бывшая его частью, - был всеяден, и только густые темные разводы на его вторых челюстях теперь напоминали о прошедшей трапезе. Они еще шевелились, острыми зелеными зубьями с глухим стуком ударясь друг о друга, когда Хидан вдруг сел. Его губы кривила усмешка внезапного открытия, а пальцы судорожно сжимались на черной ткани плаща.

- Значит, Лидер не доверяет мне? Но какого черта не скажет прямо? Ему что-то не нравится? Скажи, чем недоволен этот ублюдок, Зецу. Что я делаю не так?!

- Хидан, хватит!

Окрик Какузу настиг его, но слишком поздно. Слова уже повисли в воздухе, и Зецу замер, обернув к Хидану свое черно-белое лицо. В темноте не было видно, но Какузу был уверен, что правая его половина сейчас ухмыляется.

- Я передам ему твои слова. А пока мне пора.

«Все хуже и хуже. Мне противно слушать твой бред».

Пол под ногами Зецу расступился, став вдруг похожим на зыбучий песок.

«Удачно оставаться».

На этот раз ухмылка слышалась ясно. С тихим шорохом тело Зецу дюйм за дюймом погрузилось в пол, как будто слившись с ним.

- Сволочь. Сволочь, сволочь, сволочь!!

Поднявшись до самой высокой ноты, голос Хидана оборвался. Он сидел и, сжав побелевшие кулаки, невидящим взглядом смотрел на опустевшее место в полу. Какузу оттолкнулся лопатками от стены и шагнул вперед.

- Довольно. Вставай, уходим.

Еще несколько секунд Хидан оставался неподвижным, а потом на ощупь нашел косу и поднялся. Он выглядел, как человек, который еще не вполне очнулся ото сна, и его движениям определенно не хватало четкости. Тройное лезвие закинутой на плечо косы непременно задело бы Какузу, но тот, не глядя, отступил в сторону, и они двинулись вперед.

Зубчатые листья лиан шелестели под ветром, легким, но пронизывающим, когда они шли по лабиринту обратно. В полных ловушек коридорах было темно и пусто.

Но Хидан твердо знал, что Зецу где-то рядом.

@темы: акацуки, авторский, maurice_l, angst, джен

Комментарии
2007-11-16 в 18:03 

Bloodberry Jam
Лемюэла мы прозвали горбуном, потому что у него три ноги. (c)
Здорово.
Как-то даже нечего сказать... Люблю в фанфикшене именно такие вещи, в которые сразу и безоговорочно веришь.

2008-09-18 в 03:04 

Надо же, не думала, что можно написать ангст про Хидана... И так пробрало... Для этого несомненно нужен талант... Я в полном восторге. Супер, просто супер... Т_Т Хидана жалко.

URL
2009-03-13 в 14:36 

She must be labelled "Lass, with care" (ц)
хорошо, понравилось.

   

Библиотека Цунаде

главная