21:58 

серафита | Эффект зеркала 1-2

серафита
Декаданс всякий, рефлексия, мысли, бла-бла. А потом он решетку в тюрьму фоларийских богов выламывает.
Название: Эффект зеркала
Фэндом: Наруто
Автор: серафита
Бета: Kalahari
Персонажи/пейринги: Учиха Мадара/Сенджу Тобирама, Сенджу Хаширама, Учиха Изуна, прочие.
Рейтинг: R (общий).
Жанр: драма, чуть ангста, кто-то может найти романс и юмор.
Состояние: в процессе.
Размер: макси. О, Боже.
Дисклеймер: Кишимото, ясен пень.
Размещение: Спросите разрешения, я подумаю. (А оно кому-то надо?)
Предупреждение: ПОВ, ООС по желанию (кто-нибудь знает, какими были настоящие канонные Основатели?), АУ по отношению к канону. И — да, я не верю, что Тоби это Мадара. Смерть персонажей.
Саммари: Иногда кажется, что прошлое повторяется, как в зеркале...
От автора: Посвящается Пупсику, как всегда. Вначале даются эпиграфы на весь текст, после на каждую главу отдельно. Вторая половина каждой главы — флэшбек.

Эпиграф
Они – идеальная пара. Они нужны друг другу. Это заметно в том, как его крыло чуть касается ее, как ее поза невольно копирует линию его тела. Им нужно чувствовать страдания другого, чтобы не потеряться в своих (…) Какой бы циничной не была причина объединения, сейчас их отношения переросли во что-то иное. И во взгляде фиалковых глаз, следящих за выточенной из эбена женщиной, читается нежность, почти любовь. (…) Как могут эти двое, чувствуя то, что они чувствуют, продолжать творить… такое?
А. Парфенова «Танцующая с Ауте»

Эпиграф 2
Когда мужчины – это без обмана. Перед женщиной всегда имеет смысл что-то разыгрывать. (...) Перед пейзанками – графа. Перед благородными – таинственного мистера Икса с хладным сердцем. Перед матерью – сына. Перед стрелами – святого Себастьяна. Только перед Мартином ничего. Если бы Карл пытался разыграть перед ним влюбленного, равнодушного, колеблющегося, все равно ничего не получилось бы. Потому что когда двое мужчин – это без обмана. То, что получается, — это и есть то, что правдиво.
А.Зорич «Карл, герцог»

1.1.
Визиты
Порой человека проще убить, чем объяснить, почему он тебе не нравится!
О.Громыко «Верховная ведьма»

Это было самое обычное утро. В небе не появилось никакой новой кометы, солнце не окружал радужный ореол, конец света не был запланирован на этот день, и даже в моем утреннем кофе, на удивление, не было привычной порции очередной отравы (чьи новоизобретенные разновидности повадились с завидной настырностью испытывать на мне все, кому не лень: от бывших политических недругов до дражайших родственников; завидное и вызывающее уважение упорство, учитывая, что на меня яды не действуют вообще).
Солнце еще не выбралось из-за леса, воздух пах ночью и мятой, и с моей террасы открывался отличный вид. Я подумывал о том, чтобы отправиться сегодня на озеро – рыбалка и купание явно пойдут мне на пользу; в последнее время я начал считать, что созерцательный и медитативный ритм жизни имеет свои плюсы. В моей прежней жизни у меня было мало возможностей оценить их.
И именно в это утро меня навестили старейшины.
***
В самом начале, когда рычаги управления будущей деревни только формировались, я был резко против того, чтобы давать старым стервятникам хоть какую-то власть. Что хорошо для закрытого клана, не годится для крупного автономного военизированного образования, которым является деревня ниндзя. К удивлению моему, у меня нашелся союзник среди Сенджу – младший брат главы клана. Вспыльчивому мальчишке не по нраву были строгие родовые обычаи, и, в сущности, ничего удивительного в этом не было. Увы, мы оказались в меньшинстве. За старперами стояла внушительная поддержка, а Хаширама – тот слишком дипломат, чтобы упустить предоставившуюся возможность поиграть в политические игры.
Это был, пожалуй, единственный раз на моей памяти, когда эти замшелые деды из враждующих семей, ненавидящие друг друга до колик, объединили усилия. Учитывая, что они изначально были против примирения и слияния кланов, впечатляющий результат.
Воистину, нет более мощного стимула и более прочного цемента для союзничества, чем необходимость оградить свою власть.
Теперь мы все вынуждены были иметь дело с последствиями дипломатических талантов Сенджу Хаширамы. Каковые последствия в очередной раз подтверждали правоту позиции, оглашенной мной в последний день моего главенствования. «В большинстве случаев лучший способ разрешения политических конфликтов – это кровавая резня; позволяет обойтись меньшими жертвами».
И вот вам, пожалуйста, полюбуйтесь. Те самые старейшины, которые выставили меня из Конохи три года назад, которые спровоцировали переворот и фактически стравили меня с Хокаге, которые рады - радёшеньки были избавиться от меня и только об одном жалели – что не удалось добиться казни, стоят у меня на пороге.
Как всегда, седой слева, бородатый в центре, — они что, специально эти па перед зеркалом отрабатывали? Для синхронности? Или просто полы плащей сшили вместе?
А вот дальше пошло совсем не все как всегда. Они поклонились. Мне. В знак приветствия и уважения к хозяину дома. Да только эти деды не кланялись никому и никогда, почтеннейшие и старейшие, самые уважаемые патриархи самых могущественных кланов, по определению живые легенды – хотя бы потому, что дожили до своих годов.
Тогда-то я и понял. Это не война, не очередная межклановая заварушка, все гораздо хуже. Я ведь помнил еще последний раз, когда ко мне приходили вот так .
Это значит, что в Конохе очень, очень плохо.

- Мои приветствия, Мадара-сан, - церемонно произнес бородатый старейшина . Ну-ну, уже «-сан», значительный прогресс по сравнению с «презренным предателем», как он именовал меня в нашей последней беседе.
- Прекрасное утро, не правда ли ? - я был сама вежливость. Это с друзьями можно позволить себе бесцеремонность, а никто из здесь присутствующих другом мне не был.
- Похоже, жизнь на лоне природы идет вам на пользу, - улыбка у него получилась несколько натянутая. Было видно – ему нелегко дается любезность по отношению ко мне, и куда охотней он побеседовал бы со мной по-другому.
- О да, у нее есть свои достоинства. Вы знаете, что у Быстрых Перекатов отличная рыбалка? Клев просто замечательный, и ручаюсь – там водится лучшая форель по эту сторону границы! Если раскинуть сети в правильном месте…
- Довольно! – Седой. А я-то гадал, насколько еще их хватит. Поддерживать пустую беседу о красотах природы и прелестях рыбалки, а также местах наилучшего клева я могу очень долго. Но, похоже, дело у них и вправду важное и щекотливое, и вдобавок срочное – в достаточной мере, чтобы обнаружить передо мной свое нетерпение.
- Мы проделали путь сюда не для того, чтобы обсуждать ваш досуг, - глухо произнес седой.
Я не собирался ему помогать. Разумеется, не для того. Но если им от меня что-то нужно, придется сказать об этом вслух. Попросить об этом.
- В деревне возникли затруднения.
Естественно, они возникли. А не то бы вас здесь не было.
Я молчал.
- Речь идет об одном из джоунинов… Он получил это звание недавно.
Интересно, сколько еще они будут ходить вокруг да около?
- Во время его последней миссии появились проблемы. Вмешался глава деревни Скрытого Камня. К несчастью, переговоры зашли в тупик.
- Насколько мне известно, такими вопросами занимается Хокаге,- с каменным лицом сказал я.
- Шодайме-сама сейчас отсутствует в Конохе. Он на долгосрочной миссии, – быстро сказал бородатый. Кажется, он испытал облегчение, когда я наконец заговорил.
Рано радовался.
- Обратитесь к Нидайме-сама. Он-то, надеюсь, на месте.
Старейшин перекосило.
Я наслаждался эффектом.
Да-да. Обратитесь к Нидайме. Все, кого не устраивали мои дипломатические таланты – милости прошу ко второму правителю нашей деревни. Осталось только подыскать проштрафившихся неудачников, которые будут после кровь отмывать.
Доктрина Сенджу Тобирамы в отношении наилучших способов разрешения политических конфликтов полностью совпадала с моей.
- У Нидайме-сама много забот. Нет смысла отвлекать его.
Ого. Я подобрался. Даже так?..
- И как давно… возникла данная проблема?
Ответил седой:
- Сегодня четвертый день.
Однако. Не хочу даже представлять, чего им стоило скрывать это так долго. Видимо, надеялись справиться сами, а теперь, если всё вскроется, им не сносить головы. Это с Хаширамой можно вести переговоры, да и то, учитывая ситуацию… А Тобирама с них голову снимет и ни на какие последствия не посмотрит. И брат ему вряд ли даже слово скажет.
- Любопытно, - обронил я вслух, - любопытно, что скажет Сенджу Хаширама, когда узнает, что вы во второй раз подставили его семью? И во второй раз пришли за помощью ко мне.
Седой смотрел с ненавистью.

***
Собственно, сказав, что они пришли за моей помощью повторно, я погрешил против истины. В прошлый раз моего вмешательства не просили. Скорее, наоборот – я здорово подпортил кое-кому планы.


1.2.
Давно и с другими

Это был обычный день. Ни тебе особых знамений, ни даже какого-нибудь зловещего расположения звезд. Лето выдалось удушливое, жаркое, и дождя, судя по всему, ждать опять не приходилось. В небе ни облачка, а солнце шпарит так, что, того и гляди, мостовая задымится. Никакого Аматерасу не потребуется.
И по такой-то жаре мне пришлось топать на работу. Эта новая придумка Сенджу – полиция Конохи – тянет уйму времени и сил, а отказаться от столь хлопотного поста нет никакой возможности. Как ни забавно, моё нынешнее положение – единственное, что удерживает мой клан от прямого бунта.

Прошедшие год назад выборы Хокаге понаделали шуму. И вдобавок изрядно попортили мне крови. Не то, чтобы эта должность была пределом моих мечтаний. Я амбициозен, но достаточно здравомыслящ, чтобы понимать: власть – капризная девка, её нужно уметь не только взять, но и удержать. В принципе, мне вполне хватало в этом отношении клана (даже с избытком).
Беда в том, что у самого этого клана было несколько иное мнение.
Возможно, это изначально была не лучшая идея – попытаться объединить враждующие семейства, опираясь на такую хлипкую основу, как мирный договор. Вероятно, этому могла бы поспособствовать общая угроза, но никак не общая выгода, черт возьми. Всегда найдутся мстительные фанатики, для которых их обида важнее собственного блага.

В общем, я опомниться не успел, как оказался кандидатом на завидный пост. Увы, прочие кланы почему-то не прониклись идеей безусловного превосходства Учих над всеми остальными. В результате мы имеем Хокаге-Сенджу и ежедневную грызню в Совете.
А Хаширама первым же указом назначил меня начальником Конохской полиции – при том, что до этого никакой полиции в Конохе не существовало в принципе. По-моему, он эту должность придумал на ходу, лишь бы умаслить особо недовольных. Глядя на торжественную мину Сенджу и церемониальность, с какой было обставлено вручение свитка с указом о назначении, никто бы и не подумал, что меня только что, в сущности, сделали главой пустого места. А на моё резонное замечание Шодай жизнерадостно ответил:
- Вот и сформируешь! Что у тебя, людей мало? А ресурсами и полномочиями я тебя обеспечу. В конце концов, нам в деревне давно нужен был кто-то, присматривающий за порядком.
В целом, ход он сделал неплохой. Учихи восприняли назначение как жалкую подачку, но зато все недовольные оказались временно заняты по самое немогу. Я сумел заставить их работать круглыми сутками, а это вымотало даже отъявленных бунтарей. Если валишься с ног, с оружием на улицы уже не выйдешь.
Если б дело ограничилось только присмотром за порядком!..
Создавать полицию пришлось с нуля, начиная с патрулирующих отрядов и заканчивая всей бюрократической системой. Как вспомню эти бумажки, волосы дыбом. Однажды я неосторожно высказал эту мысль при брате, на что тут же получил соображение в духе, что в таком случае я, наверное, помню о них всегда.

Я улыбнулся воспоминанию. Что же, теперь, спустя одиннадцать месяцев, я имею все основания гордиться собой. Полиция теперь в Конохе существует не только на гербовом свитке со стилизованным изображением листа. И всё это благодаря мне. Да и за прошедшее время страсти несколько поутихли, о былых обидах подзабыли. То, что год назад могло вылиться в полноценный бунт, сейчас превратилось в разговоры в ближайшей забегаловке за чашкой саке в конце рабочего дня. Ну а самых горластых я придавил так, что не пискнут. И ясно дал понять: одна ошибка, и размажу не задумываясь.
Кто бы там что не думал, звание главы клана я получил не потому, что сильнее их всех. Это была лишь одна из причин.

Размышляя о своём, я не заметил, как добрался на место. Штаб полиции Конохи раньше был самым обычным двухэтажным жилым домом – до того, как я переоборудовал его под собственные нужды. К тому же, он не так уж далеко от квартала Учих, а это немаловажно.
В такую погоду особенно. Шодай как-то пошутил, что полиция становится чем-то вроде семейного промысла моего клана, и даже расположена на его территории. На что я ответил, что раз уж мне приходится каждое утро идти на работу, то, по крайней мере, я не собираюсь тащиться на другой конец деревни. Впрочем, оба мы понимали, что это была лишь отчасти шутка.
Этот разговор произошел дней за десять до отъезда Хаширамы из Конохи. Он до сих пор носится со своей идеей мира, и решил рискнуть. Хотя, по мне, переть в гости к Мизукаге при нынешнем положении дел – только искушать судьбу. Лучшее, чего Сенджу сумеет добиться на этих переговорах — это новое хлипкое перемирие. Но он, по-моему, твердо решил войти в историю под именем Миротворца. Так что Коноха сейчас на попечении нашего мудрого Совета… Я поморщился.
Недаром говорят, что мысли материальны. Додумывал я уже на ходу, потому что они ждали меня у дверей в штаб. Не всем составом, но основная тройка на месте.
Я ускорил шаг.
Что в такую рань может понадобиться Советникам на пороге полиции? Вряд ли у них украли вставные челюсти.
Впрочем, все желание язвить пропало у меня после первой же произнесенной ими фразы.
- Мадара-сама. Мы ждали Вас.
И тогда-то я и понял, насколько плохи дела.

***
С тех пор, как год назад стали известны результаты выборов Каге, мой статус незаметно, но необратимо изменился. Я все еще был главой клана, но ясно понимал: пройдет пять лет, может, десять и память о том, что Коноха началась с Учих и Сенджу, сгладится. Мы станем еще одним из кланов деревни, обладающим исключительными привилегиями, почти автономным и практически неподконтрольным на своей территории, но все же одним из.
Вот уже год, как в Конохе был только один «-сама». По крайней мере, для старейшин.
И я даже думать не хотел, что должно было произойти, чтобы заставить их обратиться так ко мне.

Здесь и сейчас

Я встряхнул головой, заставляя себя очнуться от воспоминаний. Нужно думать о том, что происходит сегодня, а не предаваться пустым размышлениям о событиях, которые не в силах изменить.
Итак, сегодня рыбалка отменяется. Вместо этого предстоит визит в деревню. Первый за последние три года. А значит, неплохо бы прикинуть план предстоящих действий, подготовиться к некоторым встречам, а также запастись оружием и саке. Оружие мне нужно для собственного спокойствия – лучше быть живым параноиком, чем мертвым дураком.
А саке – для всего остального. Что-то мне подсказывает, что при некоторых из тех бесед, которые мне придется вести, оно не будет лишним.


2.1.
Разговоры
Не люблю честные игры. У них правила с подвохом.
Первый раздражает. Второй дразнится.
Приписывается Учихе Мадаре.

Наверное, любой человек после долгого отсутствия дома первым делом поспешит повидаться с семьей. Взглянуть, насколько изменились привычные места, на что стали похожи знакомые пейзажи, сильно ли поменялись родные.
В крайнем случае, пройдется по уголкам, вызывающим самую сильную ностальгию, и, встретив самую осведомленную старушку деревни (а такая есть везде, в любом поселении), расспросит все подробности перемен, произошедших за последние -надцать лет. После чего отправится в бар и будет долго вспоминать былое в компании случайного собутыльника.

К счастью, я не был «любым человеком». Я был нормален и вменяем, и с инстинктом самосохранения у меня тоже все в порядке. Поэтому на территорию клана Учих я не пошел.
И именно поэтому первым делом я направился в гости к своему давнему недругу, человеку, обязанному мне больше, чем жизнью, единственному, кому я мог доверять.
Я шел прямиком в резиденцию Хокаге.

Вниз, вниз, налево. Узкие, крутые улочки. Здесь удобно обороняться, если что, все улицы, ведущие к центральной площади, такие. В провожатых я не нуждался: три года недостаточный срок, чтобы забыть дорогу, и топографическим кретинизмом я тоже никогда не страдал. О чем и сообщил двум очень вежливым шиноби в масках у ворот. Намек они поняли прекрасно и дальше следовали за мной незаметно, как тени, на почтительном расстоянии.
Нет, конечно, глупо было бы предположить, что мое появление оставят без внимания. Уж не знаю, старейшины ли позаботились об эскорте, или это любимые выкормыши Второго проявили завидную скорость реакции. Пока я добирался до центральных улиц, число АНБУ увеличилось еще на двоих человек. В общем, не удивительно: если вспомнить обстоятельства, при которых я был в этой деревне в последний раз, и все, что я тогда наговорил – даже странно, что меня впустили так легко.

Белая, чуть потрескавшаяся штукатурка, зеленый, блестящий тугим глянцем плющ, рыжая глина, красные черепичные крыши, синие тени. Почти прозрачное акварельное небо над ними. Когда-то у меня не хватало времени смотреть на эти улицы – я был слишком занят тем, чтобы по ним ходить. Зато теперь есть возможность взглянуть непредвзято, со стороны. В длительном отсутствии есть свои плюсы. Деревня растет, центр раздался, людей стало больше.
Я слыхал, что Сенджу удалось привлечь в Коноху несколько вольных кланов. В целом, все как и ожидалось. Я в последний раз окинул задумчивым взглядом площадь и повернулся к резиденции.
Ладно. Тяни, не тяни…
Двери главного входа, как всегда, нараспашку. Еще одна затея Хаширамы. Мол, к Хокаге должен иметь доступ каждый в любой момент. Шодай вообще мастер на такие красивые и широкие жесты. Так что никаких запертых дверей.
Может, оно действительно звучит красиво… если не знать о количестве ловушек, которыми напичканы коридоры, к тому же представляющие собой сущий лабиринт. Я — знал. Вдобавок, охраны тут больше, чем в сокровищнице дайме.

Во внутренние помещения я попал удивительно легко: то ли остановить меня не осмеливались, то ли насчет меня охрана получила особые инструкции. Я бы смело поставил на второе.
АНБУ создавалось с подачи и под личным присмотром Тобирамы, это была его собственная маленькая армия, и слабаков туда не брали. Значит, кто-то из моих знакомых советников очень постарался, чтобы убедить Нидайме, что мое присутствие в пределах деревни не несет угрозы. А он, в свою очередь, принял меры.
По пути мне несколько раз встречались шиноби, спешащие по своим делам. Кажется, пару раз на меня оглядывались. Не верят собственным глазам? Я подавил ухмылку. И не удержался-таки, когда почти наткнулся на выходящего из-за поворота ниндзя с очень светлой кожей и темными волосами. В руках у него были какие-то бумаги.
Уж не знаю, какое у меня в тот момент было лицо, но он шарахнулся от меня, как от чумного, а после застыл столбом. М-да. Я постарался согнать улыбку с лица, приветственно кивнул родичу, и, решительно развернувшись, толкнул оказавшуюся прямо передо мной дверь, игнорируя дернувшегося было парня в форменной чунинской куртке за широким письменным столом. Я никогда не входил сюда после предварительного доклада, и не собирался начинать сейчас.

Учиха за моей спиной выронил свитки.

***

Честно говоря, не знаю, чего я ждал. Что Нидайме будет сидеть за столом, заваленным бумагами, встретит меня кунаем у горла, что в кабинете меня будет поджидать спецотряд АНБУ?
Он меня не разочаровал.
Тобирама стоял у большого окна, из которого открывался вид на всю Коноху, спиной ко мне. Один. Он даже не повернул головы, когда дверь за моей спиной с тихим щелчком закрылась. На нем было традиционное одеяние Хокаге, забавно, я не припомню, чтобы раньше видел его таким.
- Сегодня отличная погода… Клев на Быстрых перекатах сейчас должен быть просто замечательным.
Голос у него низкий, сильный, но не сказать, чтоб приятный; глубокий настолько, что резонирует вдоль позвоночника, как камертон.
Я фыркнул.
- Что?
- Да вот думаю, - с издевкой сказал я, - что должно было случиться, чтобы ты начинал разговор со мной с рассуждений о погоде?
Помедлив, он, наконец, повернулся ко мне лицом. Показалось мне, или он правда тянул, давая себе время? В сущности, он мало изменился за годы. Разве что стал пожестче, взгляд потяжелел. Высокий, сильный мужчина, с белой шевелюрой и хищным скуластым лицом. Узкие алые клинья - клановая раскраска - один на подбородке, два на скулах. Сейчас почти никто так не делает, Хаширама давно отказался от этого обычая, мол, мы теперь не отдельные кланы, а шиноби Конохи, но младшему брату, конечно, и он не указ. Какие-то совершенно рысьи глаза под тяжелыми веками, диковато-кошачий разрез. Темные, густо-винного цвета, почти вишневые, но только почти.
- Ну и? Что скажешь?..
Теперь уже откровенная усмешка. Он, конечно, не мог не видеть, как бесцеремонно я его разглядываю.
- Что этот плащ твоему брату идет больше.
Мы сцепились взглядами.
Секунда. Две.
Тобирама резко выдохнул и тихо рассмеялся. Я расслабился в кресле.
Сесть мне, разумеется, никто не предлагал, но я никогда не был стеснительным.
Сделав два стремительных шага, Сенджу опустился в кресло Хокаге напротив меня. Теперь нас разделял письменный стол. Я вытащил припасенную бутыль с саке, задумчиво повертел в руках. Нидайме, нагнувшись и пошарив под столом, молча выставил пиалы. Разливали тоже молча.
- Не то, чтоб я был не рад тебя видеть,- задумчиво протянул Тобирама. Я прикусил изнутри губу, - но все же, чем обязан?
- Возможно, мне просто не хватало компании, чтобы выпить, - я наконец перестал сдерживать усмешку.
- Великолепно. А мне как раз не хватало собеседника, разбирающегося в рыбалке.
Один-один.
- А возможно, я узнал, насколько плохи дела, и решил предложить свою помощь.
Сенджу вдруг напрягся, как зверь перед прыжком. Вот она, реакция, наконец-то.
- Дела еще… не настолько плохи.
Угу, осторожничает. Пытается узнать, что мне известно, но хоть не отрицает, что проблемы есть. Вообще-то, все это напоминало игру двух прожженных жуликов за карточным столом.
- Спроси меня, Сенджу, - лениво предложил я, - задай вопрос, и я отвечу.
Тобирама откинулся в кресле и пару секунд меня рассматривал.
- Скажи, Учиха, - он помедлил, - скажи, что еще, кроме моего плаща, ты увидел?
Я провел пальцами по краю пиалы. Встретил его взгляд.
- Ты знаешь, Сенджу… Я высокого мнения о себе. Даже очень. Но все же не думаю, что ты стал бы объявлять военное положение в деревне – пусть и негласно – только из-за того, что я решил навестить родню.
Он смотрел.
Я со вздохом опустил затылок на подголовник, уставился на потолок. Удобные все-таки кресла в кабинете Хокаге. Себе, что ли, пару таких домой заказать?
- Охрана, Сенджу. Почти вдвое против обычного. И ловушки. Я участвовал в планировке этого здания, и я могу увидеть, когда они просто активированы, а когда переведены в боевой режим на поражение. Готовность к нападению отличается от обычной предосторожности, верно? И АНБУ. Очень много. На улицах, на крышах, у ворот. Не похоже, чтобы они просто провожали меня. Это скорей похоже на охрану, чем на конвой. Ну, - я приоткрыл один глаз, - может уже перестанешь экзаменовать меня, и перейдем к делу?
- Ты себя недооцениваешь, - спокойно сказал Тобирама, - тебя не было слышно три года, а за последнюю неделю твое имя всплывало уже дважды. Это… любопытно.
«Подозрительно».
Ого. Я приподнял брови. Дважды, да? Похоже, Советники начали готовить почву заблаговременно. Значит, Нидайме ничего толком не знает. Но инстинкты у него всегда были сильные, интуиция — почти звериная, и этого хватило, чтобы принять меры предосторожности. Он всегда куда больше доверял своим чувствам, чем трезвому расчету, в отличие от брата, и, надо сказать, оправданно. Я его понимаю. Я сам такой.
- Скажи мне, Нидайме Конохи, - я наконец отвлекся от разглядывания потолка и выпрямился в кресле, - как давно ты видел своего племянника?..


***
Ночь растекалась по Конохе пролитыми чернилами. Я стоял у окна, того самого, у которого меня встретил Тобирама днем, и смотрел, как внизу зажигают фонари. Бутыль на столе была пуста. Пиалы Второй успел убрать.
- Это не было сложно, - я глубоко вдыхал вечерний воздух, - Наши замечательные Советники слишком увлеклись своими играми и совершили ошибку.
- И ты сразу понял, о ком шла речь.
- Разумеется.
Я пожал плечами и повернулся к нему лицом:
- Как много ниндзя в этой деревне достигли уровня джоунина за последний год?
- Пятнадцать, - буркнул он.
- … И ради скольких из них Совет готов просить моей помощи? - не слушая, продолжил я.
Тобирама вздохнул и откинулся в кресле. Мы поменялись местами: он теперь сидел там, где был я в начале визита, и нас опять разделял письменный стол.
Кресло Хокаге оказалось прямо передо мной, и я, помедлив, уселся. Сенджу шевельнулся, но ничего не сказал.
- Мой племянник получил задание А-класса месяц назад. До сих пор причин волноваться не было.
- То есть, эту миссию ему поручил еще Хаширама, - утвердительно заметил я.
Тобирама кивнул.
- Я не в курсе подробностей. Но ты же знаешь, Учиха, ни в твоем, ни в моем клане не принято щадить своих наследников. Особенно своих наследников. А брат собирался воспитать из Аканэ своего преемника...
Интересно, заметил ли сам Сенджу, что употребил прошедшее время.
Аканэ. Ну конечно, а я-то не мог вспомнить, как зовут старшего Хаширамы. Забавно, если подумать, не слишком типичное имя для древесного клана, так могли бы звать Учиху.
Значит, в поддавки Хаширама не играл, насколько я его знаю, скорее, наоборот. Задание было достаточно серьезным. Но вряд ли самоубийственным. И в том, что дела повернулись худо, замешан Совет. Нет, разумеется, я не думал, что Сенджу Аканэ подставили намеренно. В конце концов, старейшины же не самоубийцы. Скорее, они решили воспользоваться ситуацией, когда мальчишка прокололся и оказался в плену у Каге Камня. Не стали вести переговоры о выкупе или обмене, а затеяли интригу. И, видимо, переиграли сами себя, раз пришлось просить помощи у меня.
Я вдруг понял, что тоже думаю о сыне Хаширамы в прошедшем времени. Будь хоть малейшая лазейка, Советники не пошли бы ко мне. А значит, Сенджу Аканэ почти наверняка мёртв. И самое скверное, Цучикаге это сойдет с рук. На миссии нет наследников старшей семьи, есть шиноби Конохи. Поймав на своей территории ниндзя из другой деревни, Каге вправе делать с ним все, что заблагорассудится. Другое дело, я не считал главу Камня глупцом, способным сделать Сенджу своими прямыми врагами. Аканэ имел ценность, пока был жив. Мертвым он представлял собой проблему и для Камня, и для Листа. При самом худшем варианте это означало войну.
- Если дела обернутся плохо, Коноха не сможет проигнорировать действия Цучикаге.
Я невольно вздрогнул, настолько точно Тобирама озвучил мои мысли.
Читай: «Если они убили сына Шодая, Конохе придется реагировать, иначе это сочтут слабостью».

- Слушай, - глаза Тобирамы насмешливо сверкнули, - тебя не мучают угрызения совести за то, что ты сдал мне Совет? Они ведь, насколько я понимаю, хотели твоей помощи против меня.
- Угрызения? Нисколько, - я пренебрежительно фыркнул, - к тому же, они были прекрасно осведомлены, что рано или поздно ты узнаешь правду. Если честно, я думаю, что ты узнал бы ее и без моего вмешательства со дня на день. Советникам нужен был кто-то, кто примет на себя первое ведро дерьма, и кого ты при этом не убьешь на месте. Конечно, может они и надеялись втайне, что ты меня прикончишь, так сказать, поразить две мишени одним кунаем. Но если старые падальщики всерьез на это рассчитывали, то они неисправимые оптимисты.
Тобирама тихо рассмеялся. Затем так же резко оборвал смех и поднялся. Я тоже, напоследок с сожалением проведя пальцами по подлокотнику. Все-таки кресла здесь… м-да.
- Что же. Я думаю, на сегодня достаточно. Если позволишь, я хотел бы заняться делами. Их только прибавилось после твоих новостей.
Я сохранил серьезное лицо. Да уж. Тобирама наверняка услышал замечание насчет «узнал бы со дня на день». Не сомневаюсь, личную разведку Второго ждет веселая ночь и много оч-чень неприятных моментов. Когда Совет узнаёт такие новости на четыре дня раньше Хокаге, а просвещает его в результате небывший недруг, ничего хорошего для его осведомителей это не сулит.
- Кроме того, мне надо предупредить невестку.
Вот это заставило меня помедлить.
- Я слыхал, Аканэ подает большие надежды, - я не стал использовать прошедшее время.
- Да.
Жена Хаширамы… Я вздохнул и направился к дверям. Остановился уже у самого порога.
- Сенджу, можно вопрос? В качестве маленькой благодарности за информацию.
Он насторожился.
- Да?
- У кого заказывали кресла для кабинета Хокаге?
Поспешно захлопывая дверь, я думал, что выражение лица Нидайме останется в моей памяти одним из самых сладких воспоминаний.

***
Игра с заведомым жульничеством, да? В конце концов, Тобирама всегда отвратительно играл в карты.


С той стороны от двери шарахнулись. Чудная реакция. Они что, думали, я их Хокаге убил втихаря и полдня занимался тем, что раздумывал, как бы расчленить труп и вынести его по частям понезаметней? Иных причин торчать под чужой дверью, прижимаясь вплотную, я не видел. Разве что охранника настиг внезапный приступ радикулита, и ему срочно понадобилась опора. Высказав это предположение вслух самым доброжелательным и задумчивым тоном, я счел свои дела в резиденции на сегодня законченными и поспешил ее покинуть.

Оказавшись на улице, я полной грудью вдохнул сладкий вечерний воздух и неспешно зашагал вниз по улице. На ночлег сегодня лучше всего было бы устроиться в какой-нибудь гостинице, но не поймут. Любезные родственники в первую очередь. Приличия, да. Возвращаться в дом у озера было поздновато, да и глупо. Мне что, теперь каждый день туда-сюда мотаться? Поразмыслив, я решительно свернул в другую сторону. Кажется, я знаю, кто сегодня приютит меня. Будем надеяться, что с порога меня на улицу не выкинут.

2.2
Давно и с другими

Давненько я здесь не был. Если честно – никогда. Как-то не приглашали, да и повода не было. Теперь вот… появился. Что там я врал Советникам, как выкручивался, на что намекал — вопрос отдельный, но вот что они не решили подстраховаться и не послали кого-нибудь за мной присматривать, не поверю никогда. Они и послали. «Сопровождающему» даже удавалось следовать за мной. Где-то квартала два.

Хорошо, что я так подробно знаю планировку деревни и ее жилых районов. Хорошо, что зрительная память у меня в три раза сильнее, чем у обычного ниндзя, а Шаринган способен копировать даже тексты, содержащие ОЧЕНЬ много информации. И просто замечательно, что я когда-то счел полезным изучить месторасположение основного дома Сенджу во всех подробностях. Осталось помолиться, чтобы человек, которого я ищу, был на месте.
Внушительная резиденция, запертая на внушительные же ворота. Обширный сад (эти Сенджу не могут без своих насаждений) и длинный, побеленный известкой двухэтажный дом с плоской крышей-террасой.
Как известно, наилучший способ попасть куда хочешь – это вежливо постучаться. Иногда результат бывает просто сногсшибательным. Например, вам откроют.
За воротами оказался настороженный парень в форме чунина, судя по виду, из младшей ветви клана. Стоило ему увидеть меня, как настороженность сменила подозрительность пополам с враждебностью.
- Старшие дома? - у меня не было времени тратиться на объяснения со стражей у ворот.
- Да… Мадара-сама.
Умненький мальчик, и обращение на всякий случай использовал повежливее. Без лишних слов развернулся и повел меня к дому, показывая дорогу. В том, что его обитатели о моем визите осведомлены, я не сомневался – пока меня ведут по центральной дорожке сада к главным дверям, напарник привратника уже наверняка успел туда добраться и доложить.
Передо мной даже распахнули и вежливо придержали дверь. Ну и ну. И провели прямиком в кабинет. Кабинет, судя по всему, принадлежал Хашираме. А белые волосы, раздражающе высокомерное лицо и пара недобро прищуренных глаз – его брату. Похоже, мои молитвы были услышаны.
- Учиха. Чем обязан? - это не походило на любезный приём.
- В данный момент – жизнью. Впрочем, дальше, пожалуй, счет возрастет.
Я услышал судорожный, короткий вздох. И добавил, глядя в чужие ненавидящие, неверящие глаза:
- Хаширама в плену.
***

Первым делом он закрыл дверь и поставил защиту. Что ж, разумные меры предосторожности. Я не был удивлен, что даже спустя годы мирной жизни клановый дом Сенджу все еще похож на крепость.
Забавно, как сразу он поверил мне. Впрочем, даже я не стану шутить подобными вещами, и даже если б это и был дурной образчик моего юмора, о таких вещах не говорят при дверях нараспашку. Даже не всерьёз.
А в следующую секунду у моего горла оказался меч. В рукаве он его, что ли, прятал? Не так чтоб вплотную, хватило хоть ума не устраивать представлений с пусканием крови – значит, это такое поощрение к откровенности.
- Откуда знаешь?.. - выдохнули мне в загривок.
- Оттуда, откуда тебе узнать не светит.
Мы с ним всегда недолюбливали друг друга, с первой же встречи. И после того, как на паре официальных мероприятий я прилюдно дал волю остроумию, неприязнь только усилилась. Язык у меня, что у скорпиона, впрочем, он оказался достойным противником, и мы разбежались, так и не выявив победителя, втайне вполне довольные друг другом. Но это вовсе не добавило нам дружеских чувств. Отнюдь.

Так чуют друг друга двое хищников общей породы, встретившись на одной тропе, особенно если это самцы.

Я мягко качнулся вперед, почти заваливаясь, на миг коснулся горлом прохладной стали и в следующее мгновение уже стоял к Тобираме лицом, а он с хрипом складывался пополам. Я, конечно, не Хъюга, но вполне способен вычислить болевые точки, особенно если наблюдаю за противником достаточно долгое время. Зря он затеял эту проверку на искренность. Десять сантиметров между клинком и глоткой – изрядный простор для маневра. Мне вполне хватит.
Я присел рядом с ним.
- У меня с утра были Советники. Сведения – от них. Предлагали мне помощь кланов, если вдруг начнутся волнения в Конохе. Понимаешь, что это значит? Вижу, понимаешь. Если не поторопишься, потеряешь все, глава клана. Что делать тут – ты знаешь. Когда закончишь, приходи в мой дом. Не в официальную резиденцию Учих. Тебя пропустят. И не вздумай дурить. Без меня ты не удержишь деревню и Сенджу.
- Зачем… тебе? – прохрипел, с трудом разгибаясь. Вынослив, однако, и быстро справляется с болью. Я хмыкнул.
- Возможно, я не люблю, когда меня недооценивают и считают удобной марионеткой,- я пожал плечами, - а возможно, меня не прельщает перспектива того, что однажды старейшины придут с таким же предложением к кому-то еще – когда я окажусь в плену.
Я поднялся. Посмотрел на часы на стене. Пару часов еще есть в запасе. Самое время наведаться в родной квартал.
- Я буду ждать, Сенджу. Надеюсь, ты не будешь глупцом.

Здесь и сейчас

Этот дом тоже остался прежним, хотя сад теперь стал больше и выглядел запущенным. Некому стало присматривать за ним? Впрочем, хозяин часто отсутствует дома. Отчего-то кажется, теперь он будет еще запущеннее…
Я устроился среди ветвей ближайшего дерева и приготовился ждать. В конце концов, я достаточно воспитан, чтобы не ломиться в чужой дом в отсутствие хозяев.

@темы: слеш, редкие пейринги, лист, джен, авторский, romance, drama

Комментарии
2011-04-07 в 18:10 

Shelma-tyan
brainless freak (c)
На мой вкус - немного затянуто. Но может просто у Автора стиль такой. Где то на 2.1 поймала себя на том что пошла читать по диагонали - а это показатель.
И есть некая нелогичность в завязке с племянником. Коноха вроде как отказалась вести переговоры об обмене т.е. фактически отрицает факт собственного вторжения на территорию камня. Но если Камень убьет заложника Коноха обязана обьявить войну - получаеться вроде как без повода - раз сами отказались менятся. Или все таки я не допоняла и старейшины именно поэтому хотят чтоб Мадара им помог потому что допустили ошибку и не стали сразу меняться и теперь опасаются, что вернувшийся Хоширами им всем покажет кузькину мать? А чего тогда к войне готовятся? Камень то нападать не собирается вроде. Вобщем нелогично на мой взгляд.
Спасибо болшое, Автор. А продолжение будет?

2011-04-07 в 20:51 

серафита
Декаданс всякий, рефлексия, мысли, бла-бла. А потом он решетку в тюрьму фоларийских богов выламывает.
И почему мне кажется, что вы планомерно исследуете ресурс? :lol: :lol: :lol:
Касательно нелогичности — ну это политика и политические же игры. Совет может играть в "вторжение было-не было", сколько влезет, благо деревни постоянно выполняют миссии на территории друг друга, но это как бы не комильфо — отбирать заказчиков у соседей. Но не отказываться же от лишних денег, если оный заказчик предпочёл родным ниндзям соседских, у которых, может, скидка, бонус и подарочная чашка к каждому пятому заказанному трупу?
В итоге всё выливается в игру "не пойман — не вор", в которую играют все без исключениия деревни втихую. Тут главное не ловиться.
Но всё это никак не отменяет того, что Аканэ как ни крути сын Хаширамы. Одно дело, если б он просто погиб на миссии на территории Камня, и совсем другое если взят в плен и убит, в мирные, заметим, времена. Можно проповедовать принцип равенства сколько влезет, но некоторые равнее других. К тому же деревни сформировались относительно недавно, принцип кровной мести и тэ дэ в кланах ещё силён — не будем забывать, что это отнюдь не времена Наруто, когда все друг другу товарищи и комсомольцы.
Да и вообще, откуда Камню знать, как среагирует Сенджу? Что, мало в мире было политиков, которые втягивали свою страну в личную вендетту?
И притом Хаширама не в курсе сложившейся ситуации, а родной Совет её только ухудшил, вот и завертелось.
Продолжение есть, но если вам уже сейчас затянуто, то зачем?) Лучше читать что-то по вкусу.

2011-04-08 в 09:38 

Shelma-tyan
brainless freak (c)
«И почему мне кажется, что вы планомерно исследуете ресурс?»
серафита так я и не скрываю ))) исследую во имя собственного удовольствия :)

Спасибо за пояснения. По поводу продолжения - я и правда думаю что динамики бы добавить не мешало, но это не значит же что мне не понравилось, не заинтересовало и не хочется узнать что дальше будет. Сюжет это же великолепно. Политика, интриги, может даже дальше драки и сражения и все это в хорошем стиле и грамотном изложении - очень интересно почитать.
Отправлюсь ка на ваш дневник и поищу продолжение

2011-04-08 в 14:15 

серафита
Декаданс всякий, рефлексия, мысли, бла-бла. А потом он решетку в тюрьму фоларийских богов выламывает.
Shelma-tyan Там 12 глав на текущий момент). И почти дописана финальная 13-ая. Ищите лучше по тегу, в эпиграфе не все ссылки.

   

Библиотека Цунаде

главная