10:32 

Eishi | Перекрестный огонь, глава 2

Genius loci
Перекрестный огонь

Автор: Eishi
Бета: Grethen
Персонажи: кланы Хьюга, Инузука, Учиха; Орочимару, Кисаме, Шикамару, Темари, Какаши, Тензо. список персонажей постепенно расширяется
Пейринги: Кисаме/Итачи, Какаши/Тензо (намеками), Шикамару/Темари, Неджи/Хината список пейрингов также расширяется
Рейтинг: от G до R
Жанр: мафиозная AU, adventure, action, romance, angst
Краткое содержание: в городе правят три мафиозных семьи: Хьюга, Инузука и Учиха. Первые две чувствуют, что становятся слабей, и объединяются в союз, которому пытаются помешать Учиха. Организация наемных убийц - Омбра – принимает заказ братьев Учиха, Итачи и Саске, и начинает охоту за главой семьи Хьюга и наследником Инузука.
Предупреждения: UST, смерть персонажа, местами ненормативная лексика.
От автора: написано на Naruto-non-kink по заявке Миссис Малфой «АУ. Наруто-персонажи как мафия (можно также в противодействие полицию). Мафиозная эстетика: пистолеты, шляпы, разборки, деньги, наркотики, переговоры, омерта, вендетта. Не дарк, желательно чистый джен и побольше персонажей как семей-группировок.»
Статус: в процессе
Дисклеймер: мир и персонажи «Naruto» принадлежат Кисимото Масаси, никакой выгоды от них я не получаю.
Глава 1

Глава 2

Провалы – это скверно, а для наемного убийцы скверно вдвойне. Мало того, что это расписка в собственном непрофессионализме, но также пятно на репутации всей организации. Нет смысла отправлять кого-то еще раз: вероятность его успеха ничтожно мала, зато риск быть пойманным велик. Инузука теперь настороже, они будут обнюхивать каждого, кто приблизится, а наследника без опеки не отпустят даже в уборную. Слишком высокая цена всего за один неудачный выстрел, как ни крути.
Шикамару щелкает зажигалкой. Язычок ровного, оранжево-синего пламени жадно облизывает кончик зажатой в пальцах сигареты.
А ведь, учитывая своенравный характер наследника, частые вылазки в город без охраны и абсолютную неспособность заподозрить в чем-либо незнакомого человека, задание вначале казалось даже легким. Ровно до того момента, пока не стало ясно, что слухи о псах Инузука верны от первого до последнего слова. Не просто собаки, а вторая половина хозяев. И половина лучшая, понимает Шикамару, особенно сейчас, слушая краткий отчет киллера.
Пес наследника стал неожиданной и серьезной проблемой. Если остальным животным специальный состав, который должен был перебить запах тела, убийцу не выдал, то зверь младшего Инузука чужака все-таки учуял.
- Как быстро? - спрашивает Шикамару.
- Почти сразу, - с явной неприязнью в голосе отвечает киллер. - Начал вертеть башкой и скулить, едва я оказался под крышей.
Как же так получилось, что с остальными псами все прошло гладко, и только с этим возникли проблемы? Возможно, дело в каких-то особых тренировках. В конце концов, этот пес охраняет наследника. Возможно, полученной из надежных источников информации оказалось недостаточно. Возможно…
Строить догадки можно часами, но в них нет никакого смысла, если хотя бы одна их них не окажется верной. Нужно еще раз все обдумать. С самого начала, шаг за шагом. Каждое движение, каждый вдох. Но для начала выслушать все до конца.
Киллер немногословен – болтливость в их профессии не в почете, и уже через пару минут Шикамару знает в подробностях обо всем, случившемся на старом складе. Его сигарета успела догореть лишь на половину; скатываясь по горлу, в легкие льется табачный дым.
- Свободен, - рассеянный взмах руки, мысли Шикамару уже далеко отсюда: он ставит на воображаемую доску фигуры для игры в сёги.
- И еще одно, босс, - неуверенно начинает киллер, но тут же замолкает, не зная, стоит ли продолжать.
Шикамару улавливает смену интонаций в голосе подчиненного мгновенно. Расстановка фигур может подождать, если есть еще что-то, способное на нее повлиять. Тлеющий кончик сигареты вспыхивает в темноте, когда Шикамару вдыхает дым, и киллер расценивает это, как разрешение говорить.
- Девчонка, босс. Молодая Хьюга.
- Ханаби?
- Нет, - уверенно мотает головой киллер. - Старшая. Стальной Кулак привел на встречу старшую дочь.
Хьюга Хината. Надо же, Хияши все еще умеет удивлять, вынужден признать Шикамару. Все знают, что Хината слаба: у нее нет ни потенциала, ни тем более желания занять место отца. Свои надежды клан возлагает на ее сестру, Ханаби. Тогда с какой стати глава семьи взял с собой на встречу старшую дочь?
Мозаика не складывается. Значит, где-то есть недостающий кусочек, и пока Шикамару его не найдет, нельзя гарантировать, что его следующий ход не станет ошибкой.
Нужно больше информации.
- Что с девчонкой?
- Я не уверен, но мне кажется, что она меня видела. За миг до того, как я спустил курок.
- Видела?- Огонек сигареты недоверчиво вспыхивает, когда Шикамару делает новую затяжку. - Без Бьякугана?
- Да, босс. Оружия при ней не было. Но, клянусь своей жизнью, она посмотрела прямо на меня в тот момент, и тут же бросилась к Инузука. Она не могла узнать, откуда будет выстрел, если бы не видела.
Очевидно, исключительное чутье пса наследника не единственная их проблема. Теперь добавилась еще девчонка. Шикамару устало трет пальцами переносицу. Интересно, почему проблемы приходят не по одной, а валятся сразу всей кучей? А ответ прост: потому что заказчики – Учиха. С ними без проблем никогда не обходится. Они их либо сами создают, либо привлекают одним своим участием в деле, говорил наставник Асума, когда еще был жив. Ему-то хорошо теперь, никаких проблем, в отличие от Шикамару, которому последней волей старика отошло место главы Омбры[3], организации лучших наемных убийц.
Он жестом отпускает киллера и, когда тот исчезает, тянется к ящику стола, чтобы вытащить новую пачку сигарет. У старика Асумы под рукой всегда был месячный запас. Шикамару сотню раз предупреждал его, что когда-нибудь они будут стоить ему жизни, но тот лишь отмахивался, говоря, что, мол, ничего ты еще в жизни не понимаешь, мальчишка, курят лишь настоящие мужчины.
Ну а теперь Шикамару курит в память о нем.
Но он отвлекся. Итак, покушение на Инузука провалилось, однако в запасе есть еще шесть дней. Учиха дали срок в полторы недели, по истечении которых заказ будет либо выполнен, либо оплачен головой Шикамару.
Вопреки расхожему представлению, в Омбре у власти стоит не самый сильный, но самый умный, и то, сколько он просидит в кресле босса, зависит только от его мозгов. Шикамару не собирается окончить свои дни, подставив лоб под пулю Шарингана, а значит, через шесть дней и Инузука Киба, и Стальной Кулак Хияши будут мертвы.
Заказ был получен на устранение обоих, поэтому даже к лучшему, что второй киллер не смог выстрелить, когда Хината спутала им все карты. Теперь и Хьюга, и Инузука уверены, что покушение было совершено только на Кибу, и это их заблуждение Шикамару только на руку.

______________
[3] Омбра (ombra) – с итал. «тень».


* * *
Они пришли без предупреждения. Ну, разумеется.
Будь на их месте кто-нибудь другой, его бы немедленно выставили, даже не спрашивая о цели внезапного визита, и хорошо еще, если бы не заставили проехаться носом по мостовой. Однако встать на пути у этих гостей охранники не рискнули: людей, носящих черное с красным, знали в их кругах слишком хорошо.
В отличие от помешанных на формальностях Хьюга, Учиха такие мелочи никогда не волновали. Они просто приходили и брали то, что считали своим, и если хотели получить услугу, мнение исполнителя их тоже не волновало.
- Твое заведение насквозь провоняло дешевой выпивкой, Нара, - было первое, что услышал Шикамару, когда извиняющийся слуга закрыл двери за спинами троих гостей.
Музыка и гомон посетителей снаружи сразу стал едва слышен: в этом кабинете уже не раз обсуждались вещи, которые никто не осмелился бы произнести вслух за его пределами, здесь можно было не бояться чужих ушей. Омбра гарантировала сохранность тайн клиента. Однако Шикамару ценил этот кабинет вовсе не за его надежность, а за вид, который открывался на сцену с танцовщицами из широкого, замаскированного с другой стороны под зеркало окна. Сегодня выступала Темари, и это стоило того, чтобы немного отвлечься от дел. Только она могла вытворять с веером такие вещи от которых у посетителей чуть ли не пар из ушей шел, а чаевые сыпались под ноги танцовщице дождем, с которого Шикамару, как владелец, имел приличную долю.
Вечер обещал быть приятным вдвойне, поскольку по средам – а сегодня была именно среда – Темари имела привычку проводить пару часов после выступления в кабинете босса. Однако, учитывая неожиданный визит Учиха, встречу придется отложить на неопределенное время.
- Клиенты в последнее время заказами не балуют, так что перебиваемся, чем можем, - голос у Шикамару был спокойный, но в голове уже роем кружились тревожные мысли.
Учиха. Да не просто какие-то посланники, а сами Проклятые Братья и Советник в придачу. Не зря ведь утром было предчувствие, что лучше б день не начинался, ой не зря.
- Чем могу служить? Выпивка, девочки? Или, может быть, вы пришли за особым товаром?
Проще говоря, за наркотиками, но называть вещи своими именами в мафии – плохой тон. Еще до того, как младший Учиха произнес сухое «нет», Шикамару уже знал – ничего из этой дешевой дряни им не нужно. Они пришли заключить контракт, но кто бы знал, как Шикамару не хотел этого слышать.
Проблемы, проблемы, у него снова будет их по горло. Ну спасибо тебе, старина Асума, наследство от тебя досталось – веселей некуда.
- А так хотелось верить в то, что от меня нужна всего лишь выпивка, - пожаловался Шикамару потолку, откидываясь в кресле.
- Значит ли это, что Омбра отказывает нам в контракте?
Учиха никогда не понимали шуток, но объяснять им это – дело весьма небезопасное, поэтому Шикамару предпочел перейти на серьезный тон.
- Вовсе нет. Я готов вас выслушать.
Ладонь Советника вползла на плечо младшего Учиха – неторопливо, больше поглаживая, чем просто прикасаясь.
- Нам некуда торопиться, босс. Может, сначала немного расслабимся?
Шикамару заметил, как старший брат метнул в сторону Советника взгляд, по жажде убийства сравнимый, пожалуй, только с летящей пулей. Слухи не врали: после объявления новых наследников – двое вместо одного впервые за всю историю клана – отношения в верхушке Семьи были накалены до предела. Кто знает, зачем Фугаку вообще все это затеял – ради укрепления власти или же ради того, чтобы связать братьев крепче, чем связывает кровь, – но факт оставался фактом: фамильный перстень Учиха был поделен надвое, и каждый из братьев носил лишь его половину.
Шикамару же склонялся к мнению, что все это лишь мишура, призванная скрыть от чужих глаз одну простую истину: Фугаку слишком боялся потерять своего старшего сына. Точнее, боялся, что его потеряет Семья.
Итачи казался идеальным наследником: его Шаринган не знал промаха, а иллюзии убивали за долю секунды. Люди готовы были идти за ним хоть в адово пекло, но их верность, добываемая другими с таким трудом и упорством, Итачи нисколько не волновала. Зато младшему сыну, Саске, амбиций досталось за двоих, и, наверное, именно это в дополнение к тому, с какой одержимостью он гнался за успехами брата, заставило Фугаку так испугаться.
Он вырастил двоих сыновей, но ни один из них не смог стать настоящим наследником: ни тому, ни другому, по сути, не было до Семьи никакого дела. Со временем, а, скорее всего сразу же после его смерти, Учиха потеряли бы обоих братьев, и Фугаку понимал это лучше кого бы то ни было.
Разделенное кольцо связало амбиции Саске и силу Итачи, заставив их служить в угоду Семье. Чертовски умный ход, вот только для Шикамару он значил двойную головную боль и ничего больше.
- Руку, - ледяным тоном процедил Саске. - Прочь.
Орочимару нехотя разжал стиснувшие плечо наследника пальцы.
- Конечно, конечно, босс. Я просто хотел предложить выпить чего-нибудь… соответствующего. Разумеется, не того пойла, которое подсовывают здесь обычным клиентам.
Ручная змея Орочимару, лениво развалившаяся на его плечах, подняла голову и смерила Шикамару взглядом, в точности повторявшим ядовитое презрение, звучавшее в голосе ее хозяина. Черная мамба. Опасная спутница, но рука Советника даже не вздрогнула, когда он провел двумя пальцами по гладкой чешуйчатой голове своей любимицы.
Шикамару сделал вид, что пропустил последнюю реплику мимо ушей. Связываться с Орочимару значило только добавить себе проблем, а их и без того хватало. Советник не принадлежал к семье Учиха, но влияние на младшего наследника имел немалое, что уже само по себе могло считаться чем-то из ряда вон выходящим, потому что Саске никаких указов от посторонних не терпел. Чем его подкупил Орочимару – личность с весьма темным прошлым и откровенно алчным взглядом в сторону своего молодого босса, – оставалось загадкой, но среди Учиха, заглядывавших порой в заведение Шикамару пропустить стаканчик-другой, ходил слушок, что помимо отношений наставника и ученика Орочимару с Саске связывало и кое-что более личного характера.
Слуга принес выпивку до того, как младший наследник успел придумать причину отказа, поэтому смысла спорить уже не было.
- Лучшее из запасов Омбры, - Шикамару пододвинул поднос с напитками поближе к гостям. - За счет заведения, разумеется.
- Надеюсь, - Орочимару улыбался, как змея – так плотно сжимая бледные губы, что казалось, будто их нет вовсе.
Он взял один из бокалов и подал его Саске.
- Босс.
Судя по лицу, выпивка младшего наследника нисколько не волновала, но бокал он все же взял. Аккуратно, явно намеренно не касаясь пальцев Советника, но избежать контакта все равно не получилось: убирая руку, Орочимару будто случайно скользнул большим пальцем по запястью Саске. Тот слабо вздрогнул, вино в его бокале колыхнулось.
- Мы пришли сюда не за этим, - холодно обронил Итачи.
- Но вино и вправду чудесное, - Орочимару его будто не слышал. - Пожалуй, надо наведываться сюда почаще.
Шикамару был готов подарить Учиха дюжину бочонков самого лучшего вина из своих погребов, только чтобы этот их визит оказался последним. Однако в то, что Орочимару этим удовлетворится, верилось с трудом. Он уже собрался сказать что-то Итачи: судя по выражению глаз, нечто колкое и злое, но Саске не дал ему заговорить:
- Стальной Кулак Хияши, - бросил он сухо, - и Инузука Киба. Срок – четыре дня.
Шикамару перевел взгляд на сцену за окном. Выступление Темари было в самом разгаре: из одежды на ней остались только шорты, завязанная под грудью узлом клетчатая рубашка с закатанными рукавами и лихо сдвинутая на бок ковбойская шляпа. Посетители были в полнейшем восторге, но вместо того, чтобы позволить себе насладиться отличным шоу наравне с ними, Шикамару мог думать только о том, что от бредовых идей не застрахованы, пожалуй, даже лучшие их них.
Убрать главу одной семьи и наследника второй за четыре дня – уму не постижимо. Одержимые чистотой своей крови, подозрительные до паранойи Хьюга. К ним даже на улице просто так не подойдешь, что уж говорить про аудиенцию босса. А Инузука? Эти учуют тебя еще за квартал и спустят своих псов даже раньше, чем ты решишь что-либо сделать.
- Такой заказ за четыре дня – самоубийство, - повернувшись к собеседникам, покачал головой Шикамару. - Даже Омбра не всесильна.
- Неделя, - упрямо поджав губы, выдавил Саске.
- Полторы, не меньше.
Младший наследник смерил Шикамару взглядом, ясно предупреждавшим, что зря он взялся с ним спорить. В другое время Шикамару, возможно, и внял бы этому предупреждению, но сейчас он отвечал не только за себя, но и за всю организацию.
- Помнится, Асума был более сговорчив, - шипяще протянул Орочимару, и в голосе его было слишком много ехидства для того, чтобы считать эту фразу обычным воспоминанием.
Подняв голову, черная мамба высунула раздвоенный язык и ткнулась им в шею хозяина. Почему-то Шикамару казалось, что она кивает, подтверждая каждое слово Орочимару.
- Асума мертв, - жестко отрезал он. - И нам хватает проблем и с живыми.
- Полторы, - неожиданно подал голос Итачи. - Согласны.
Саске резко повернулся к брату, но тот не дал ему сказать ни слова.
- Нара – профессионал в своем деле. Если он говорит, что ему нужно полторы недели, значит, он их получит. Я скрепляю сделку своим правом наследника.
В полутьме комнаты блеснул кусочек металла – Итачи подцепил пальцем висевшую на шее цепочку со своей половиной кольца. Саске смотрел на него пару секунд, а затем, нехотя кивнув, сделал то же самое.
Едва различимым шепотом по комнате пронеслось шипящее «зарвавшийся щенок», однако губы Орочимару были плотно сомкнуты, поэтому все предпочли сделать вид, что ничего не слышали. Но вот взгляды, которыми обменялись Итачи и Советник, Шикамару не заметить не мог. Холодное, торжествующее безразличие и концентрированная, сочащаяся ядом ярость.
Ну нет, лучше уж думать, что Шикамару этого не видел. Влезать во внутриклановые разборки – последнее дело. Да и не до них ему будет в ближайшие полторы недели, это уж точно. Работенку Учиха подкинули далеко не простую.

… Темари переворачивается во сне, задевая его плечо своим, и бормочет что-то вроде «эй, руки прочь, можно только смотреть». Шикамару слабо улыбается, глядя в серый потолок. Издержки профессии, ничего с ними не поделаешь.
В голове по замкнутому кругу носятся одни и те же мысли: Инузука – псы – Хьюга – видит без Бьякугана. Здесь скачка замедляется. Шикамару трет пальцами лоб, пытаясь собрать воедино все, что знает о легендарном оружии мафии. Возможно, ответ спрятан в его истории.
Говорят, жил когда-то мастер, который мог заключить в оружие саму суть его хозяина. Страшное умение, и воспользоваться им нашлось немало желающих. Учиха и Хьюга в том числе. Они пришли к мастеру в один день, требуя, чтобы он создал для них непобедимое оружие. Под угрозой смерти мастер согласился. Так появились первые Бьякуган и Шаринган. Конечно, с годами облик оружия изменился, но суть осталась прежней: прицел Бьякугана позволял найти цель, несмотря ни на какие преграды, и не просто видеть, а будто проникать в саму суть людей и предметов; Шаринган же убивал иллюзиями, используя особые пули, наполненные редчайшим из ядов, который за считанные секунды заставлял жертву сходить с ума от собственных видений.
Перед тем, как уйти, каждая из семей втайне от другой приказала мастеру обучить своему секрету ученика, чтобы тот продолжил его дело, но уже на благо их клана, и мастер обучил двоих: одного – секрету Шарингана, а другого – секрету Бьякугана. Но прежде, чем семьи поняли, что их оружейники могут создавать лишь один тип оружия, а вовсе не сотни новых, каждый со своими уникальными особенностями, которые они так хотели заполучить, мастер бесследно исчез.
И что отсюда следует, помимо поучительного вывода о последствиях неуемной жадности? А то, что без своих легендарных пистолетов и Хьюга, и Учиха всего лишь обычные люди.
Но Хината все-таки увидела убийцу, хотя и была не вооружена. Мысль об этом не дает Шикамару покоя. Как она могла заметить тщательно замаскированного, профессионального киллера? Никто даже никогда не видел, чтобы Хината носила свой Бьякуган, хотя он изготавливается для каждого члена семьи, едва тот рождается.
Вспыхнувшая в голове догадка заставляет Шикамару вскочить с кровати.
Неужели Хияши зашел так далеко? Верится с трудом, но если Шикамару прав, тогда это все объясняет.
- Эй, - сонно бормочет проснувшаяся от резкого движения Темари, - ты чего? Куда-то собрался?
Шикамару промахивается мимо штанины и, не удержав равновесия, падает на кровать, носом в подушку.
- Спать мешаешь, - недовольно, но все еще в полудреме заявляет Темари, прижимая к горлу своего босса лезвие крохотного, однако от этого не менее острого ножа. Рефлексы у нее работают на «отлично» даже в полубессознательном состоянии: откуда в ее руке взялся нож, Шикамару понятия не имеет, да и не хочет знать. Темари – одна из лучших убийц в Омбре, а у каждого убийцы свои секреты.
- Уже ухожу, - мягко убирая нож от своего горла, произносит Шикамару. Освобождает лезвие от пальцев Темари и кладет его на прикроватную тумбочку. - Надо повидать парочку старых знакомых.
Темари что-то невнятно бормочет, но засыпает, так и не договорив. Пару секунд Шикамару лежит рядом, вслушиваясь в ее тихое дыхание, а затем встает и быстро одевается.
Эта парочка старых знакомых вряд ли будет ему рада, но он уверен, что ему есть, что им предложить.
Спустя полчаса Шикамару уже стоит перед дверьми маленького книжного магазина, притулившегося на углу оживленной в дневное время улицы. Выцветшая на солнце вывеска накренилась вбок, и ее не мешало бы прибить, пока окончательно не отвалилась, но хозяин этого магазина из тех людей, которые могут откладывать что-то на потом веками, так что, если вывеска все-таки не рухнет, висеть ей так еще добрую сотню лет. Хотя Шикамару сомневается, что выручка от продажи такой специфической литературы, какая стоит на здешних полках, покрывает расходы на содержание помещения.
Сквозь мутное стекло не разглядеть, что происходит внутри, но на поверку дверь оказывается незапертой, поэтому Шикамару, осторожно толкнув ее, переступает порог под переливчатый звон подвешенного под потолком колокольчика.
- А ведь день так хорошо начинался, - не скрывая неприязни в голосе, тянет хозяин, пряча лицо за очередной книгой весьма сомнительной литературной ценности.
Шикамару не здоровается. Пожелания доброго утра здесь все равно никто не оценит.
- Есть разговор, Хатаке.

@темы: слеш, лист, звук, гет, акацуки, авторский, romance, angst, Eishi

   

Библиотека Цунаде

главная